Только 12 и 13 января скидка в день рождения автора 70% на все книги.

Только 12 и 13 января скидка в день рождения автора 70% на все книги.

Я пишу разные истории: короткие и длинные, счастливые и не очень, но всегда в них бушует целый ураган эмоций, а между героями горит яркая всепоглощающая страсть. В свой день рожденья хочется порадовать читателей самой выгодной ценой, 12 и 13 января на все мои книги  будет действовать скидка 70%. Если вы любите читать истории в жанре современного любовно-эротического романа, то самое экономически-выгодное время поближе познакомится с моим творчеством.
Искренне ваша Дмитриева Марина
Представлен отрывок из романа бестселлера этого сезона Не смей меня касаться. Марина Дмитриева
Мои нетерпеливые губы снова накрыли ее рот, а пальцы начали освобождать роскошные темные пряди из строгого пучка серой мышки, в который они были собраны. Шпильки полетели по салону. Хочу быстрее превратить эту чопорную офисную леди в мою Андалузскую красавицу. Потом ладони прямо через ткань классического платья накрыли идеальные женские груди и немного сжали. С девичьих губ сорвался едва слышный стон, скорее, выдох. Но я услышал, более того, он оглушил похлеще самой сильной барабанной установки. Начал целовать бархатистую кожу девичьей шеи. Таня млела от моих действий, продолжая оглушать пространство салона машины негромкими хрипами. Мои ладони опустились чуть ниже, дразняще прошлись по ее вздрагивающему животику, легли на бедра, потом начали совершенно нагло задирать подол ее сдержанного платья. А губы продолжали целовать беззащитную шейку, не давая Тане опомниться от хмеля, вызывая все новые и новые тихие, отзывающиеся грохотом в моей голове женские стоны.
– Шувалов, черт возьми, что ты делаешь?!
Все-таки опомнилась. Жаль.
– Тсс…Таня, я пытаюсь рассказать о своих чувствах. Не мешай мне.
Пальцы легли на влажную, ну конечно, моя девочка потекла, ткань трусиков. Андалузская красавица запрокинула голову.
– Умм, рассказать ил-ли п-показать, – зашептала эротичным выдохом Таня Лазарева.
– Все вместе…
Мои пальцы пришли в движение, отодвинули ткань трусиков, окунаясь во влагу развилки между женских ног. Ее полустон наполнил первобытной, насыщенной сексом музыкой салон автомобиля. Нащупал в скользких складках бугорок клитора.
– Камеры, – прохрипела Таня, – на стоянке должны быть камеры видеонаблюдения.
– Не переживай, милая, я выбрал место, где у них ограниченный обзор... Они видят машину только сзади.
Стал легонько, не давая Тане ясно мыслить, теребить этот сладкий бугорок. Моя роза закусила губку и прикрыла свои темные шоколадные глаза.
– Знаешь, как только увидел тебя там, в коридоре фирмы «Эверест», понял – эта девушка должна стать моею. Она будет стонать, извиваться подо мной, умоляя ее взять. Да, признаться, Таня, тогда у меня возник чисто физический интерес. Впрочем, не совсем так, я сразу подумал, что за таким сочетанием строгости и красоты должна скрываться очень интересная личность.
Мои пальцы зашли внутрь влажной горячей девичьей пещерки. Ее тихий стон снова бабахнул десятком барабанов в моей голове.
– Таня, смотри, пожалуйста, на меня. Когда тебе признаются в чувствах, некрасиво закрывать глаза.
Ее веки дрогнули, темные глаза обварили растопленным горячим-горячим шоколадом.
– Шувалов, какой ты бол…
Не договорила, поскольку я мгновенно вытащил пальцы из сочащейся промежности и накрыл ими соблазнительный рот. Чуточку надавил, Таня шумно задышала, а пухлые губы раздвинулись, впуская во влажные глубины мои пропитанные ее соком пальцы. Эротичность этой картины ослепляла, воспламеняла, взрывала мозг. Член требовательно дернулся за ширинкой брюк дорогого костюма. Потерпи, дружок, мы говорим о чувствах, а чувства – дело серьезное, особенно, когда имеешь дело с такими колючими розочками. Между женских ножек нырнула моя левая рука.
– Знаешь, я в тот же день начал осторожно выспрашивать о тебе у Мишки, но он ни бельмеса не знал… Правда, дал поручение отделу кадров переслать мне твое личное дело.
– Так нечестно! Это недопустимо! – ожидаемо стала возражать правильная Таня Лазарева, но я накрыл ее губы ладонью, призывая поумерить свое возмущение. Потом снова требовательно нажал на пухлые губы, вынуждая впустить внутрь рта мои пальцы. Меня безумно заводил вид ее лица, когда она их посасывала.
– Что же тут нечестного, Таня?! По-моему, это нормально, собрать о понравившейся тебе женщине как можно больше сведений. Да и какая в личном деле информация? Об образовании и прежних местах работы. Ну, еще анкета, тоже, в принципе, не содержащая никаких личных данных. Хотя самое главное, что ты не замужем, я из нее все-таки узнал.
Рука на женском лоне снова пришла в движение, опять проникла под трусики, пальцы захватили чувствительный бугорок в липких от любовного сока складках. Таня пискнула и снова прикрыла глаза.
– Смотри на меня, Таня, смотри и соси пальцы.
Веки распахнулись, в карих глазах читалось возмущение, возбуждение через край. Адская смесь, вызвавшая судорожное подергивание члена за ширинкой брюк. Надеюсь, я не перегнул палку со скромницей Таней. Нет, поскольку пухлые губы послушно сжали мои пальцы во рту. Хорошо, что Таня Лазарева не такая уж и скромница на самом деле. Теперь-то я знаю, что ненужные, сдерживающие ее чувственность оковы мгновенно слетают, стоит только дотронуться до некоторых интимных мест.
– Знаешь, но я почему-то медлил, возможно, боялся разочарования, возможно, наслаждался чувством предвкушения. Да и дела… будь они неладны.
– Таня, раздвинь, пожалуйста, шире ножки.
Возмущение вперемешку с возбуждением продолжали плескаться в расплавленном шоколаде Таниных глаз.
– Слушайся, – ласково прошептал я ей на ушко, и стройные ноги неторопливо разошлись в стороны.
– Еще шире…
Удивительно, но и в этот раз Таня выполнила мое близкое к приказанию пожелание.
– Хорошая девочка, – похвалил я Розочку и в качестве поощрения погладил чувствительный клитор, вызвав тем самым новые подергивания женского тела.
Как приятно чувствовать себя властелином этой обворожительной женщины.
– А потом я увидел тебя с распущенными волосами, в черном платье, открывающим великолепные покатые плечи, на фуршете в честь празднования образования фирмы «Эверест». Глаз невозможно оторвать, до чего ты была хороша. Признаться, я сам напросился на тот вечер, поскольку Мишка собирался отметить девятилетие фирмы исключительно внутри коллектива. И двигало мной желание опять увидеть девушку, поразившую мое воображение.
Два пальца левой руки вошли во влажную щелочку между красивых стройных ног Андалузской красавицы. Грудной стон током прошелся по нервам, заставив вздрогнуть тело.
– И тут меня ждало открытие – цветочек-то умеет колоться.
Начал медленно двигаться в глубинах влажной горячей пещерки. А Таня опять бабахающе застонала, прямо на пальцах другой руки, все еще находящихся внутри женского рта.
– Колючки, подумалось тогда, зачем они нужны? Мне всегда больше нравились покладистые девушки, которые понимали, что я от них хочу. А быть может, я просто привык к легким победам и простым горизонтальным отношениям без обязательств.
Медленно входил пальцами внутрь женского лона, иногда замирая в самой глубине и вибрирующе поглаживая чувствительную внутреннюю стенку влагалища.
– Тогда я решил обождать, поразмышлять, заняться делами, – снова зашептал ей на ухо, продолжая признаваться в своих чувствах.
Блин, действовать левой рукой было неудобно. Запечатал нежные губки своими губами, поменял руки в женской промежности и снова вошел двумя пальцами в недра сочащейся щелки. Теперь Таня стонала мне в губы, пьянила, напрочь снося самообладание. Как хотелось ее трахнуть, прямо тут, в салоне своего автомобиля, разложить на заднем сиденье и вонзиться полностью до упора, а потом еще и еще раз. Нет, обожди, потерпи до дома, Сашка, сейчас на повестке дня чувства. Все как на духу.
Начал снова целовать пахнущую розами шею.
– Т-ты специально на меня наехал, – высказала догадку Андалузская красавица, а шоколадные глаза вполне осмысленно уставились мне в лицо.
Возмутился:
– Нет, Таня, – за кого ты меня принимаешь, я тебя действительно не заметил. Но знаешь, мокрой, вся в каплях грязи, ты смотрелась так соблазнительно, что хотелось прямо там тебе сожрать, точнее запихнуть в машину и хорошенько отодрать.
От моих грубых слов Таня снова протяжно застонала. Неужто девочку-скромницу возбуждают пошлые выражения?
– Я, конечно же, снова загорелся… Твой ответ про миллион долларов дал понять, что ты не такая уж неприступная крепость, какой показалась сначала, и, как все женщины, любишь денежки, а колючки легко убираются с помощью зеленых бумажек. Это обнадеживало, пусть так, пусть она видит во мне ходячий кошелек, так даже проще, значит, скоро Андалузская красавица окажется в моей постели, будет старательно меня ублажать, чтобы заполучить вожделенный миллион долларов.
В черных очах снова появилось возмущение.
– Шувалов, ты невозможно самонадеянный тип… Это была шутка, я просто шутила!
Теперь закрыл пухлые недовольные губы моей леди пальцами левой руки. Впрочем, они тоже были пропитаны ее соками.
– Тсс… Таня, тсс… Не мешай мне признаваться в своих чувствах. Ты хотела послушать, так не перебивай, черт тебя дери!
Чуть увеличил темп движения в женской промежности, сильнее надавил на внутреннюю стенку влагалища. Где эта чертова точка G?! Кажется, нащупал. Очень возбуждающе наблюдать за тем, как темные, словно горький шоколад, глаза заволакиваются дымкой кайфа.
– Так-то лучше, – довольно прошептал я и легонько чмокнул ее медовые губки.
– Сейчас я это понимаю, Таня. Но тогда… Знаешь, сколько девушек шутили подобным образом, намекая на какую-нибудь ценность, которую они хотят получить от меня в обмен на свою благосклонность?
– Н-не знаю, наверно, много-о-о…
– Вот именно, Таня, много, очень много. Как мне не стать при таком множестве циничным типом?
Левая рука опустилась на грудки, соблазнительно топорщащие ткань офисного платья. Черт, ну почему платье, а не блузка?! Почему вместо легко расстегивающихся пуговиц спереди молния сзади? Прямо хотелось реветь от досады, а губы загорелись желанием обхватить, всосать в рот тугой бутончик соска ее идеальной женской груди.
– Твой решительный отпор моим попыткам перевести наши отношения в привычную для меня горизонтальную плоскость дал понять, что цветочек, словно ежик, напичкан колючками. Но это уже не оттолкнуло, нет, мне еще сильнее захотелось с тобой видеться. После нашего байкерского свидания я окончательно и бесповоротно был очарован, полностью потерял голову.
Интенсивный толчок пальцами в самую глубину вагины, снова попытка нащупать точку G, а мой большой палец лег на клитор.
– Таня, нет, черт возьми, не закрывай глаза! Слушай дальше.
– Мне нравится в тебе все, как ты двигаешься, смотришь, улыбаешься. Я готов часами, словно прекраснейшим творением природы, любоваться своей Андалузской красоткой. Меня ужасно забавляет, что ты такая дерзкая и совершенно не боишься моего гнева.
Чуть увеличил интенсивность ласк.
– Танька, – шептал я глухим шепотом, – обожаю твой розовый запах, меня до дерганья члена заводит твой голос.
Начал интенсивно трахать ее своими пальцами.
– Твои стоны – просто музыка для ушей, только от этого кончить готов.
Она запрокинула голову, женская попка заелозила по сиденью автомобиля, то ли пытаясь уменьшить глубину проникновения моих пальцев, то ли наоборот сильнее на них насадиться.
– Шувалов, ты опять про свое «хочу»… – возмущалась и одновременно эротично выдыхала Танечка.
– Маленькая ханжа! – прошептал я ей на ухо и снова накрыл пухлый рот поцелуем, не забывая при этом интенсивно теребить пальцами в уже хлюпающей вагине.
Девичьи веки опять прикрылись. Черт, нельзя прятать от меня расплавленный шоколад. Чуть повысил голос:
– Таня, ну не закрывай же глаза! Разве ты не знала, что у мужчин «хочу» неотделимо от других чувств? Разве ты не видишь, не понимаешь, как мне с тобой хорошо, весело, интересно?! Причем далеко не только в постели.
– О-о-о… – послужило мне ответом.
– Обожаю на тебя смотреть, прикасаться, гладить.
По правде сказать, интенсивные движения в женской промежности имели мало общего с поглаживаниями. Мои пальцы ее брали, трахали, укрощали, делали своей.
– Мне до чертиков понравилось просыпаться вместе с тобой и засыпать, впрочем, тоже… а также завтракать, обедать, ужинать, кататься на лодке. Наверное, поэтому я так расстроился, рассвирепел, когда ты не захотела переехать в мою квартиру, стукнула меня сначала в бок, потом сумочкой по башке. Для меня, который привык получать все и сразу, было очень обидным такое активное сопротивление.
– Ты заслужил, – прошипела Таня, – очень самонадеянный…
Большим пальцем начал чуть интенсивней ласкать клитор, балдея от подергиваний, прошедших волной по женскому телу.
– Похваляющийся своими деньгами… это бе-еси-ит!.. – последнее слово получилось стоном удовольствия.
– Прости, Таня, но пойми, я человек своего времени и своего положения.
– Да-а-а... – опять простонала Андалузская красавица, ведь интенсивные движения в промежности продолжались. – Меня тоже иногда заносит…
Она теперь всем своим существом елозила по автомобильному креслу, шоколадные глаза снова спрятались за веками, а пухлые губы приоткрылись, стараясь сделать вдох.
– Не знаю, Таня, можно ли все это назвать любовью, ну уж точно я к тебе неровно дышу.
– У-у-у, – завыла моя развратная девочка-умница, поскольку я снова начал теребить в самой глубине точку, которая доставляла ей удовольствие.
– Скажи, Таня, тебе нравятся мои чувства?!
В ожидании ответа остановил движения. Веки распахнулись, опалив меня чем-то, похожим на бешенство. Ага, почувствуй Андалузская красавица, как это – остаться без желанного сладкого.
– Скажи… – змеем-искусителем зашептал я в аппетитные, сочные губы.
А потом чуть ли не заорал:
– Скажи!
– Да, да, черт возьми! Нравится. Очень проникновенно. Продолжай, Саш, прошу тебя! Мне совсем немного осталось…
Легонько погладил клитор, кайфуя от извиваний тела под моими пальцами.
– О-о-о, сильнее, пожалуйста-а-а...
Начал быстрее работать пальцами внутри женской промежности. Все глубже и глубже. Теперь не было нужды просить ее раздвинуть ножки. Таня сама максимально широко, насколько позволяли ей салон автомобиля и задранная юбка офисного платья, развела колени, разбросала изящные лодыжки в стороны, став полностью для меня доступной. Пространство мерседеса наполнилось музыкой приглушенных женских стонов и чавкающими звуками движений моих пальцев в сочащейся любовными соками промежности. Потекла моя девочка изрядно. Таня вытянула шею и, кажется, совсем перестала дышать, вся напряглась, словно собираясь взлететь.
– Кончай, кончай, моя хорошая! Хочу это слышать.
Она захрипела, застонала, тело выгнулось, ноги прихлопнули мою руку, все еще орудующую в ее влажных глубинах, глаза цвета растопленного шоколада который раз прикрылись. Вот он – оргазм моей Андалузской красавицы. Блин… насадить бы ее такую сокращающуюся, скулящую на себя. Прислонился лбом к темноволосой голове… Вдох, выдох, вдох, выдох, потерпи до дома, озабоченный придурок.
– Нежность к тебе у меня тоже имеется, целая лавина, – поцеловал Таню в макушку, – только извини, она своеобразная, немного медвежья. Не знаю, нужна ли тебе такая?
Наконец женские веки распахнулись. Боже, она сейчас похожа на Мадонну...
– Н-нужна, с этого момента я снова вхожу в клуб любителей напористых медведей.

12.01.2018, 09:00 | 167 просмотров | 0 комментариев

Категории: Акция, скидка

Тэги: акция, марина дмитриева

Комментарии

Свои отзывы и комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи!

Войти на сайт или зарегистрироваться, если Вы впервые на сайте.

Наверх