Главная » Авторские блоги » Калинина Кира » Змеиный медальон - 2

Змеиный медальон - 2

Все записи в блоге Комментарии Предыдущая запись Следующая запись



Дорожные мешки друзья наполнили в угрюмом молчании. Присели за стол — кусок в горло не лез. Один Галчонок набивал брюхо с самым довольным видом, даже мурлыкал что-то себе под нос. Скуловорот шикнул на него. Но крестьянин вступился:
   — Пусть ест, дитятко. Ему расти надо.
   Никому не хотелось ночевать в злосчастной деревне, но бродить в темноте вблизи браккарийского логова было неразумно. Воришку уложили на полати, Пиаму на печь, остальные устроились на полу. Сквозь плотно закрытые двери и окна Кешке всё чудилась вонь разлагающейся человеческой плоти. Беспокойно ворочался и постанывал Блошка, вздыхала Пиама, пару раз тоненько вскрикнул в забытьи Галчонок. Скуловорот спал, как убитый, но кулаки его были крепко сжаты. А безутешный отец так и просидел всю ночь на скамье, не шелохнулся.
   Ушли друзья чуть свет. От денег хозяин отказался, но Кешка оставил на скамье у двери горсть монет.
   
   
   Крестьянин сказал, по реке Истоме сплавляют лес. На излучине плотовой состав проходит так близко к берегу, что ловкий человек может запрыгнуть на последнюю или предпоследнюю связку.
   Ждать пришлось около часа. Вверх по течению Истома шла плавным изгибом, и под сумрачным небом на серой воде Кешка сперва заметил дымок костра, потом острый холмик — шалаш — и наконец многохребтовую тушу плота, близящуюся неспешно и неотвратимо. У костра сидели двое, один помешивал варево в котелке, на дальних связках маячили фигуры с шестами.
   Когда голова состава вошла в излучину, Скуловорот, сложив руки рупором, крикнул:
   — Эй, на плоту! Не подвезёте?
   — Прыгай, коли не боишься, — был ответ.
   Оба плотогона поднялись, но не для того, чтобы помочь случайным попутчикам. Мужчины в кожаных куртках и сапожищах до бёдер взяли в руки длинные шесты, готовясь в случае нужды отталкиваться от берега. В плоту было не меньше пяти звеньев, но Блошка не стал дожидаться последних связок, сиганул с разбега и удачно приземлился, одолев в полёте добрых три метра ледяной свинцовой воды.
   — Вот тебе и недоросток — короткие ноги, — пробурчал Скуловорот себе под нос и подхватил на руки Галчонка. — Не боись, малец, докину.
   И зашвырнул воришку аж на середину плота. Кивнул Кешке:
   — Теперь ты. Ловить нас будешь, если что…
   Первая связка прошла мимо. Сплавщики работали шестами, и плотовой состав извернулся на повороте, как неуклюжая змея. Кешка отступил назад на четыре шага, ссадил с плеча Бумбараша. Ничего сложного. Надо просто разбежаться как следует, оттолкнуться посильнее…
   Мгновение невесомости — и брёвна ударили по пяткам, заскользили под ступнями, будто смазанные маслом. Опора ушла из-под башмаков, правую ногу ожгло холодом. Кешка упал на плот грудью, цепляясь за увёртливые стволы, как сброшенный в колодец котёнок — под ногтями крошилась набухшая от влаги кора.
   С берега что-то кричали. Кешка оглянулся и понял, что возился слишком долго. На вторую связку Скуловорот уже не успевал. К счастью, звенья плотового состава сцеплялись между собой почти вплотную. Оскальзываясь на мокрых брёвнах, Кешка перескочил на третью связку, упал на колени…
   Кинган один за другим пошвырял дорожные мешки, затем прыгнул сам с Пиамой на закорках. Покачнулся на краю, грузно припал на одно колено. Кешка схватил его за руку, потянул на себя, и Скуловорот улыбнулся ему из золотой бороды.
   — Силён ты, паря, — сказал Гвинсу старший над плотогонами, когда они все вместе собрались вокруг костра.
   Первая связка, из корабельного кедра, как хвалились сплавщики, сидела высоко, и поверхность плота оставалась сухой. Небо посветлело, стало белёсым и неуютным. Голые берега, в обвалах и подмоинах, тоже не радовали глаз.
   Кешка подсел к самому огню, но всё не мог согреться. Жар костра ласкал кожу, а внутри рос ледяной ком. Подташнивало. Уж не заболел ли он?
   Река больше не петляла, плоты шли ровно, сплавщики были спокойны. Вдруг, точно по команде, все разом отвернули головы вправо и сделали знак, отвращающий зло. Кешка взглянул на левый берег. По косогору к воде спускались крестьянские лачуги, нищие, убогие…
   — Навиль, — сказал молодой плотогон и сплюнул в воду.
   На кромке высокого обрыва появились двое всадников. На фоне пепельного неба они казались чёрными силуэтами, но Кешка, присмотревшись, больше слухом, чем глазами, различил под капюшонами длинные лица с неподвижными белёсыми зрачками.
   До сих пор браккарийцы были для него страшными сказками, видением, сном, дрожью в голосе подвыпившего вендерца, и вот теперь он своими глазами увидел дело их рук. Перед внутренним взором плыли смрадные, полуразложившиеся тела рёбрами наружу — человеческие туши…
   Сквозь это жуткое видение Кешка не отрываясь смотрел на слуг смерти. В груди, в горле набухала жгучая ярость, и парализующий волю ледяной ком таял. "Гвинс назвал меня магом, — думал он. — Если я маг, то почему не могу убивать взглядом?"
   
   
   В воздухе пропархивали снежинки, под ногами хрустел ледок, и по всему чувствовалось, что скоро грянет настоящий мороз.
   — Может, передохнём? — с надеждой спросил Галчонок. — Костёр разведём…
   Скуловорот прибавил шагу, потянув за уздечку серого пони, на котором ехала Пиама, и коняжке пришлось бежать быстрее.
   

02.07.2018, 11:57 | 7100 просмотров | 4 комментариев

Категории: Приключения, Любовное фэнтези, фэнтези

Тэги: змеиный медальон, фэнтези, кира калинина, сердце майнандиса, приключения


Показано 3 из 7 страниц

Комментарии

Свои отзывы и комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи!

Войти на сайт или зарегистрироваться, если Вы впервые на сайте.




Кира Калинина Кира Калинина

Спасибо большое, Инна! Рада, что заглянули
> Инна:
> Кируня!
> Очень интересно А слог шикарный - в лучших традициях старинных народных сказаний.
>
> С теплом, Инна Комарова.

20.08.2017, 23:53


Инна Инна

Кируня!
Очень интересно А слог шикарный - в лучших традициях старинных народных сказаний.

С теплом, Инна Комарова.

20.08.2017, 16:21


Кира Калинина Кира Калинина

В дополнение - небольшой отрывок из середины книги.


Старый двухэтажный особняк, выстроенный на древнем фундаменте, казался спящим. Ни дымка из трубы, ни единого огня в окнах. В подворотне слонялся парнишка в потёртом плаще. Чутьё подсказало Кешке, что он опасен.
Гости шли в дом всю первую половину ночи, и только у каждого третьего на шее белел платок или шарф. Удивительно, как много в этом городе, где магия вне закона, неучтённых колдунов.
Парнишка-сторож прятался в тени, но каждый гость, поравнявшись с ним, коротко взмахивал руками и беспрепятственно спешил дальше. Входная дверь отворялась, впуская визитёров в тёмное нутро дома, и снова всё замирало.
Круговое движение кистью правой руки. Рубящее, крест накрест, левой. Знак! Они рисуют Знак!
Кешку не учили маскироваться. Он шёл открыто, по центру улицы, и чувствовал, как его прощупывает чужой "эхолокатор". Кожа отчётливо зудела. Он свернул в подворотню, приостановился рядом с часовым, чтобы начертить в воздухе круг и крест, и двинулся дальше, во внутренний дворик. Но парень, выступив из тени, преградил ему путь.
Он ничего не говорил, просто стоял и смотрел, и от этого взгляда у Кешки волоски на загривке встали дыбом. Обычный человек на его месте, даже уличный задира, решил бы, что связываться себе дороже. Кешке пришлось собрать всю волю, чтобы остаться на месте. Он медленно развёл руки в стороны, показывая, что безоружен. К Эфиру он не прикасался.
— Отведи меня к своим друзьям. Есть разговор.
Нельзя сказать, что он не рисковал. Но парню был не резон применять магию без крайней нужды. Темноволосая голова качнулась, пробирающий до костей взгляд потух, и Кешка прошёл к невидимой в ночи двери. Приоткрылась створка, в лицо пахнуло теплом… ему дали тычка, и он бегом влетел внутрь.
Дверь захлопнулась, вокруг сомкнулся мрак. Кешка стоял, не шевелясь, без единой мысли в голове, давая прослушать себя насквозь доброму десятку слухачей. Рядом зашуршали шаги, его подхватили под руки и поволокли вниз по стёртым каменным ступеням, втолкнули в небольшое прохладное помещение… Кешка вдруг понял, что слышит, не слушая, что уши заменяют ему зрение, как учила Мара. Это получилось само собой.
Конвоиры отступили к дверям. От стены напротив, из-за стола, на него смотрели чужие глаза. Пять глаз — две пары и ещё один… Одноглазый сидел в особом кресле, лицо обезображено шрамами, нога… да, левой ноги нет по колено, на правой руке отсутствуют три пальца. Он был стар, но в нём бурлила сила, с которой Кешка не рискнул бы тягаться.
— Итак, — просипел старик. Оказалось, горло и связки у него тоже покалечены. — Итак, мальчишка, ты хочешь сказать, что ты один из нас…
— Нет, — тихо, но чётко выговорил Кешка.
Старика мучили боли, и он был раздражён. Он всегда был раздражён, но сейчас особенно. Кешка чуял: одно неосторожное движение или слово, и его прикончат. Здесь, под землёй, они не боятся колдовать. Даже те, кто в белых шарфах. И ещё он знал, что малейшую фальшь старик почует.
— Я пришёл из другого мира. Здесь, в Майнандисе, меня зовут Кен. Но имя, данное мне при рождении, Питнубий. Король во дворце — самозванец. Я пришёл, чтобы вернуть себе трон, — эти слова в собственных устах звучали для Кешки странно, но не жгли язык, как раньше. — Мне верила Мара из Захотимья. Мне верил Бармур из Летуприса. Оба пожертвовали жизнью, чтобы спасти меня. И я сделаю всё, чтобы их гибель не была напрасной.
Никто не рассмеялся, не вскрикнул, не ахнул, но ритм дыхания у людей в комнате изменился. У всех, кроме старика. Женщина по левую руку от него нервическим движением убрала со лба прядь волос. Мужчина справа повёл шеей, словно ему стал тесен воротник.
— А ты наглец, — просипел старик. — Трон ему подавай… Только заикнись об этом там, наверху, и трупоеды вырвут тебе сердце. Знаешь об этом?
— Не вырвут, — возразил Кешка. — Трупоед по имени Ухада недавно предложил мне сделать это самому. Стать одним из них.
Повисла тишина. Кешка решил, что всё-таки ошибся с выбором слов. Потому что в старике поднялся тяжёлый жгучий гнев, как магма в вулкане — ещё чуть, и выплеснется наружу.
— Ты здесь по его приказу? — голос старика был еле слышен. Шипение воздуха, выходящего из порванного шланга.
— Вы же слушаете меня. Вы знаете, что нет!
Невидимая рука отвесила ему пощёчину, и мужчина справа от старика резко сказал:
— Как же тебе удалось спастись?
У него было вытянутое лицо с острым подбородком и длинный кривой нос.
— Меня спас ракен.
Снова пощёчина, сильнее первой, аж в ушах зазвенело, и Кешка, успевший понять, как это делается, ударил в ответ. Голова кривоносого откинулась назад, из правой ноздри потекла тёмная струйка. Кешка позволил себе усмехнуться.
А потом…
Никакого предупреждения, ни малейшего намёка. Просто в мозгу взорвалась сверхновая, и мир сгинул.

* * *
Лицо в зеркале. Коридор теней. И дальше по кругу — до бассейна в дворцовом парке… Сколько это будет повторяться? Пока она не сойдёт с ума? Или она уже спятила… У неё раздвоение личности. Нет, раздвоение, это когда в тебе живут двое. А когда много, это называется мультипликация. Смешное слово. Но сразу всё объясняет. Её место в дурдоме. Может быть, она уже там. Может, она всегда была там, и её жизнь — просто череда галлюцинаций?..
Санд под треск ветвей тащил Лику сквозь подлесок — к озеру, к цветку. А она кусала губы, силясь припомнить, что за идея в прошлый раз заставила её взлететь на дерево, словно она птица, а не человек. Не идея даже — догадка, искра, скользнувшая по краю сознания, но такая важная, что Лика кинулась действовать без размышлений. Потому и не додумала, не задержала в уме драгоценное озарение…
Принц ничего не помнил. Это хорошо. Он не знает, что она сделает, и не сможет ей помешать. Беда в том, что она тоже не знает… Огнецвета нельзя касаться под страхом смерти. То есть лепестков можно, а сердцевины нельзя. Но именно сердцевина ей и нужна. Зачем?
Лика решила не отступать от сценария. Снова взобралась на ствол и не спеша двинулась вверх — к цветку, заворожённая его притяжением. Почти заворожённая. Санд шёл рядом, подняв руку над головой, и она легонько касалась пальцами его пальцев — чтобы усыпить бдительность. Он даже не побоялся замочить ноги, но когда вода дошла до щиколоток, всё-таки сдался и, крикнув: "Осторожно!" — выбрался обратно на берег.
Цветок пылал как костёр, над которым потрудился голливудский мастер по спецэффектам: по языкам пламени прокатывались радужные переливы, вокруг роились блуждающие огни, поднимаясь вверх стайками светляков и тая в воздухе. От этой феерии света рябило в глазах. Но когда лепестки раскрылись, Лика ясно увидела кристалл и в его центральной грани — своё отражение.
Поверх отражения гуляли влажные отсветы, а под ним чернели маковые зёрна семян. Кристалл манил… Лика с трудом удержалась, чтобы не коснуться его шелковистой плоти. Такой живой, желанной… Юный принц сказал: "Ты умрёшь!" Но почему? Разве цветок ядовит? Или дело в другом? Лика наклонилась к своему отражению, и лицо в кристалле приблизилось… будто глядишься в рубиновое стекло, под которым плещется вода.
Глядишься… Зеркало! Портал, через который вещуньи ушли в другие миры.
Лика ахнула и накрыла кристалл ладонью, успев заметить, как крошечное отражение тянется ей навстречу. Поверхность была тёплой и тихо пульсировала…
Мир разлетелся вдребезги и из осколков сложился заново. Всё кругом окрасилось багрянцем. Лика зажмурилась, но кровавый свет проникал под веки.
Она внутри. Пленница кристалла.
Не открывая глаз, Лика видела, как в вышине летят облака, тоже красные, и чуть ломаются, пересекая ребро между гранями. Летят по ту сторону кристалла, на воле… Свод над головой состоял из огромных шестигранников. К каждому снизу тянулись ветви — нет, не ветви, скорее членистые манипуляторы гигантской машины. Должно быть, их окончания и казались снаружи чёрными крапинками семян…
А то место, тот центр, в котором они сходились… Лика не видела его, потому что не хотела видеть. Но стоило ей подумать о жутком нечто, разбросавшем во все стороны длинные лапы, как оно тут же проявилось, и нельзя было уже ни спрятаться, ни отвернуться, ни заслониться неведением…
В сердце залитого алым пространства висел исполинский паук. Чёрная туша его лоснилась, ротовые придатки, каждый с бивень мамонта, плотоядно шевелились. Теперь Лика заметила и паутину — больше похожую на кисею или кружево из тончайших солнечных лучей. Алая пелена кристалла не могла затмить их чистый свет. Паутина была прекрасна, но паук внушал ужас.
В воздухе прокатилось мерцание, алый свет поблёк, и открылся новый слой реальности: в каждой лапе у чудовища было по человеку, а лап были сотни… тысячи! Лика узнала Мейлин и графа Моалора с женой, казначея Хаппрона, Алиерию, Стрейн и Лимою, а потом увидела Нолемьера. Он висел в воздухе, скрестив руки на груди, с самодовольным видом, словно и не подозревал, что всего лишь марионетка в когтях монстра…
А это кто? Кеша! Он-то здесь зачем?
Затем, что бросил её! Явился призраком из прошлого, растравил душу и исчез, оставив после себя глухую тьму. А она не усвоила урок… Дура! Кинулась спасать чужой мир — и погубила себя. Зачем? Лучше жить рядом с Нолемьером, делать, что велят, наслаждаясь покоем и роскошью, — и будь что будет. Но теперь уже поздно…
Из-под брюха паука вывернулась ещё одна лапа с человеком-куклой в когтях, придвинулась, будто похваляясь своей ношей — мелькнули золотые локоны, атласные юбки, и Лика уставилась в собственное лицо. Немигающие глаза были пусты, уголки губ приподняты в резиновой улыбке.
Девочка попыталась зажмуриться, но не почувствовала век. Хотела закричать, но с губ не сорвалось ни звука. Может, у неё просто не было ни глаз, ни рта? Похоже, она вовсе лишилась тела. Ни убежать, ни уклониться…
В широко расставленных зраках паука мерцала тьма, на кончиках его ротовых придатков выступили капельки яда, и кукла в лапе поплыла навстречу Лике. Улыбка её стала шире, головка приветливо склонилась, а правая рука поднялась в знакомом жесте… Так поступали двойники, приглашая в своё зазеркалье.
Она дошла до предела, до последнего отражения…
Кукла придвинулась вплотную, и Лика ощутила, как в неё проникает чужое, холодное, мёртвое…

* * *
Очнулась она на руках Нолемьера. "Что с тобой, моя птичка?" — встревоженно спрашивал придворный маг, а Лика не знала, что ответить.

23.09.2015, 18:10


Кира Калинина Кира Калинина

Выкладка основного ознакомительного фрагмента завершена.

20.09.2015, 14:17

Другие записи в этом блоге

Кошка Белого Графа

Аннотация: Люблю вечерком обернуться кошкой, пройтись по крышам и заглянуть в окошко-другое. А порой и подслушать то, что не предназначено для чужих ушей. До сих пор это сходило мне с лап, но не сегодня. Один щелчок пальцев, и я больше никогда не стану человеком — если не встречу главную ночь года в... подробнее »

3 дней назад | 28 просмотров | 0 комментариев

Тэги: приключения, интриги и тайны, неунывающая героиня

Сон с корицей и перцем

Он был уверен, что завоюет её с той же лёгкостью, что и других. Но почему эта женщина смотрит так, будто знает о нём больше, чем он сам? Почему кажется, что она ведёт какую-то игру? И почему он не может выбросить её из головы? Может, дело в особых сладостях, способных разжечь страсть в самом холодом... подробнее »

18.11.2020, 17:03 | 361 просмотров | 0 комментариев

Тэги: противостояние и любовь, интриги и тайны, романтика, сильная героиня

Жена-беглянка

Книга "Жена-беглянка" продаётся на Призрачных мирах: https://feisovet.ru/магазин/Жена-беглянка-Кира-Калинина Аннотация: В душе я сильфида, и за это мне грозит тюрьма. Чтобы обосноваться в безопасном месте, придётся срочно выйти замуж. Хотя бы временно — и лучше понарошку. Кандидат в мужья имеется.... подробнее »

11.05.2020, 16:30 | 689 просмотров | 0 комментариев

Тэги: вынужденный брак, романтика, сложные отношения, интриги и тайны, юмор

Если любишь - солги

"Если любишь - солги" Аннотация: Разве пара маленьких тайн — повод охотиться за мной, как за дичью? Я нужна всем. Загадочный покровитель опутал меня паутиной странных ограничений. Маг-магнетик с гиацинтовыми глазами клянётся в пылкой страсти. Рядом рыщут кровожадные оборотни. Таинственный незнакомец,... подробнее »

17.07.2019, 17:18 | 1175 просмотров | 0 комментариев

Тэги: фэнтези, приключения, магия, оборотни, кира калинина, если любишь - солги

Магнолия в твоём саду

Я — привидение и рождена для веселья. Но однажды мне пришлось отдать часть себя, чтобы спасти жизнь инквизитору, исконному врагу потусторонних существ. Теперь между нами связь, которую нельзя разорвать до срока. И будто этого мало — вокруг шныряет убийца, способный погубить мир. Как его остановить, если... подробнее »

02.04.2019, 16:56 | 1600 просмотров | 0 комментариев

Тэги: фэнтези, приключения, привидения и духи, детектив, кира калинина, магнолия в тво

Подборки книг

#ДворцовыеТайны #ДраконВедьма #КосмическаяСтрасть #КурортныйРоман #ЛитСериал #ЛюбовьОборотня #ЛюбовьПроклятия #МойПарень #Наследница #Некроманты #Отбор #Попаданка #ПродаМастер #СлужебныйРоман #СнежнаяСказка #Студенты #ШармПервойЛюбви #ЭроЛитМоб Hurt/comfort POV Young adult Авторские расы Азиатская мифология Академия, школа, институт и т.д. Альтернативная история Ангелы Ассасины Асуры Боги и демиурги Бытовое фэнтези Вампиры Ведьмы, ведуньи, травницы, знахарки и т.д. Воры и воровки всказке Герой – ребенок Герой-телохранитель Гномы и дварфы Городское фэнтези Дарк фэнтези Демоны Детектив Джен Домашние животные Драконы Драма Жестокие герои Истории про невест Квест Киберфантастика Кинк Космическая фантастика Космические войны Литдорама Любовная космическая фантастика Любовная фантастика Любовное фэнтези Любовный гарем Любовный треугольник Любовь по принуждению Маги и волшебники Мелодрама Метаморфы Мистика и ужасы Морские приключения Морское фэнтези Некроманты и некромантия Неравные отношения и неравный брак Оборотни Омегаверс Орки Остросюжетный роман Отношения при разнице в возрасте Пародия Пирамида любви Повседневность Попаданки и попаданцы Преподаватель и ученица Призраки и духи Приключенческое фэнтези Прыжки во времени Путешествия во сне Рабство Редкие расы Свадьбы и браки Светлые эльфы Скандинавский фольклор Славянский фольклор СЛЕШ Смена пола Современный любовный роман Социально-психологическая драма Стёб Стимпанк Темные эльфы, дроу Фамильяры Фанфик Феи и дриады Фейри Феникс Флафф Фэмслеш Фэнтези Европы Чужое тело Эротическая космическая фантастика Эротическая фантастика Эротическое фэнтези

Наверх