Корзина покупок

Корзина пустая

Эксклюзивные Авторы

Arco Baleno new Belov Dmitry Demon Karol new Grehovich Zbava Hawke Mari Katsurini Катерина new Laki Tall Lika Ona SunnyFeo Anitka Tash Elin Valery Frost new Азарова Екатерина Алферьева Татьяна Аманди Хоуп Ангара Ирина new Андреев Андрей Антошина Елена Артемова Мария Архарова Юлия new Аэзида Марина new Бабинцева Елена new Баскаков Павел Баскаков Павел Хелльвальд Алекс Бахтина Ольга Бег Кира Богатырева Татьяна Соловьева Евгения new Богданова Екатерина new Боевкин Николай new Борисова Алина Бородина Мария Боярова Мелина new Буланова Наталья new Бульба Наталья new Варфоломеева Ольга Вилар Елена new Вилке Веста Воронова Кристина new Воск Степанида Гава Анна Гавриленко Алена Гаврилова Анна new Гайдукова Людмила Горская Юлия new Дашевская Анна Дема Александра Дмитриева Марина Дунаева Татьяна Егоров Александр Ежова Лана Ема Мария Жарова Владислава new Завгородняя Анна new Завойчинская Милена new Зарянова Арина Зволинская Ирина Зеленоглазая Елена new Калинина Кира Кандела Ольга Каплуненко Наталия new Кармальская Елена Кармальская Светлана new Кароль Елена new Каури Лесса КашенБаженова Анастасия new Кирьякова Инна Кистяева Марина new Ковалевская Елена Комарова Инна Королькова Наталья new Коротаева Ольга Коршунова Татьяна Котова Ирина new Коулл Вергилия new Кривсун Оксана Кримпэлл Вера Круглова Екатерина Кручко Алена Кулик Елена new Лав Анжелика Ладина Яна Лазарева Молка Ланская Ева Левина Анна Левковская Настя Леманн Сандрин Лис Алина new Лисовская Алина Лисовская Ирина new Литова Елена Лягушонок Анастасия Малышева Наталья new Маштакова Ольга Медведева Анастасия Мейер Лана Мигель Ольга new Михайлова Валентина Некабаева Алина Немо МЛ Нидейла Нэльте Никольская Ева Новак Екатерина Камская Анна Новикова Юлия new Нэм Иртэк Окаянная Ализея Окишева Вера Орлова Анна Оско Наташа Питутина Елена new Погожева Ольга Полянская Алина Помазуева Елена new Пульс Юлия new Пустогвар Александра Рокова Яна Романовская Ольга new Рубцова Марина new Рудышина Юлия new Ручей Наталья new Рыськова Светлана new Савельева Дарья Савенко Валентина Сальваторе Лия Светличная Лариса Севастьянова Екатерина Секретная Ксения СеТаВа Татьяна Сиволобова Людмила Славная Елена new Снегирева Ирина new Снежинская Елена new Снежная Марина new Соболева Ульяна new Сокол Зоя new Соколова Наталья new Солар Риналия new Соловьев Александр Стейси Сью new Стрельникова Кира new Суботина Татия Сударева Инна Суржевская Марина new Тарасенко Алена new Тишь Татьяна Тройнич Яна Тройнич Марина new Углицкая Алина new Устименко Татьяна new Фалькон Джемини Федорова Екатерина Халимендис Тори new Хелльвальд Алекс new Хмельницкая Татьяна new Чередий Галина new Чернявская Юлия new Шакирова Алия Шермер Ольга new Шорох Мария Шумыло Анасия Эльберг Анастасия Эльто Эра new Юсупова Мари


Авторы

Dark Darcy Dreamer Аrdency Key Milena Lark Remi Novela Diana Stewart Margaret Аверин Никита new Агатова Ася Адмиралова Татьяна Акулов Андрей Александрова Евгения new Алексеева Анастасия Андреева Марина new Андреева Татьяна Андросенко Александр Ант Амаджих Анцупова Ирина new Ардмир Мари new Арнаутова Дана new Артыкова Камилла Аузяк Валерия Баздырева Ирина Басов Андрей Батурин Владислав Башлакова Надежда Безфамильная Светлана Безымянная Марика Белл Мирослава Белый Кирилл Бер Власта Бергман Сара Блесс Эйвери new Блинова Маргарита Боброва Екатерина Богачева Бина Боталова Мария Бочкарева Екатерина Бродских Татьяна new Бугаева Ника Булгакова Ольга Бурсевич Маргарита new Быкова Дарья Валентеева Ольга Валкур Эленора ВанШаффе Александрина Васильев Андрей Васильев Ярослав Васильева Виктория Велен Майреус Вербицкий Андрей new Вернер Анастасия Верх Лика Ветер Светлана Ветрова Ветка Вечная Ольга Видина Нелли Виноградова Оля Власенко Лев Волгина Надежда Волк Анастасия Вольный Владимир Вормель Вирк Вронская Кристина new Вудворт Франциска Гадюкина Йэкатерина Гайдук Олег Гарин Александр Герцик Татьяна Говда Олег Гончарова Олеся Грахн Айона Грибова Ольга new Григорьева Юлия Бочкарева Екатерина Гринберга Оксана new Гринь Анна Гринь Ульяна Дайнеко Юлия Даржан Элана Даровский Жан Девайн Каверелла Джейн Анна, Васина Екатерина Диденко-Абраменко Юлия Динэра Юлия Диомидова Елена Дмитриева Ирина Дмитричев Геннадий Дубинина Мария Наумова Сора new Дубровный Анатолий Дьюал Эшли new Евсюкова Оля Егорова Елена Езерская Валентина new Емельянов Антон Ефиминюк Марина Жакова Ольга Жарова Владислава Дайнеко Юлия Жарчинская Инна Жильцова Наталья Жиро Оскар Жоголь Сергей Журкина Наталья Заболотская Мария Загорская Наташа Зайцев Сергей Замосковная Анна new Захарова Кира Захарова Мария Звонова Александра Зелева Алиса Зиборова Екатерина Зинина Татьяна new Зиновьева Александра Игнатова Альбина Игнатова Нелли new Измайлова Кира new Ильина Оксана Ильина Ольга Ильченко Татьяна Исаева Катерина Истомина Ольга Казакова Светлана Кай Ольга Калинин Алексей new Калинка Малинка Карисума Рина КаХр Ирин new Керн Анна new Кислинская Варвара Клименкова Антонина new Ковальчук Юлия Козлова Ека Кокорева Татьяна new Колесова Наталья Коло Рудольф Комарова Марина new Кондаурова Елена Коробкова Ольга Кошевая Дарья Кошкина Катя Кравчук Ольга Крот Алекс Кружевский Дмитрий new Крюкова Лилия Кувайкова Анна Кузьмина Надежда new Кулагина Любовь new Кулешова Марина Кумихо Рина new Кутузова Анна Кутузова Елена new Кэрис Кира new Лавджой Эли Лавьен Мириам Ладыжец Евгения Лебедева Жанна new Лебедева Ольга Лебедь Виктория Легранж Эрика Леннокс Нина new Лестова Ксения Чайка Лидия Летучая Мышь Ли Кейтилин Ли Марина new Лински Литта Лисичкина Арина Литвиненко Евгения Логвин Янина Логинова Анастасия Лосев Владимир Лугинин Виктор Лузина Лада Луру Калли Луценко Зинаида new Любарская Анна Любимка Настя Люче Лина Магналия Наталья Максимов Роман Малиновская Елена Малицкий Сергей Манукян Галина new Марс Остин new Медная Варя new Медянская Наталия Мелтон Сайрус Мельникова Надежда new Мечтательная Ксения Мешков Павел Микиртумова Карина Миловицкая Наталья Михеев Михаил Мишина Влада Мозговая Екатерина Морозов Дмитрий Морозова Ника Мур Ева Мэйн Александр Набоко Екатерина new Наварро Алеся new Наглый Макс Наумова Соня Невская Виктория Неделько Григорий Неткачева Наталия Нигматулина Галина Ник Нэл Никитина Елена Никитина Светлана Новиковская Марина Нормаер Константин Нури Ирада Овчинникова Светлана Одувалова Анна new Оленева Екатерина new Оленик Виктория Олефир Адика Орлова Тата Осадчук Алексей Осетина Эльвира new Павлов Игорь new Палий Инна Пальцева Анна Пашнина Ольга Первухина Надежда Петрова Елена Петрук Вера new Плен Александра Плотникова Эльвира new Подпалова Ольга Эринкайт Таисс Подплутова Елена Поль Яна Прис Ирина Пырченкова Анастасия new Пырченкова Анастасия, Салиева Александра new Пьянкова Карина Радов Анатолий Рай Альмира new Рал Александр Ралот Александр new Раса Василиса Ратникова Дарья new Рей Валери Рей Кер Риз Екатерина Романова Анна Романова Елена Романова Марина new Романова Наталья Ромеро Паоло Рус Вика Русая Вера Рыжий Чертенок Рябова Анастасия new Садикова Елена Сакрытина Мария new Салиева Александра Самойлова Анна Сандул Ольга Сапункова Наталья Сапфир Ясмина Сафонова Евгения new Сборник new Светлая Надежда Светлая Ясмина Свободина Виктория Серова Анна new Сид Леся Сидорова Ольга Симова Гера new Симочкина Марина Скороходова Татьяна Смирнова Ирина new Смирнова Светлана Смолина Екатерина Смоляков Николай Смородинский Георгий Смышляева Ольга Снежная Александра Снежная Дарья Сницарева Екатерина Собчак Мария Созонова Юлия Сокол Аня Соколина Наталья Соколов Илья Солодова Марина Сооль Вероника Сотер Таис Станишевская Оксана Стилл Оливия new Стрекоза Наталья Цыпленкова Юлия Суббота Иван Суворов Антон Строева Анна Сурикова Марьяна Схейбал Юлия Сэнэрин Арэку Тагирова Мира Таймазова Марьям Танина Татьяна Тара Маргарита Таран Александра Тараревы Юрий и Александр Телицына Евгения Тепиш Александр Терешкова Анна Тигр Сэм Тимонин Вячеслав Тихомиров Артем Тори Виктория Троицкая Алеся new Трой Николай Трофимова Ульяна Троценко Алеся Тур Тереза new Успенская Ирина new Уханов Клим Ушкова Светлана Уэллинг Анна Фельдман Ирина Филипповская Ольга Филон Елена Фирсанова Юлия new Флери Юлия new Форш Татьяна Фэнтези Лара Хадсон Дана Ханевская Юлия Харитонов Дмитрий Хвостичков Элличка Холод Корин Хусаинова Ольга Цыганова Юлия Цыпленкова Юлия Чепухова Юлия Черная Ева Чернованова Валерия Черный Феникс Чернышева Анастасия Черчень Александра Четкина Екатерина Чупина Александра Шабалдин Константин Шабельник Руслан Шалюкова Олеся Шапочкин Александр Широков Алексей Шарафутдинова Виктория new Шах Инна Шашкова Екатерина Шевченко Ирина Шторм Розалинда new Шульц Эдуард Щепетнов Евгений Щепетов Андрей Щукин Михаил Эльденберт Марина new Юденкова Катя Явь Мари Языков Олег Яновская Анна Янук Елена Ярмолинская Анастасия Ярош Татьяна Ящерицын Владимир

Желание жить. Нелли Видина

Желание жить. Нелли Видина

Вопреки врачебному заключению о смерти, Ольга очнулась… в теле туземки из племени Лолампо, ей достались набедренная повязка, бусы и память предыдущей владелицы тела. Теперь Ольге предстоит умываться без мыла, есть из общего котла и пытаться выжить.

 

Глава 1
Меня ждёт целая неделя счастья: тишина, покой и озеро с кристально чистой водой. Я вспомнила песчаный пологий берег, представила, как лежу на подстилке, млею в ласковых солнечных лучах, лёгкий ветерок приносит аромат леса и полевых цветов. Всё это будет уже завтра. Я зажмурилась, предвкушая. Да, завтра в это время, я уже буду за городом. А сейчас, когда приду домой, перекушу и начну собирать вещи. Не забыть бы подстилку. Планы, планы….
Я настолько погрузилась в свои мечтания, что не заметила, как оступилась, зацепилась за бордюр и вылетела прямо на проезжую часть. Дальше всё было быстро. Визг тормозов, крики. Резкая боль, и я потеряла связь с реальностью.
- Девушка!
- Скорую! Вызовите кто-нибудь скорую!
- Девушка, как вы? – кто-то попробовал меня встряхнуть. Только зачем же так кричать? И что происходит? Перед глазами плавали цветные пятна, накатила невероятная слабость.
- Девушка! Девушка, не умирайте!
А я умираю?! От такого заявления у меня даже зрение прояснилось. Надо мной зависло очень бледное мужское лицо. Я скосила глаза и попыталась посмотреть вдоль своего тела. Сколько крови…. Он прав, умираю. Но я хочу жить! Попыталась сказать, чтобы не паниковали раньше времени. Озеро отменяется, но у меня столько дел: через месяц участвую в танцевальном конкурсе, потом у меня билеты на цирковое шоу.
Кто-то выключил свет, и боль пропала. Всё-таки он прав. Нет! Я дёрнулась, попыталась уцепиться за стремительно гаснущую действительность. Уж лучше багровые пятна, чем абсолютная темнота. Мысли, что я перестану существовать я не допустила.
Я боролась изо всех сил. Зрение не вернулось, зато звуки различала отчётливо. На них я и сосредоточилась. Гомон толпы, сирена скорой помощи. Наконец-то. Всё-стало мутным, но слова врача я расслышала идеально:
- Сожалею. Девушка мертва.
Что? Но как?! Я же в сознании, слышу, думаю, всё понимаю.
Мужчина что-то пытался возразить, но врач повторил:
- Ничего нельзя сделать.
И чёрт с вами! Я жить хочу, я вопреки всему очнусь и выскажу всё, что думаю. Но меня начала затягивать чернота. Странно, она стала похожа на то самое озеро, о котором я мечтала. Я пыталась выплыть, а она затягивала. Я барахталась, сопротивлялась, выбивалась из сил, но не сдавалась.
Потом что-то будто лопнуло, и я полетела в чёрный омут вниз головой. А я жить хочу! Не позволю. Я прислушалась к собственным ощущениям. Что трепыхаться просто так бесполезно, я уже догадалась. Нужно что-то придумать, что-то сделать, и я обязательно очнусь. Хихикнула, представив реакцию работников морга.
Темнота оказалась неоднородной, зернистой. То тут, то там вспыхивал свет, плавали тёмно-красные, насыщенно-синие, болотно-зелёные и жёлтые пятна. Я поняла, что меня засасывает не одну. Здесь были одиночки, как я, пары, даже группы. И все мы падали в небытие. Так должна выглядеть космическая чёрная дыра: нечто невидимое, прожорливое, оно поглощало даже свет. Не полезу туда. А куда? Логика подсказывает, что, раз темнота не подходит, нужно искать её противоположность. Я сместилась вбок, проскочила мимо тёмно-синий кляксы. Свет вспыхнул впереди и тотчас погас. Я не успела, зато примерно поняла, в каком направлении двигаться, чтобы оказаться к подобным вспышкам поближе.
Чернота неумолимо надвигалась.
К четырём всполохам света я опоздала, а с пятым повезло – влетела в самый эпицентр вспышки. Свет ослепил, я почувствовала дикую головную боль и потеряла сознание. Долго ли я лежала, не знаю. Беспамятство уступило место сводящей с ума головной боли. Тело казалось чужим и сильно избитым, к тому же тошнило. Я сосредоточилась на дыхании. Вдох-выдох, раз-два. Главное, что я жива. Вдох-выдох. Я справилась. Теперь немножко отдохнуть, собраться с силами и звать на помощь. Я медленно открыла глаза, но ничего толком не увидела – мешали свалившиеся на лицо волосы, и это было странно, потому что стриглась я очень коротко, под мальчика. И тут всплыло совсем другое воспоминание, что волосы у меня длинные и чёрные. Так неправильно…. Длинных у меня никогда не было, а картинка невероятно ясная.
Голова разболелась сильнее, я застонала в надежде, что меня услышат, и вновь сосредоточилась на ровном дыхании. Надо понять, где я. И вот тут память подвела. Ничего не помню. Попыталась сообразить хоть что-нибудь. Что было вчера, позавчера, год назад? Память молчала.
Я приподнялась на локте, откинула волосы назад, огляделась. Я лежала на песке, впереди плескалась вода. Так, помню – я собиралась на озеро. Наверное, мне стало плохо. С чего я решила, что умирала? Провела рукой по лицу. Мне бы умыться. В поле зрения попала собственная рука, и я бы завизжала, но сил просто не оказалось. Рука была смуглая, цвета горького шоколада. Всегда мечтала о таком загаре, мелькнула неуместная мысль. Рука была не моя, и дело не только в цвете – совсем другая форма ладони и длина пальцев, под обломанными ногтями чернозём. Что за чёрт? Где мой маникюр?
И почему я не одета? Набедренная повязка из странного материала не в счёт. Тело, кстати тоже чужое. Голову прострелило болью, и на меня обрушился целый калейдоскоп воспоминаний. Я собираю ягоды, жарю на костре мясо, вымазываюсь белой глиной…. И во всех этих воспоминаниях у меня смуглое чужое тело.
Я кое-как подползла к воде, поплескала на лицо, прополоскала рот. Стало полегче. Голова по-прежнему раскалывалась, но в остальном я чувствовала себя сносно. А теперь вопрос. Как я оказалась на озере? Точно знаю, что шла домой, планировала перекусить и собирать сумку. Поездку не помню, как складывала вещи не помню. Очередная вспышка головной боли, и в памяти всплыло, как я оступилась, оказалась на дороге, как меня сбила машина и как врач констатировал смерть. Вспомнила полёт в никуда, попытку вырваться из темноты.
Чудно – я свихнулась. Или умерла, но не отправилась туда, куда обычно все отправляются, а, кажется, попала в чужое тело. Для галлюцинаций окружающая действительность слишком стабильна, детально прорисована и логична.
Хорошо, что у меня голова болит, не до истерики, и размышления смазанные какие-то, тусклые. Я полежала, затем повернула голову и охнула: ни одного знакомого растения. К озеру подходили заросли мелколистного колючего кустарника, чуть в отдалении на расстоянии друг от друга высились раскидистые деревья, казавшиеся припорошенными стиральным порошком, а неподалёку от себя я увидела огромный красный цветок, в основании которого висела лопнувшая кожура, похожая на шкурку съеденного банана. И тотчас пришла паническая мысль – ядовито. Память предыдущей владелицы тела работает, уже хорошо. Кстати, где хозяйка?
Я с трудом встала и, пошатываясь, отошла от цветка подальше. Следующее воспоминание прояснило случившееся. Девушка в набедренной повязке спускалась к озеру попить воды, в тот момент полную ядовитых спор коробочку зацепил местный мелкий зверёк. Трупик зверька я заметила в метре от цветка. Девушка умерла, а я заняла её тело.
Очень захотелось закатить истерику, но я мысленно приказала себе забыть обо всём и думать лишь о насущном. Я хотела выжить, вот и не надо на постороннее отвлекаться. Моё собственное тело в морге, возврат невозможен, следовательно, размышления о прошлом я откладываю на неопределённо долгий срок.
Моё новое тело хотело пить? С этого и начну. Правда, придётся воспользоваться сырой водой практически из лужи, но альтернатива – мучиться жаждой, при головной боли не выход. Сложила ладони лодочкой, зачерпнула из озера, вода оказалась прохладной, приятной. Я отфыркивалась, повторно умылась, стало совсем хорошо. Единственное, голова продолжала болеть, к счастью, уже не так сильно, так что потерплю.
Я села, подобрав под себя ноги, завела руку за спину и стала аккуратно массировать шею в надежде, что хоть немного полегчает. Боль болью, а мне нужно хорошенько подумать. Куда я попала, неизвестно. Небо голубое, на нём ни облачка, солнце светит. Меня смутила незнакомая растительность, такой я не только вживую не видела, даже на картинках не встречала. Зато порадовала погода: тепло и сухо.
Хорошенько рассмотрела свой наряд. На поясе повязка из довольно грубой ткани с пришитыми понизу полосками кожи, оканчивающимися разноцветными бусинками, в общем, местная миниюбка. А больше ничего. Ни кофточки, ни топика, зато на шее около сотни бус, преимущественно из сухих плодов, вырезанных из дерева кругляшек, камушков. Оттянув одну из ниток, обнаружила связку из трёх клыков, принадлежавших, вероятно, какому-то крупному животному. Память подсказала, что местные ходят именно так. Боги, это куда я попала!
Чужая память услужливо подбросила серию картинок – черноволосые смуглокожие полуголые люди. Отлично, я в стане дикарей. Продолжать думать резко расхотелось. Я глубоко вздохнула и напомнила себе, что моё тело препарируют в морге, выбор исключительно между туземцами и чёрной дырой.
Оставила шею в покое, сложила руки на коленях. Что делать, относительно понятно. Нужно вернуться в поселение, поесть, отдохнуть, выспаться. Другой вопрос, как вести себя с… соплеменниками. Да, именно это слово. Я поморщилась, представив ближайшее будущее. Определённо, стоит пытаться выбраться к цивилизации, если она здесь есть, конечно. Учитывая, что растения сплошь незнакомые, гарантии, что я всё ещё на Земле никакой. Раз сменилось тело, мог смениться и мир. Я в очередной раз поморщилась, потёрла висок, вздохнула.
Итак, что будет, если соплеменники заподозрят подмену? Память предшественницы молчала. Инквизиции, слава богам, тут нет, зато ритуальные жертвоприношения могут практиковаться. Как бы то ни было, безопасней молчать, скрываться и притворяться своей.
Подозреваю, что времени с ухода моей туземки из поселения прошло много. Хватятся, будут искать и задавать неудобные вопросы? Не хотелось бы. Кстати, о вопросах. Надеюсь, я смогу лопотать по-местному.
Я встала, пошатнулась и едва не завалилась обратно. Устояла. Затылок прострелило болью, и перед глазами встало новое воспоминание. Туземка оказалась у озера не без причины: какая-то почти лысая старуха с горбатым носом отправила её на поиски редкого плода Оло. Плод девушка нашла, вон он лежит на берегу, завёрнутый в тряпицу. Повезло мне, причём дважды: и работа выполнена, и длительное отсутствие нареканий не вызовет. В общем, можно не спешить. Я села обратно, прикрыла глаза и сосредоточилась на доставшихся в комплекте с телом воспоминаниях.
Раз название завёрнутой в тряпку штуки я знаю, стало быть, говорить смогу. И впрямь, чужая память начала подкидывать слова, отдельные фразы. Какой, однако, примитивный язык. Грамматика почти нулевая, предложения строятся по принципу называния предметов: «Я убивать зверь хорошо вчера». С одной стороны, это плюс, легко освоюсь. С другой – насколько же примитивна здесь жизнь?
Более-менее разобравшись с языком, я принялась выуживать из памяти допустимые жесты, мимику, правила поведения. Не хочу, чтобы меня изгнали за то, что я по незнанию неучтиво поздоровалась с женой вождя.
Идти к соплеменникам я отчаянно трусила, но выбора нет. Волевым решением заставила себя подняться, последний раз помассировать виски. Голова так и не прошла. Я подобрала плод Оло, руки сами обхватили его у основания и прижали к животу. Неплохо, моторная память тоже есть. Оглядевшись, пошла налево, к стоящему особняком растению, чем-то походившим на гигантский лук. Даже не память, просто почувствовала, что мне туда.
Минуты три шагала по инерции, пока до меня не дошло, что я голая. Полоска ткани, связка бус и всё. Первый порыв – обнять себя руками, сжаться, найти, во что завернуться, спрятаться от чужих глаз. Придавила желание в зародыше. Нельзя. Меня просто не поймут. И вообще, нужно уяснить раз и навсегда, что по местным меркам я очень даже одета. Поправила начавшую размочаливаться тряпочку, прикрывавшую драгоценный плод, пошла вперёд, стараясь не слишком задумываться, пусть тело движется, как привыкло.
Память подсказывала, что идти недалеко, на деле оказалось, что топать больше часа, по крайней мере, так мне показалось. Боялась, что устану, но нет, привычное к физическим нагрузкам тело туземки справлялось идеально. Я даже порадовалась, что дорога заняла столько времени: я успела попривыкнуть к новому виду и уже не так остро ощущала наготу.
Крайняя хижина поселения появилась в поле зрения неожиданно. Я постаралась не таращиться. Одно дело тусклые чужие воспоминания, другое – увидеть самой. Хижина была весьма условной: несколько скреплённых между собой жердей в качестве каркаса и прицепленные к ним пучки лохматой травы, заменявшие стены. Из хижины выползла старуха. Не та, что отправляла меня за растением, другая. Она была древняя, сморщенная, как сморчок, грязная, с полубезумным взглядом, страшная и мерзкая.
- Здравствуй, старая Лода, - я поклонилась.
Старуха издала утробный бессмысленный звук, посмотрела мне прямо в глаза неожиданно острым взглядом и чётко сказала:
- Ты ходить страна Уша.
Старуха развернулась ко мне спиной, от неё пахнуло перепревшей вонью, я увидела расползшееся по набедренной повязке коричневое пятно и запоздало вздрогнула. Старуха вползла обратно в хижину. Я сглотнула и зашагала дальше.
Страна Уша…. Память предшественницы подсказала, что встретившая меня старуха считается провидицей, оттого её и кормят всем племенем. Что же она мне нагадала? Вместо ответа получила очередную вспышку головной боли. Ладно, с этим потом. Я вообще не уверена, что слова старухи чего-нибудь стоят.
Я задумалась о другом. Первый контакт можно считать успешным и даже удачным, обнадёживает. Нет, я понимала, что опасна не выжившая из ума женщина, а старуха, отправившая меня за плодом, вождь, если таковой есть, старейшины, но подбодрить-то себя надо.
Следующие хижины выглядели опрятней и внушительней. Да, в основе палки и полог из пучков травы, но здесь были дополнительно вплетены пруты. Хижины напоминали размочаленные опрокинутые гнёзда. Причём, чем ближе к центру поселения я подходила, тем меньше было травы, и тем больше веток.
Кстати, а куда я собственно иду? Радует, что кроме провидицы пока никто не попался. Из взрослых, я имею в виду. Дети, мелкие, голые и невероятно грязные, бегали, шумели, но с моим приближением затихали и кланялись.
Я остановилась около богатой хижины, резко выделявшейся на фоне остальных: она была сделана из шкур животных. Память подсказала, что здесь обитает та, кто отправила меня за плодом Оло. А неплохо живёт целительница, отметила я и вскрикнула от острой боли, прострелившей висок. Плод каким-то чудом удержала.
Одна из шкур приподнялась, и она приказала:
- Войди.
Тело сработало идеально: я согнулась в поклоне, переступила условный порожек, замерла, обеими руками протягивая свою добычу.
Старуха приняла тряпочку с плодом, медленно развернула, покачала головой.
- Что кричишь, девка?
Не уверена, что я точно разобрала смысл сказанного, всё же местный язык я знаю через призму чужой памяти, но в том, что женщина обращалась грубо и выкрик не одобряла, я не сомневалась.
- Здравствуй, хозяйка.
Интересно, у неё нечто вроде титула, отстранённо отметила я.
- Боль в голове, - пояснила я причину крика.
Она пожевала губами. Тут шкуру снова откинули, в хижину вошла девушка, в руках она держала миску, от которой шёл пар. Миску она подала целительнице и вышла. Женщина ненадолго опустила руку в похлёбку, затем медленно смачно облизала.
Боги, куда я попала?
Целительница между тем окинула меня цепким взглядом и выставила вон, велев идти есть. Я повторно поклонилась, вышла. Ноги предательски задрожали. Оказывается, предыдущая владелица тела целительницу боялась Она хотела стать ученицей этой женщины, впоследствии занять место хозяйки, жить в лучшей хижине, иметь лучших мужчин племени в своём распоряжении, только вот незадача, другие претендентки в ученицы справлялись куда лучше и у моей девочки шансов почти не было.
Я хмыкнула. Из всего увиденного хочу дом из шкур животных. Кому-то придётся потесниться. Я о соперницах. Неужто не смогу стать лучше их? К тому же от меня племени будет реальная польза – обяжу всех перед едой мыть руки.
Обошла хижину, память подсказывала, что мне нужно туда. И остолбенела. Огромная плошка, размером с тазик, стояла на земле, в ней было нечто, напоминавшее переваренную фасоль. Вокруг тазика сидели три девушки, включая ту, что приносила целительнице миску, и они ели, черпая из общего котла грязными руками, облизывали пальцы, снова запускали их в плошку.
К горлу подступила тошнота. Я просто не могу так. Висок снова прострелило болью. Вскрик сдержала, но гримасу скрыть не смогла и машинально схватилась за голову. Девушки посмотрели на меня с недоумением. Гадство! Собиралась быть тихой мышкой, а уже выдаю себя с головой. Через силу шагнула вперёд, остановилась. Не могу, не могу, видя их, лезть в тот же котёл и есть. Я слишком брезглива и слишком хорошо знаю, сколько заразы можно подхватить.
- Ида, ешь, - сказала одна из них. Вот я и узнала своё новое имя.
Я обречённо села на землю. Сделаю вид, что ем…. Потом придумаю, как питаться. В конце концов, Ида ела из общего котла всю жизнь, одним разом больше, одним меньше. Всю дрянь, какую можно было собрать, она уже собрала. От этой мысли мне совсем поплохело. Зажмурившись, потянулась к плошке, опустила руку в тёплую липкую жижу с катышами бобового происхождения, вытащила, поднесла ко рту.
Мерзко. Горло сдавило. Чую, меня вывернет, если только попытаюсь эту дрянь лизнуть. Мне срочно нужно воспоминание о подобных трапезах. Вдруг полегчает? Жгучая боль ударила в затылок, усилилась. Невыносимо, с ума сводит. Наверное, я снова закричала, не знаю. Поняла, что лежу на земле, вымазанная похлёбкой рука прижата к животу. Стало совсем противно, и я уплыла в спасительное забытьё.
Глава 2
Горькая жижа потекла в рот. Я закашлялась, попыталась выплюнуть, но неожиданно сильная рука зажала мне нос, и я проглотила. Тошнота накатила с новой силой, я попыталась извернуться, но тотчас схлопотала несильную оплеуху, и раздался скрипучий голос, но я ни слова не поняла. Открыла глаза и увидела старую почти лысую женщину, буравившую меня недовольным взглядом.
Её лицо мне показалось знакомым. Ах, да. Это целительница, живущая в хижине из шкур. Стоп, а почему я не поняла, что она сказала? Хорошо, если дело в том, что я ещё в чужом теле не освоилась, наверное, и голова из-за этого болит. Хуже, если новое тело меня отторгает. Я судорожно вздохнула. Целительница приложила ладонь к моему лбу, не нежничала, походя оцарапала ногтем.
- Тише, девка, - о, понимание вернулось.
Впрочем, лучше бы я так и валялась без сознания, потому что целительница взяла острый камень с зазубринами, чем-то смазала и вдруг полосонула меня по руке. Нет, это было не кровопускание, хотя очень близко. Старуха принялась выцарапывать у меня на плече знак жизни. Прикусила губу, чтобы не завыть в голос, что-то подсказывало, что боль здесь принято сносить молча. Если выживу, то не благодаря, а вопреки её лечению. Меня снова заставили выпить какую-то дрянь, и я уснула.
Проснулась ближе к ночи и поняла, что талант у целительницы всё же есть. Или это совпадение. Как бы то ни было, чувствовала я себя сносно. Самое главное, голова почти прошла. Затылок немного тянуло, но по сравнению с тем, что было недавно, могу с уверенностью сказать, что я здорова.
Проснулась от чувства беспокойства. Что-то нужно сделать, но никак не соображу, что именно. Я аккуратна встала на ноги. Оказалось, меня уложили в ворох сухой травы. Отряхнулась, но вот из волос всё вытрясти не удалось. Я похожа на чучело. И ко всему ко прочем, я очень хочу вымыться. Эх, мечты.
Стены хижины были не из шкур, так что я сразу поняла, что нахожусь не в доме целительницы. Логично. Стала бы она у себя пациентов размещать. Я поправила юбку, связку бус, стараясь, чтобы они закрыли как можно больше и осторожно выбралась наружу. Память Иды наконец отозвалась, и я узнала, что сейчас положено идти к костру, потому что ежевечерне шаман задабривает духов предков пением эпоса. Ладно, это должно быть полезно. Извлекать информацию из памяти не очень легко, а сейчас у меня шанс получить полезные сведения лично, смогу понять, каким моим соплеменникам видится мир, что они знают об окружающем пространстве и, главное, какие здесь основные традиции и правила.
В предвечернем полумраке плясали тени, ярким пятном горел огонь и отбрасывал причудливые блики. Я низко поклонилась старейшинам, отдельный поклон адресовала шаману и сидевшей неподалёку от него целительнице, а затем как можно незаметней скользнула в сторону и опустилась на землю рядом девушкой, приносившей хозяйке обед. Соперница в борьбе за право стать ученицей целительницы одарила меня хмурым взглядом, но что-либо говорить в присутствии старших не рискнула.
Я опустила взгляд в землю, всячески демонстрируя смирение и почтение к старшим. На самом деле мне просто не хотелось видеть соплеменников. Верю, что они милые в сущности люди, но ведь дикари дикарями. В душу закрадывалось подозрение, что жить среди них я не смогу: мне нужно мыло, зубная щётка. Здесь её, кстати, заменяет веточка какого-то дерева, которую отламывают, обкусывают по краю, и волокнистая древесина превращается в кисточку. По идее, хорошо бы выбраться к цивилизации, но сведений об окружающем мире у Иды было катастрофически мало.
Наше племя жило в долине, зажатой между двух отвесных скал. Голые ровные стены считались священными столпами, на которых покоится небосвод. К скалам не приближались под страхом смерти: старейшины были убеждены, что любое неосторожное движение может их повредить, и тогда небо обрушится на землю, люди погибнут под обломками, а выживших сожжёт упавшее вместе с небом солнце.
Запад также был под запретом. Туземцы верили, что именно там расположен вход в страну мёртвых. Оставался восток, но и с ним всё было не просто. На восток ходили охотиться, собирать травы, ягоды, плоды, рыбачить. На востоке жили другие племена. В языке моих соплеменников для них даже было отдельное слово – нелюди. Мы люди, а те другие – нет. И о мирном существовании не могло быть и речи. Мда, в маленьком мирке живут Лолампо.
Я прислушалась к заунывному пению шамана.
- Моно ударил злого зверя камнем и отшиб зверю лапу, но зверь замахнулся когтями….
Память Иды подсказала, что Моно – легендарный воин-охотник, считался одним из первых Лолампо.
- И тогда Моно убил злого зверя, но и зверь ранил его. Моно лежал день, лежал ночь, а наутро отправился в страну Уша.
Я встрепенулась, выцепив знакомое название. Страна Уша – страна мёртвых, подземное царство, куда каждый вечер уходит солнце. Именно эту страну мне напророчила Лода. Получается, она сказала, что я умру? Стоп. Или она поняла, что настоящая Ида мертва? Чёрт её разберёт, что она сказала. Я оглядела соплеменников. На меня никто не обращал внимания, все слушали шамана. Значит, тревогу пророчица не поднимала. Хорошо…. Я сглотнула, в красках представив, что меня могло ждать.
Так….
Надо подумать ещё раз и начать с самого начала. Кем бы я ни была сейчас, я хочу к людям, которые спят на кроватях, едят за столом и знают, что такое элементарная гигиена. Но сколько я ни рылась в доставшейся в наследство памяти, я не находила ничего полезного, север, юг и запад под запретом, а восток опасен, и там живут не менее дикие племена. Просто прелестно. Я даже предположить не могу, нахожусь на острове или на материке. И главное, никаких сведений о цивилизации. Вывод напрашивается один: либо цивилизации в этом мире ещё нет как явления, либо есть, но уровень у неё не выше, чем был в Европе в эпоху Великих географических открытий.
Я украдкой вздохнула. Про цивилизацию придётся забыть и работать с тем, что есть. Дикари. Нет, верю, что они милые люди, но сложно воспринимать ровней тех, кто понятия не имеет о микробах. Я вспомнила попытку совместного обеда и передёрнулась. Что-то нужно решать, причём быстро. Принять их быт полностью я не смогу, скрыть отличия, когда все у всех на виду невозможно, следовательно, мне нужны доказательства, подтверждающие моё право быть не такой как все. Что же, это проблема. Явно, что перемены здесь не в чести. Похоже, не зря Лода мне напророчила страну Уша.
Шаман продолжал петь, теперь он рассказывал о жене Моно, которая очень переживала, что одному Моно в мире мёртвых будет скучно. Она связала плот и уплыла на запад к мужу.
Итак, племя Лолампо – моя действительность. Ида мечтала стать ученицей хозяйки, впоследствии, когда целительница умрёт, занять её место. Согласна, это лучший вариант из имеющихся, только я не потяну. Опять вспомнился обед с девушками.
Мысленно прикинула на себя роль посланницы небес. А что? Единственная альтернатива, которую я сейчас вижу. Если не ошибаюсь, были случаи, когда белых людей аборигены Америки принимали за богов. Только, увы, цветом кожи не вышла и ружья, чтобы пальнуть вверх и произвести неизгладимое впечатление, у меня нет. Свой божественный статус я бы отработала с лихвой – дала бы письменность, обучила бы математике, обязала бы мать руки перед едой, а ещё рассказала бы про ложки, вилки и личные тарелки. Взамен прошу ванную или корыто, нормальную одежду и пищу без чужих слюней. Не так уж и много.
Беда в том, что вместо благодарности вероятнее всего меня отправят на алтарь в качестве жертвы. Как же, разрушаю уклад, завещанный предками. Нужно зрелищное подтверждение небесного происхождения: показать фокус, вызвать огонь. Увы, благами цивилизации я пользовалась во всю, а сделать что-нибудь своими руками не смогу. Не инженер я, и не конструктор.
Пение шамана стало ещё заунывней, сейчас оно идеально отражало моё настроение – я не находила выхода. Цель есть, но путь к ней неясен и крайне опасен. Я украдкой вздохнула. Ничего, сориентируюсь. Шаман допоёт, и мы разойдёмся по хижинам. Я лягу спать…. Планы! Я горько усмехнулась. Не так давно я планировала поездку на озеро. Где я и где озеро. Стоп. Не думать о прошлом, не надо лишних переживаний, и без них забот полон рот. Меланхолия потом, когда выживу и буду уверена в собственной безопасности.
Дальше я просто слушала, мысли текли довольно вяло. Кажется, рискую начать клевать носом. Пришлось незаметно ущипнуть себя, чтобы отогнать сон, хотя он именно то, что мне сейчас нужно.
Эпос закончился, шаман дотянул последнюю «у», и пришла тишина. Никто не двинулся с места. Тишина звенела. Даже мне, чужестранке, она показалась волшебной, полной незримого присутствия. Странно. Наваждение медленно истаяло, и шаман объявил:
- Духи довольны.
Он поднялся и пошёл прочь, поддерживаемый под руки двумя своими учениками. Следующими ушли старейшины, и одновременно с ними в свою хижину убралась хозяйка. Теперь подняться могли остальные. Я встала на ноги одной из последних, и, оказалось, не зря, потому что почувствовала лёгкое головокружение и чуть не пошатнулась. Ничего, сейчас к себе в хижину и спать.
- Ида.
Я обернулась. Меня позвала девушка, относившая хозяйке обед, её почти ученица и служанка по совместительству, среди нас четверых подаёт самые большие надежды
- Хозяйка зовёт тебя.
Опять мои планы накрылись медным тазом. Я поспешила в хижину из шкур. Интересно, что понадобилось хозяйке.
Женщина сидела на шкурах, втирала в кожу рук бурую пахучую массу, а на меня смотрела неодобрительно. Я ещё раз ей поклонилась и приготовилась ждать. С целительницы станется заставить меня прождать и полчаса, и час. Память Иды подсказала, что женщина так поступала уже не раз, причём это не вредность и желание унизить, а местный способ воспитания и напоминания, что к старшим положено относиться почтительно.
- Ты хочешь стать моей ученицей, - хозяйка не скрывала, что осуждает мой выбор.
Ида этих интонаций очень боялась, а я вдруг подумала, что неодобрение может быть частью испытания.
Отвечать хозяйке не требовалось, так что я ждала, что будет дальше.
- Пришла пора проверить, годна ли ты мне в ученицы.
Я едва сдержалась, чтобы не вздрогнуть. Не к месту сейчас. Я ещё не освоилась ни в теле, ни в племени. Какое к чертям испытание?! К тому же провалялась в забытьи. Похоже, Ида и впрямь меня не любит.
- Да, хозяйка, - поклонилась я.
- Ты смогла принести плод Оло. Это было первой проверкой, а будет ещё две. Иди за мной.
Женщина поднялась и вышла прочь из хижины. Я шла, держась позади, и нервничала всё больше. Я не готова, и при этом должна справиться. Захотелось самой себя стукнуть. Я вот-вот скачусь в истерику, чего допустить никак нельзя. Я забыла главное, то, с чего всё началось – я хочу жить, и отсутствие антибактериального мыла не имеет ровным счётом никакого значения. Я хочу жить, поэтому буду есть из общего котла, притворяться своей и по возможности карабкаться наверх по социальной лестнице. Посланница богов, принёсшая письменность – глупость, больные фантазии, а место ученицы хозяйки должно стать моим, следовательно, я справлюсь.
Она шла всё дальше от поселения, причём на запад, где, согласно местным верованиям, вход в загробный мир. Предсказание старой Лоды сбывается буквально? Нет, как-то непонятно. До сих пор я исходила из того, что окружающий мир устроен также, как на земле. Всё те же солнце и луна. Альтернативная реальность? Возможно. Прошлое Земли? Возможно. Я забыла, что получила неопровержимые доказательства существования явления сверхъестественного порядка. Так почему я не учитываю, что магия может существовать и работать? Как ни жаль это признавать, к предсказанию Лоды стоит прислушаться, а напророчила она смерть.
Хозяйка остановилась перед хижиной, сложенной совсем уж условно и стоящей почему-то за пределами поселения. Я насторожилась, подобралась. Хозяйка вошла первой. Секунду я ещё постояла, а потом услышала тихий стон. Чёрт! Я ворвалась в палатку, думала хозяйке плохо. Как же я ошиблась. На голой земле лежал раненый. Сначала я увидела только рваную кожу на плече, бурую кровь. Хорошо, что ночь сглаживала открывшуюся картину, в свете горящего в очаге огня почти ничего не разобрать. Потом я поняла, что передо мной мужчина, он без сознания, раздет полностью, набедренной повязки нет, кожа разукрашена татуировками. А ещё он был крепко связан.
- Это нелюдь, - сказала хозяйка, что в переводе на язык цивилизации значило, что пленник не из Лолампо.
Хозяйка всмотрелась в моё лицо, и я постаралась выглядеть бесстрастной, послушной, жаждущей великих откровений.
- Твоё испытание. Нелюдь должен дожить до полудня. За вами придут.
Более не интересуясь происходящим, хозяйка покинула хижину. Я осталась с пленником наедине. С минуту я просто смотрела на него. Раз он связан и назван хозяйкой нелюдем, стало быть, его можно смело причислять к врагам племени. Для меня лично это не имеет значения, но для него…. Где гарантия, что, очнувшись, мужчина не кинется меня убивать? Развязывать его нельзя, во-первых, из соображений безопасности, во-вторых, соплеменники не поймут.
Я присела на корточки и присмотрелась к плечу мужчины. Рана выглядела плохо, но, на моё счастье, была поверхностной. Впрочем, в ином случае он бы не протянул так долго. Я поднялась и оглядела хижину. Меня в первую очередь интересовали запасы воды. Обнаружила всего один глиняный кувшин. Мало, но хоть что-то. По крайней мере, рабочее место мне подготовили.
Для начала обмыла водой пальцы. Жаль, спирт тут ещё не изобрели. Затем дала пленному пить. Мужчина подался к кувшину и жадно присосался, в сознание он так и не пришёл. Оставшейся водой промыла рану, и вид у неё сразу стал лучше.
Оглядев пленника ещё раз, решила, что ничего страшного не случится, если я оставлю его одного и схожу за водой. Когда хозяйка привела меня к раненому, за ним никто не следил. Постараюсь быстро. Я обнаружила ещё один кувшин, пустой, и, прихватила его тоже.
Я точно знала, что воду можно добыть в озере, но оно далековато. Память Иды услужливо подсказала, что у самой границы поселения бьёт родник. Я обогнула хижины соплеменников по дуге, напрямик было бы быстрее, но лишний раз пересекаться с кем-то из них не хотелось. Прогадала. Сначала я почувствовала запах, какой обычно исходит от бомжей, а потом навстречу мне вышла пророчица.
- Ты ходить страна Уша, - повторила она.
Из-за облака вышла луна, её свет упал старухе на лицо, отчего Лода вздрогнула, взгляд её сделался совсем безумным, она захохотала. Хохот оборвался резко, я дёрнулась. Чёрт. Вроде бы ничего не происходит, но страшно до жути. Лода утробно зарычала, медленно отвернулась и пошла прочь.
Я перехватила кувшины в одну руку и приложила пальцы к запястью. Сердце билось часто-часто. Два глубоких вдоха помогли немного успокоиться. Я напомнила себе, что меня ждёт пациент и поспешила к источнику.
Воду я набрала быстро и, никого больше не встретив, вернулась к раненому. Мужчина лежал с открытыми глазами и, я была потрясена, пытался развязать путы. При виде меня он зашипел и заговорил что-то злобное. Слов я не понимала. Так, у разных племён разные языки. Хорошо, что не стала освобождать мужчину.
Я очень аккуратно приблизилась, убедилась, что достать пленник меня не сможет, и принялась за повторный осмотр раны. Жаль, что я не специалист. Разбираться с повреждениями, серьёзнее сбитых коленок, мне не доводилось. Полагаю, что в нынешних условиях рану нужно максимально обеззаразить и наложить повязку. Я настолько сосредоточилась на попытках вспомнить что-нибудь полезное из области первой медицинской помощи, что молниеносное движение пленника стало сюрпризом. Нелепо взмахнув руками, я отшатнулась, упала назад, в последний момент извернулась, и приложилась спиной о землю. Повезло, могла и головой в огонь угодить. Волосы бы вспыхнули…. Додумывать мысль я не стала.
Посмотрела на едва не убившего меня мужчину. Зло посмотрела. Он таращился в ответ с куда большей злобой, и это отрезвило. Очевидно, что я для него такой же нелюдь, как он для хозяйки. Перспективно. Кажется, убить врага для него важнее, чем выжить, иначе бы он вёл себя иначе. Бдительность придётся удесятерить.
Я отошла подальше и занялась делом – повесила кувшин над огнём, чтобы вскипятить воды, из второго кувшина перелила воду в миску и тоже отправила её в огонь, бросила в неё полоски ткани, пусть они плавают, а микробы дохнут. На пленника я опасливо косилась, но больше он ничего не предпринимал.
Пока ждала кипяток, делать было решительно нечего, так что я стала обдумывать ситуацию в очередной раз. Понятно, что сейчас я сдаю экзамен на профпригодность, и давать мне для экспериментов своего человека недопустимо, нелюдь же подходит идеально. Но что с ним будет потом? У Лолампо нет тюрем, нет слуг и рабов. Задание хозяйки нравилось мне всё меньше.
Глава 3
Причин не выполнить распоряжение целительницы у меня не было. Прокипятив ткань, я дала лоскутам высохнуть над огнём и вернулась к мужчине. Он вновь заговорил на непонятном языке, что не мешало в общих чертах понять смысл сказанного. Наверняка ругательства пополам с проклятиями. Когда я склонилась над его плечом, пленник задёргался. Мало того, что я слабо представляю, как наложить повязку, мало того, что бинтовать придётся, не снимая пут, так ещё и пациент буйный, мешает себя лечить.
Я отстранилась. Возможно, лучший выход – мужчину не трогать, только я боюсь, что рана может воспалиться. Так, а Ида что-нибудь полезное о врачевании знает? Оказалось, что да. Ида была хорошей травницей, иначе бы хозяйка её к себе даже близко не подпустила. Я прошлась вдоль предоставленных мне снадобий и обнаружила коллекцию дурманов, как сильнодействующих, так и относительно слабых. Ида в них разбиралась прекрасно, извлекать нужные сведения из её памяти получалось неожиданно легко.
Я налила кипячёной воды в небольшую глиняную плошку очень похожую на пепельницу, отжала в воду сок округлого рыжевато-ржавого плода, добавила порошок из протёртого корня другого неизвестного мне растения. По идее, вместе они должны вызвать у пациента глубокий сон. Я вернулась к мужчине с плошкой в руках, встала на колени, чтобы обрести устойчивость, зажала ему нос, приложила плошку к губам и, пролив половину, вынудила сделать два полноценных глотка. Мужчина задёргался, попытался ругаться, но постепенно обмяк, а пару минут спустя смачно захрапел.
Подождав, пока он окончательно уснёт, я потрогала его, проверяя реакцию. Мужчина действительно спал. Вот и замечательно. Я тщательно обмыла кожу вокруг раны, наложила повязку, зацепив ткань под верёвки. Теперь, пожалуй, всё. Можно и самой отдохнуть. Я свернулась калачиком в углу хижины, закопавшись в ворох сухой травы.
Сон, несмотря на усталость, не шёл. Вспомнился утерянный дом, друзья, родные. Хорошо, что я не была единственной дочерью, родителям будет легче пережить мою смерть, зная, что у них есть ещё дети. Что-то солёное попало в рот, скатившись по щеке. Ничего уже из того, о чём я мечтала, не случится.
Я с силой прикусила щёку, боль помогла взять себя в руки. Нет воспоминаниям девочки Ольги, теперь я Ида и никак иначе. Нельзя думать об утерянном, нельзя раскисать. Я закрыла глаза и принялась считать овец. Представила зелёный лужок, ажурную низкую изгородь и белую кудрявую овцу. Животное в моём воображение лениво ткнулось мордой в заборчик, отошло на несколько шагов, разбежалось и прыгнуло. Следующую овцу я представила чёрной. Первая, вторая, третья…. Я заснула.
Утро наступило для меня неожиданно рано. Рассвет только занимался, солнце ещё не взошло, но я уже не спала, хотя явно не выспалась. Я зевнула, попробовала повернуться на спину и снова уплыть в страну грёз, но ничего не выходило. Причину я поняла довольно быстро – Ида всегда вставала на рассвете, и тело следовало многолетней привычке.
Пришлось вставать, лежать и таращиться в пустоту бессмысленно. Я потянулась, сделала несколько упражнений, затем проверила раненого. Повязку следовало сменить, этим я и занялась, благо снотворное на мужчину всё ещё действовало. Рана, кстати, явно подживала, выглядела уже совсем хорошо. Полагаю, мой пациент выздоровеет в рекордные сроки.
Теперь следует озаботиться завтраком, как для себя, так и для пленника. Радует, что есть я буду в одиночестве: ничьих немытых рук в моей тарелке. Я быстрым шагом направилась в поселение. Вообще-то, я немного беспокоилась, потому что уже успела перешерстить воспоминания Иды, и знала, что мне отдельное питание не полагается, но сегодня особый случай – я прохожу испытание.
У первой же хижины я встретила соплеменницу. С отрешённым видом она кормила грудничка, рядом с ней сидел мальчик лет двух и увлечённо сосал палец.
- Здравствуй, Гата, - поздоровалась я, как полагается. Гата мотнула головой и не озаботилась ответом. Пока ей можно меня не замечать: я ещё никто, а она уже родила то ли троих, то ли пятерых, провоцировать очередной приступ головной боли ради точных цифр я не стала. Почему-то воспоминание о возрасте Гаты всплыло само – на четыре года старше Иды. Я ужаснулась. Гата выглядела так, будто старость к ней уже подкралась. А сколько же лет хозяйке и старой Лоде? Если вспомнить продолжительность жизни людей первобытнообщинной эпохи, то получается, что финал случается в двадцать пять-тридцать.
Стоп. Это получается, что мне осталось лет семь жизни и пара лет глубокой старости?!
Я по-новому посмотрела на доставшееся мне тело: Ида была совсем юной, но тело уже порядком изношено. Чтобы прожить долго, мне нужно к цивилизации. Даже если предположить, что я сумею привить туземцам новый образ жизни, хотя это несбыточные фантазии, то всё равно долго не протяну, потому что телу требуется полноценное лечение. Я отогнала нерадостные мысли подальше.
Две женщины сидели у большого чана и стряпали нечто, что на вид было несъедобным. Я поздоровалась, как полагается. Та, что была моложе в ответ сказала:
- Ида.
Вторая промолчала. Я объяснила, что хозяйка устроила мне испытание, поэтому присоединиться к общей трапезе не могу.
- Дай ей, - распорядилась старшая женщина.
Мне выдали миску с продолговатыми крапчатыми семенами, похожими на фасоль и тонкую полоску копчёного мяса. Я приняла полагающуюся мне порцию, поблагодарила и поспешила прочь. Еды мне дали ровно столько, чтобы не умереть с голоду, сыт этим не будешь. А ведь мне ещё пленника кормить. Постаралась вспомнить, нет ли на этот счёт каких-нибудь табу. Табу не было, ибо кормить врага – дикость несусветная, никому и голову бы не пришло делиться едой с нелюдем.
Я вернулась в хижину, поставила семена вариться, фрукт отложила, прошлась по имеющимся в моём распоряжении травам, выбрала подходящие для заварки чая, подбросила веток в очаг, поставила чай. Пленник всё это время сверлил меня ненавидящим взглядом, а я старалась не обращать на него внимания. Учитывая его попытки до меня дотянуться, чувствует он себя очень хорошо, можно поздравить себя с успешной сдачей экзамена. Надо не забыть до полудня снять с него повязку, чтобы не шокировать соплеменников нетрадиционным подходом. Я вздохнула и уставилась на огонь. Говорят, за пляской пламени можно следить вечно, но на меня пылающий очаг действовал почему-то угнетающе.
Семеня размякли и превратились в квашню. Я поставила перед собой миску и подумала, что нужно изобрести ложку, но чего нет, того нет. Я промыла руки кипячёной водой и принялась завтракать самым варварским способом. Баланды была склизкой, мерзкой и совершенно непитательной, но я ела. Оставив в миске чуть больше трети, посмотрела на пленника. До сих пор я ограничивалась планами накормить и его тоже, но как это повелось, планы оказались неосуществимы. Я не могла развязать его, потому что мужчина убьёт меня при первой же возможности, кормить с рук – опасалась и брезговала. Он смотрел на меня с такой ненавистью, что было очевидно, дай я шанс, и он с радостью отгрызёт мне палец.
Выход я всё-таки нашла. Разбавила квашню водой, сделав её полужидкой и поднесла к губам пленника, предлагая попросту выпить, как кисель или бульон. Мужчина заговорил на своём языке. Наверное, опять проклинал и ругался. Я устала вздохнула и понадеялась, что он будет благоразумным. Даже для ненависти и попыток убить нужны силы. Убедившись, что я ни на что не реагирую, а терпеливо жду, он сделал первый глоток, потом второй, а через минуту миска была пуста. Выданный мне фрукт я тоже поделила на двоих, а в конце предложила мужчине отвар. Он принял и почти спокойно.
Я прибралась в хижине и задалась вопросом, что делать дальше. До полудня время ещё есть, так что можно подремать, ночь-то у меня прошла кое-как, но мешал запах, исходивший от пленника. Полагаю, он лежит в этой хижине больше суток, под ним жуть, что творится. Победили брезгливость и цинизм. В санитарки я не нанималась, а нянчиться с тем, кого скорее всего убьют, нельзя, потому что я привяжусь и потом мне будет очень-очень больно. Спасти его от соплеменников не в моих силах. Я устало потёрла виски и решила, что потерплю. Я отползла в дальний угол, прикрыла глаза и погрузилась в тревожную дрёму.
Полдень приблизился внезапно, хотя я его ждала. Я выпила остывший травяной отвар, заменивший мне чай, остатки отдала раненому. Теперь он смотрел на меня настороженно, но ненависти во взгляде поубавилось. Чёрт.
Я осторожно сняла повязку и присмотрелась к ране. Неплохо, совсем не плохо. Я удовлетворённо кивнула и отстранилась. Человека мне было искренне жаль, но закон племени утверждает, что он нелюдь, и вряд ли я могу с этим что-то поделать. Разве что предложить идею сделать его рабом, всё же какая-никакая, но жизнь, всяко лучше чёрной дыры, в которую я неслась. Меня передёрнуло, и я постаралась ни о чём не думать, не вспоминать. Прошлое ушло навсегда, а рабом мужчину никто не сделает, потому что его нечем кормить, нерентабельный он. Я снова передёрнулась.
Послышались шаги, и в хижину вошла хозяйка. Я подскочила, поклонилась. Следом за хозяйкой вошёл шаман, и я поклонилась второй раз. Впрочем, внимания ни от одного из них я не удостоилась. Шаман склонился над мужчиной, внимательно его осмотрел, обнюхал, даже пощупал рану. Пленник задёргался, закричал что-то злобное на своём языке и зашипел от боли. Шаман обернулся к хозяйке и теперь она разглядывала рану нелюдя.
- Ты можешь стать моей ученицей, если предки одобрят, - сказала она, - Идём, Ида.
Она назвала меня по имени. Прогресс.
Хозяйка покинула хижину. Я последовала за ней. Очень хотелось бросить последний взгляд на своего пациента, но я задавила желание на корню. Нельзя. Хотя, кого я обманываю? Мне будет больно.
Целительница привела меня к себе, уселась на шкуру, подобрала под себя ноги и пристально уставилась мне в глаза. Слишком пристально, слишком цепко, слишком подозрительно. Пробрало до костей. Страшно, что она сделает, если разглядит истину. Старуха отвернулась от меня.
- Ты хорошо справилась, Ида. Очень хорошо. У тебя проявился дар, - несмотря на то, что старуха, казалось, хвалила, интонация была враждебной.
- Благодарю, хозяйка, - откликнулась я.
- Если духи предков примут тебя, ты станешь моей ученицей. Скоро и остальные могут стать ученицами или не стать. И только та из вас, кого выберут духи, станет хозяйкой после меня.
Я вздрогнула. Как реагировать правильно, я не знала. Память Иды ничем не помогла, потому что она в подобных ситуациях не оказывалась. Можно было бы найти ответ, собрав его как пазл из обрывков посторонних воспоминаний, но это требовало времени.
Хозяйка прищурилась, наклонила голову к плечу, от чего слипшаяся прядь седых волос свалилась ей на лоб.
- Да, хозяйка, - пробормотала я.
Она выпрямилась, скривила губы в усмешку, окинула с головы до ног пренебрежительным взглядом, поднялась и распорядилась:
- Иди за мной. Сейчас шаман испросит волю духов.
Всю дорогу я смотрела исключительно себе под ноги. Вроде бы и покорность старшим демонстрирую, а на деле мне просто не хотелось видеть разочаровавший меня новый мир. Я предчувствовала трагедию, и пыталась смириться с её неизбежностью. Новый мир мне не подходит, и как бы я под него ни подстраивалась, в моём распоряжении десяток лет дикарского образа жизни. Мне нужна хоть какая-нибудь цивилизация, только где её искать? С севера и юга долина зажата отвесными горами, на востоке я напорюсь ничем не отличающиеся от Лолампо племена, только для них я буду нелюдем, на западе – неизвестность, но не думаю, что там есть кто-то, значительно опередивший Лолампо в развитии.
Я услышала сдавленный стон, подняла голову и едва сдержалась. Огромные валуны были сложены в подобие невысокой пирамиды со срезанной вершиной. Алтарь, сообразила я. И на алтаре лежал пленник. Он был накрепко привязан, и единственное, что он мог – это шипеть от боли и сыпать проклятиями.
Подле алтаря стояли шаман, из-за спины которого выглядывали два его ученика, и хозяйка, окружённая моими соперницами. Иде полагалось подойти ближе, и я подошла. Умом я понимала, что сейчас будет, но в голове не укладывалось. Хотелось визжать, кричать и объяснять этим дикарям, насколько бесценна жизнь. Этого мужчину не их предки получат, а его поглотит небытие, чёрная дыра, пустота, ничто. Я открыла рот, спохватилась и прижала ладонь к лицу.
- Ида?
- Я беспокоюсь о воле предков.
- Ты не должна беспокоиться, - сказал шаман, - Воля предков непререкаема и должна быть исполнена в точности.
Руку я опустила вдоль тела и склонила голову. Опять себя выдаю. Если сосредоточиться на собственном выживании, я справлюсь? Ох, вряд ли.
Ученики шамана облили мужчину чем-то донельзя пахучим, прекрасно перебивавшим вонь от его тела, хотя правдивее сказать не перебивавшим, а подменявшим. Шаман зажёг огонь, сел у алтаря и затянул протяжное «а». Все, кроме меня и хозяйки, поспешили отойти подальше. Целительница же толкнула меня в спину, вынуждая сделать два шага вперёд. «А» сменилось гнусавым пением гимна, прославлявшего великих прародителей Лолампо. Мужчина отчаянно задёргался, пытаясь освободиться от пут, закричал.
Хозяйка одарила меня неодобрительным взглядом. Видимо, на поприще помощи врагам я перестаралась. Я сглотнула. Не вживаюсь я, не вживаюсь. Такими темпами скоро сама на месте нелюдя окажусь. Судя по всему, о том, чтобы меня признали посланницей небес, имеющей полное право чудить, как заблагорассудится, нужно задуматься всерьёз и как можно скорее, иначе мне не выжить.
Шаман закончил петь, поднялся на ноги, приблизился к алтарю вплотную, и я увидела, что двумя руками он держит заострённый продолговатый камень. Крик я проглотила, сжала кулаки, почувствовала, как ногти пропарывают кожу. Чёрт, опять себя выдаю. Хотелось зажмуриться, не видеть, но даже этого нельзя. И хозяйка рядом стоит, следит. Шаман вновь запел, на сей раз воззвание. Он просил духов явиться.
- Откройте нам свою волю, откройте! – причитал он, как заведённый, сводя меня с ума.
Видеть я могла только занесённый над мужчиной камень. Как у шамана рука только не устаёт. Сейчас он ударит, и всё будет кончено, но шаман не спешил объявлять финал, он обращаться к духам ушедших в страну Уша хозяек, каждую называл по имени, для каждой из них повторял свой вопрос.
Я впала в оцепенение. Наверное, защитная реакция. Она-то меня и спасло: в какой-то момент я стала искренне считать, что смотрю слишком реалистичный фильм. Я удивлялась безупречности эффекта присутствия и в то же время думала, что следовало выбрать другое кино. Это было уж слишком кровавым.
Шаман опустил камень вниз. Человек на алтаре зашёлся в предсмертном крике, кровь хлынула, обагряя умирающего.
- Ида, - подтолкнула меня целительница, разрушая иллюзию безопасности. Я содрогнулась всем телом, правда, смолчала. Но сейчас дрожь приняли за прикосновение ко мне незримых духов.
- Хороший знак, - шепнул шаман.
Хозяйка вновь подтолкнула меня к алтарю, и память Иды выдала, что мне полагается наполнить стоящую подле алтаря глиняную чашу жертвенной кровью. Гадство. На негнущихся ногах я вплотную подошла к алтарю, двумя руками подобрала плошку и подставила под рассечённую шею мужчины. Странно, он всё ещё был жив. Наверное, шаман старался, чтобы жертва умерла не сразу. Человек встретился со мной взглядом. Он меня узнал, и от этого стало ещё страшнее. Я бы хотела ему сказать, чтобы нырял во вспышку света, но не знала языка. Мужчина что-то произнёс, он был уже на последнем издыхании. Слова прозвучали тихо, невнятно, и в то же время сомнений у меня не было – человек меня проклинал.
Он умер, и я с облегчением шагнула назад. И чудом не самоубилась. Руки от его крови были словно в алых перчатках, кровь плескалась в чаше. Я бы отшвырнула это от себя с криком, но за оскорбление духов меня казнят. Чудом подавила рвотный позыв. Я стояла, тряслась мелкой дрожью и неглубоко часто дышала.
Шаман забрал у меня чашку. Он что-то говорил, но я перестала понимать речь Лолампо. В голове мутилось, всё плыло, и я желала свалиться в обморок, но почему-то не отключалась. Шаман ушёл на запад, за растениями мне было его не в

2422 просмотров | 2 комментариев

Категории: Фэнтези, Приключения, Роман, Видина Нелли, Попаданки и попаданцы, Рабство, Чужое тело

Тэги: нелли видина, желание жить


Доступный формат книг FB2, ePub, PDF, MOBI, AZW3
Размер книги Роман. 12,3 алк


Цена: 110,00 руб



Подборки книг

Hurt/comfort POV Авторские расы Азиатская мифология Академия, школа, институт и т.д. Альтернативная история Ангелы Ассасины Асуры Боги и демиурги Вампиры Ведьмы, ведуньи, травницы, знахарки и т.д. Воры и воровки Герой – ребенок Герой-телохранитель Гномы и дварфы Городское фэнтези Дарк фэнтези Демоны Детектив Джен Домашние животные Драконы Драма Жестокие герои Истории про невест Квест Киберфантастика Кинк Космическая фантастика Космические войны Литдорама Любовная космическая фантастика Любовная фантастика Любовное фэнтези Любовный гарем Любовный треугольник Любовь по принуждению Маги и волшебники Мелодрама Метаморфы Мистика и ужасы Морские приключения Морское фэнтези Некроманты и некромантия Неравные отношения и неравный брак Оборотни Омегаверс Орки Отношения при разнице в возрасте Пародия Пирамида любви Повседневность Попаданки и попаданцы Преподаватель и ученица Призраки и духи Приключенческое фэнтези Прыжки во времени Путешествия во сне Рабство Редкие расы Свадьбы и браки Светлые эльфы Скандинавский фольклор Славянский фольклор СЛЕШ Смена пола Современный любовный роман Социально-психологическая драма Стёб Стимпанк Темные эльфы, дроу Фамильяры Фанфик Феи и дриады Фейри Феникс Флафф Фэмслеш Фэнтези Европы Чужое тело Эротическая космическая фантастика Эротическая фантастика Эротическое фэнтези

Комментарии

Свои отзывы и комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи, купившие данную книгу!

Войти на сайт или зарегистрироваться, если Вы впервые на сайте.



елена елена

Книга очень понравилась, согласна полностью с предыдущим комментарием, адекватная Гг-я героиня, интересный сюжет, конец мне показался правда быстрым и скомканым, но прочла с удовольствие. Автору успехов в творчестве!

28.10.2015, 08:30

ирина ирина

Очень понравилось . Достаточно нетривиальный сюжет для попаданки ( ни темных властелинов, ни принцы в ногах не валяются), племя, рабство и везде все стараются друг друга оттолкнуть и пролезть, и никто тебя не ждет с распростертыми объятиями. Выживай , дорогая.
Но книга зацепила и прочла практически оторвавшись на несколько часов сна.
СПАСИБО

28.10.2015, 00:50

Внимание!

Все тексты, размещенные на сайте, является коммерческим контентом сайта http://feisovet.ru. Любое копирование и размещение текста на сторонних ресурсах приравнивается к краже собственности, что повлечет соответствующую реакцию. А именно:

  • Обращение в арбитражный суд, о воровстве коммерческого контента и его использовании в целях нелегальной наживы (нарушение федерального закона N 149-ФЗ "Об информации, информационных технологиях и о защите информации")
  • Обращение в поисковые системы с целью изъять сайт из индексации (поместить его в разряд пиратских), в этом случае возвращение сайта в поисковую систему невозможно
  • Обращение в хостинговую компанию, на которой размещен сайт, укравший данный текст и постановление суда, о немедленном удалении сайта и всех его копий