Новинка! Мистика от Евы Адлер

Новинка! Мистика от Евы Адлер

КРИВЫЕ ЗЕРКАЛА
Аннотация
Желание Виктории Ивановой начать новую жизнь в уютном городке, где прошло ее детство, разбивается на осколки – навязчивый бывший жених не оставляет в покое, сестра решает устроить Викину личную жизнь, да еще и старый дом, доставшийся от бабушки, оказался полон зловещих тайн.
Тем временем кто-то проводит жуткие ритуалы на соседнем кладбище и в развалинах древней часовни. Старинное проклятие пробудилось. Кто в кривых зеркалах, отражающих прошлое?

***
ОТРЫВОК
Дом встречал Вику привычными уже скрипами досок, ступеней, ставен, и яблоня, потерявшая за ветреный день половину листвы, как-то особенно тревожно стучалась в стекла, то и дело роняя тяжелые краснобокие плоды. Вика, прежде чем зайти, собрала немного яблок, вспоминая мастерскую Фила. И отвернутый к стене мольберт – новую картину он так и не показал, оговорившись тем, что она не готова, но Вике было почему-то очень важно увидеть, что там изображено.
Но настаивать, конечно, она не могла.
Поэтому и сбежала слишком поспешно, надеясь, что Фил не заметит изменений в ее настроении и не примет на свой счет, все же терять дружбу с ним не хотелось.
Вслед за Викой в дом вернулась туманная тень в старинном платье, она обходила комнаты, будто проверяла, ничего ли не случилось за время ее отсутствия, скользя по зеркалам и стеклам, по глянцевым поверхностям мебели – везде, где могло быть отражение, словно просачиваться в реальный мир было безумно тяжело и неприятно. Впрочем, кто знает, что приятно тени, сгустку белесого тумана, осколку давно умершей души, которая так и не смогла покинуть этот мир, чтобы отправиться в свое бесконечное путешествие?..
Тень спряталась в зеркале, едва успев раствориться в отражениях, когда в комнату зашла Вика с охапками трав и венков, которые сама же выбросила не так давно, посчитав, что у нее галлюцинации из-за запаха какого-то растения. Тень шипела змеей, билась о зеркальную преграду, но проклятые травы больше не давали ей возможности бродить по эту сторону зеркала, снова заперев в мире, где все иллюзорно и зыбко.
По зеркалу прошла паутинка трещин, и Вика испуганно обернулась. Закатные лучи солнца отразились в отражениях, золотом озарив мебель и замершую с охапкой трав девушку. Метелки осоки и веточки полыни, дягиль и череда – все это казалось вырезанным из блестящей фольги, сверкая и переливаясь в закатном мареве.
Но Вика смотрела только на трещины. Которые всегда и все видели. Кроме нее. А она видит их впервые.
Интересно, что это значит?..
«Некоторые люди видят больше, чем положено», – раздался в памяти мягкий голос бабушки, и Вика как воочию увидела, как та сидела в такой же осенний золотистый день за столом гостиной и вязала свои травы в букеты.
«Это же так чудесно – видеть то, чего не видят другие!» – отвечала тогда маленькая Вика, перебирая хрупкую высушенную полынь и морщась от ее противного резкого запаха.
«Не всегда! – обрывала ее старуха, строго глядя и отбирая полынь. – Только кажется, что лучше. А можно ведь и потеряться среди призраков, уйти по их тропе полынной. Там не ждет человека ничего, кроме теней. Что хорошего – слышать их вопли и бродить среди заросшего поля? Если заблудишься в проклятых травах – никогда не вернешься к живым… Так что и думать забудь! Нечего тебе там делать!»
«А если этим призракам помогать нужно? – задумалась тогда Вика, пристально глядя на седую полынь. – А что, если они… ну, застряли? Не смогли уйти с этого поля… Кто-то же должен им помогать!»
«Помогать? – испугалась тогда бабушка. – Это ж кто на себя такую тяжесть возьмет, чтобы им помогать! Когда-то, может, и были такие ведьмы, когда люди верили в потусторонний мир. А сейчас, без веры да страха, кто ж с такой долей справится… – Она отложила травы и нахмурилась, словно пыталась что-то вспомнить. – Но я слышала от своей бабушки, что были такие… проводники душ. Помогали тем, кто отойти не может, привязан к этому миру… но вот чтобы кто-то старые души отправлял на тот свет… про такое я не знаю…»
Мама тогда услышала часть этого разговора и сильно поругалась с бабушкой, говорила, что она ребенку бреднями своими совсем голову забила, и что они вообще сюда больше не приедут никогда…
Они и правда после той осени пару лет в поселке не были, а Вика вспомнила, что мать ее как раз тогда к психологу и отправила – кажется, она стала плохо спать, кричала сильно, когда кошмары снились, истерики случались, вспышки ярости, Вика даже с другими детьми дралась, хотя прежде была спокойным ребенком... После того и тетради ее мать сожгла, считая, что Викина «писанина» – следствие нервного расстройства.
Вика отвела взгляд от зеркала, с трудом вырвавшись из плена воспоминаний, и разбросала траву по углам и повесила на окнах. Она решила, что раз зеркало, которое сводит ее с ума, здесь, а не на чердаке, то травы бабушкины пусть тут будут – это хорошо еще, что на пустыре сосед не стал листья жечь, сохранилось все, что она недавно выкинула… и что сама не спалила, как собиралась.
Странно все же – она уже понимает, что это зеркало пугает ее, что из-за него ее кошмары и бессонница, а выкинуть или хотя бы прибрать куда-то рука не поднимается. И еще – как связаны ритуалы на кладбище с ее кошмарами? Кто приложил руку к тому, чтобы устроить на месте часовни подобие капища?..
Вика прошла в комнату, где стояла в качестве антуража старенькая машинка. Прикрыла за собой двери, чтобы не видеть зеркало. Распахнула окна, чтобы не пугаться скрежета веток о стекло – пусть лучше жухлые листья летят в комнату, пусть холодный ветер выстудит все, заморозит… Но вечер был таким же теплым, как и день, а ветер стих, и листья с тихим шелестом осыпались на подоконник и стол, и поднявшаяся над поселком луна – круглая и огромная, с каким-то странным кровавым оттенком – казалась ненастоящей, бутафорской.
И почему-то захотелось услышать стук клавиш старой машинки. Вика как зачарованная подошла к ней, коснулась холодного металла и улыбнулась в предвкушении.
Снова будет бессонная ночь, но в этот раз она не даст кошмарам взять над собой верх. И обуздает свои страхи. И подчинит всех призраков, уведет их на белые страницы, заставит подчиняться своему воображению…
Вика заправила в машинку бумагу, щелкая кареткой, потом нежно провела по клавишам, передавая им дрожь пальцев, и охваченная лихорадочным волнением, принялась стучать по ним, словно боясь, что не успеет записать все, что нужно, до утра.

08.06.2021, 17:27 | 180 просмотров | 0 комментариев

Категории: Книга уже в продаже

Тэги: ева адлер

Комментарии

Свои отзывы и комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи!

Войти на сайт или зарегистрироваться, если Вы впервые на сайте.

Наверх