"Ангелина". Ольга Сидорова

"Ангелина". Ольга Сидорова

13.12.2015, 13:00

Автор на Призрачных мирах: Ольга Сидорова

Рассказ: "Ангелина".

Сегодня была годовщина дня, когда я потерял свою Ангелину − девушку, которую любил всем сердцем. Самую необычную из всех, что можно было встретить на этой земле. С ней я был готов связать жизнь, но звезды решили иначе. А разве с ними поспоришь?
Мы познакомились на остановке в морозный, отвратительный день. Общественный транспорт ходил с перебоями. Я замерзал, дожидаясь троллейбуса, готов уже был ловить недешевое в такую погоду такси.
Она шла прямо на меня, обходя столпившихся на остановке людей. Смотрела в глаза. Руки прятала в карманы пальто. Горбилась и хмурилась.
− Вы мне не поможете? – спросила девушка, подойдя ближе.
− Конечно, − ответил я, решив, что ей нужна стандартная консультация, как, куда доехать, но она немало удивила меня просьбой.
− Я очень замерзла и, если не согреюсь, кажется, шлепнусь в обморок. Мне срочно нужен горячий чай, но у меня нет денег.
Мне стало ее жалко. Маленькая, хрупкая, даже в пальто, глаза потерянные, губы посиневшие. Денег у меня с собой было немного, но отказать девушке я не сумел.
− Ну, пойдемте, − я огляделся. Точно где-то было кафе.
Девушка молчала, торопливо семенила следом. Я чуть сбавил шаг, чтобы она не отставала, поинтересовался, как зовут.
− Ангелина, − сказала она осипшим голосом.
− А я Данил. Что ж ты без шапки в такую погоду?
На ее белые-белые волосы цеплялись такие же белые снежинки. Те, что садились на маленький курносый нос, она забавно сдувала.
− Забыла, − небрежно бросила девушка и повыше подняла воротник.
Юркнув в кафе, мы присели за столик. Я понадеялся, что девушка закажет только чай, и она оправдала мои надежды. На себе я решил сэкономить – чай в этом заведении оказался недешевым, а мне еще до дому добираться неизвестно как.
− Спасибо тебе за помощь, − сказала девушка неожиданно серьезно, и в больших голубых глазах столпились слезы.
Я испугался: вдруг барышня душу излить собирается, а мне совсем не хочется выслушивать девичье нытье.
− Да не за что, всего лишь чай.
Я хотел распрощаться с Ангелиной – миссия-то выполнена, но она опередила меня, сказав:
− Ты не проводишь меня домой?
Вот так сюрприз. На такой расклад я не рассчитывал − погода не способствует новым знакомствам. Хочется быстрее добраться домой, всунуть промерзшие ноги в теплые носки и свалиться на диван.
− Э-э… − замялся я, но девушка снова не дала рта открыть.
− Тут недалеко, через парк, а то мне страшно одной.
Я и вовсе обалдел. До дома недалеко, а она меня в кафе потащила?
− Пожалуйста, − прозвучало столь жалостливо, что я не смог ни возмутиться, ни тем более отказать. Вдруг у нее есть причины бояться? В этом парке всяких идиотов хватает.
− Хорошо, пойдем, − вздохнул я.
Всю дорогу она молчала, задумчиво смотрела под ноги. Я не знал, о чем говорить, да и желания не было. Хотелось быстрее проводить ее к дому да умчать к себе. Носа уже не чувствовал от холода.
− Спасибо тебе, − с легкой улыбкой поблагодарила Ангелина, когда мы вышли из парка к многоэтажкам.
− Да пожалуйста, который твой? – машинально спросил я, кивнув на ряд домов.
Девушка махнула в сторону, но я так и не понял, куда конкретно. Ну и ладно. В гости к ней я не собирался. Будь она в моем вкусе, я бы непременно спросил номер телефона на будущее, но Ангелина не показалась мне красоткой. Бледная, как Белоснежка, волосы мертвенно-белые, глаза огромные, как у анимэшки, курносый нос и безжизненные губы. Не мое.
Мы распрощались, и я о ней быстро забыл.
Но девушка напомнила о себе через несколько дней.
− Привет, Данил, − раздалось за спиной, и я автоматически обернулся на свое имя – голос ее не узнал.
Она широко улыбнулась, а я и обомлел – так сильно она изменилась. На щеках румянец, в глазах завораживающий блеск, губы естественно-розовые. Даже волосы больше не весели ледяной завесой, а завивались и отливали серебром на солнце.
− О-о, привет, − промямлил я.
− Ты сильно спешишь? – задорно спросила Ангелина окрепшим голосом. – Я хотела вернуть долг и угостить тебя чаем.
− Да я… собирался…
− Пожалуйста, − она заулыбалась, и я невольно улыбнулся ответно. – Ты спас меня, хочу тебя хоть как-то отблагодарить.
− Ну, хорошо, − ответил я, но сам не понял, как мог согласиться. Меня же друзья ждут!
− Идем, тут рядом клевое кафе есть, − довольно сказала Ангелина и потащила меня за руку за собой.
Я не сдержал улыбку. Надо же, словно другая девушка.
От этой Ангелины мне не хотелось убегать. Друзья названивали, и пару раз я говорил, что подъеду позже. Потом и вовсе сказал: не приеду.
После нескольких часов общения, съеденной пиццы и четырех кружек чая я проводил Ангелину домой.
− Так какой твой? – спросил я, когда мы вышли из парка.
− Да тут рядом… − неясно ответила она.
Я не стал настаивать. Мало ли, вдруг у нее отец строгий и всех ухажеров у порога сразу отстреливает.
− Может, попьем чайку еще как-нибудь?
Ангелина смущенно улыбнулась, кивнула.
− Завтра? – обрадовался я и достал телефон. – Какой у тебя номер?
− Я сама тебя найду, − неожиданно ответила она.
− Ну, как скажешь.
Я расстроился. Решил, что это всего лишь отмазка. Наверное, я ей не понравился.
На следующий день понял, что ищу Ангелину среди прохожих. Она не пришла, не нашла меня.
Прошла неделя, а я все не мог перестать думать о ней. И когда − наконец-то! − услышал ее голос, облегченно вздохнул.
Она была еще краше, чем в тот раз. В глазах светилось счастье, на губах искренняя радость.
Я понял, что влюбился и больше не хотел ее отпускать, но Ангелина вновь сказала: я сама тебя найду.
Каждый день я ждал ее появления, но чем больше внимания проявлял, тем она больше отстранялась. А когда впервые поцеловал, Ангелина вовсе расплакалась и сказала:
− Так не должно быть, мне нельзя.
− У тебя есть парень? – первое, что пришло в голову.
− Нет.
− Муж? Строгий отец?
Она завертела головой.
− Просто нельзя и все, − сказала Ангелина и вырвалась из моих объятий.
Она зашагала прочь через парк, в сторону своего загадочного дома.
Я очень хотел за нею бежать, но не мог. Ноги будто вросли в землю.
Переживал сильно. Сэм – закадычный друг, советовал забыть.
− Ты же бабам всегда нравился, что ты сохнешь? Вон их у тебя на работе сколько ходит, задом вертит. Бери любую.
− Мне нужна она, − сказал, как отрезал и больше с другом на эту тему не разговаривал.
Через неделю моя Ангелина вернулась. Ждала меня у подъезда.
Я встал, как вкопанный, смотрю ей в глаза, а в них слезы.
− Я буду с тобой, − сказал мой долгожданный ангел, шмыгнув носом.
Счастью не было предела. Мы гуляли всю ночь, обнимались, целовались, слепили снеговика в парке под фонарем.
Я сказал ей, что больше не отпущу. Никогда. Ангелина тяжело вздохнула.
Мы встречались каждый день, но она по-прежнему оставалась для меня загадкой: ни адреса, ни телефона. С моими родителями знакомиться отказалась, о своих вообще не говорила. А скольких сил мне потребовалось уговорить ее жить вместе!
Хозяйкой она оказалась неважной, но я готов был простить ей и это. Тем более, Ангелина быстро училась, а я всегда и во всем помогал.
Летом мы поехали к морю. Там, лежа ночью на пляже и глядя на звездное небо, она впервые разоткровенничалась.
− Меня не поймут. У нас другие устои, правила. Меня непременно накажут, отлучат от дома, но мне все равно. Я для себя решила. Так я хочу.
Ангелина смотрела в небеса, а я завороженно смотрел на нее. Моя загадка. Несравненная любимая загадка.
− Но мне страшно… Тебе когда-нибудь было страшно?
Она посмотрела на меня. По спине пробежал холодок. Ночь, когда я чуть не умер от страха, я помнил отчетливо.
− Да, − вздохнул я и все рассказал.
Это было прошлой зимой. Я возвращался с работы, когда услышал голос напуганной девушки, а потом и грубый мужской. Хотел пройти мимо, но потом послышался детский плач.
Я остановился. Сердце заколотилось. Мгновенно в жар бросило. Прислушался. Мало ли, может, семья какая-нибудь отношения выясняет, невзирая на слезы ребенка.
Но сразу стало ясно, что это не семейные разборки. Девушка умоляла забирать все, что есть, только не трогать дочку.
Я испугался, но ноги сами понесли на голос. Выглянул из-за угла. Один мужик угрожал женщине ножом, второй вытряхивал ее сумку. Маленькая девочка прижималась к ногам матери.
Я не знаю, чем я думал, наезжая на двух здоровых поддатых мужиков − потасовка закончилась печально. Девушку несколько раз пырнули ножом в область груди, мне достался удар в живот.
Воры скрылись вместе с двойной добычей, а мы остались лежать на снегу. Хорошо, что телефон я всегда ношу в кармане, и он остался при мне. С трудом вызвал скорую. Казалось, она ехала вечно.
До сих пор помню детский плач на фоне тишины ночи и редкие короткие вдохи девушки. Мне тогда казалось, что я умру. Настолько было больно! Но я не боялся за себя, а только за нее – за ту, которую не знал и даже не разглядел толком.
Меня увезли. Уже потом, на допросе полиции, я узнал, что девушка умерла, а ее дочке светит жизнь в детском доме, поскольку мать − сирота, а отец, которого еле нашли, отказался от малышки. У него другая семья.
Я закончил рассказ и понял, что сердце колотится так же, как в ту ночь.
Ангелина плакала и еще долго не хотела говорить. Мы сидели молча, слушали, как шумит море, смотрели на звезды. Когда она успокоилась, то сказала:
− Ты все правильно сделал. Ты спас девочку. Они бы убили и ее. Ангелы всегда возвращают добро и наказывают за зло.
Я поверил ей и посчитал, что уже получил в награду ее.
Вскоре мы вернулись домой, и жизнь снова побежала в привычном русле. Я работал, Ангелина была домохозяйкой, училась печь торты и готовить рассыпчатый плов. Планировали сделать ремонт – квартира мне досталась от бабушки в старом доме и давно требовала обновления. Хотели завести кота.
Все чаще я стал подумывать о том, чтобы сделать Ангелине предложение.
В один из вечеров, когда мы возвращались из кино, я намекнул на замужество, а она отреагировала с испугом. Сказала, что не стоит торопиться. Детальнее причин не объяснила, а я психанул.
− Меня уже достала твоя загадочность! – выпалил в сердцах. − Мы живем вместе, а я ни черта о тебе не знаю!
Ангелина ничего не ответила. Остановилась и посмотрела на звезды. Я продолжал выказывать недовольство ее скрытностью – накипело за полгода, − а она пялиться в небо.
− Сегодня, − вздохнула она и резко обняла меня.
Я растерялся, она расплакалась.
− Что сегодня? – спросил я и прижал ее покрепче.
− Сегодня.
Больше ни слова. Мы пошли домой. Ангелина крепко держала меня за руку и все время оглядывалась, будто чего-то ждала.
− Лин, что случилось?
Но она не успела ответить. Из-за угла выскочило двое парней, в руках одного блеснул нож. Я завел Ангелину за спину.
Грабители потребовали телефоны и деньги. Поскольку опыт в общении с подобными представителями человечества у меня уже был, спорить я не собирался. Дороже наших жизней ничего нет. Особенно жизни Ангелины.
− Берите, что хотите, нам проблем не надо.
Я вытащил все деньги, телефон и протянул воришкам, но они не торопились принимать мои щедрые дары. Взгляды их были устремлены куда-то ввысь над моей головой. Я испугался их перекошенных, будто от ужаса лиц, и инстинктивно обернулся.
Предо мной стояла моя Ангелина, а за ее спиной вздымались вверх два огромных белых крыла.
Сказать, что я дар речи потерял – ничего не сказать. Не могу передать тот страх и одновременно отчаяние, которые я испытал. В те мгновения я все понял. И мне не казалось это невозможным или фантастическим. Она всегда была Ангелом.
− Прости, − шепнула Ангелина, взглянув мне в глаза, и махнула обоими крыльями вперед.
Меня обдало пронизывающим порывом ветра. Сзади послышался грохот и вскрик.
Я обернулся и увидел грабителей на земле, отброшенных на несколько метров. Они не двигались. Я подошел к ним, сам не понимая, чего больше желая увидеть: что они еще живы или уже мертвы.
Блеклый свет от фонаря доставал до места их падения, и я смог разглядеть их лица.
Злость во мне взбурлила мгновенно.
− Это ты, − процедил я сквозь зубы. − Я узнал тебя, сволочь. Это ты убил ту девушку! Зимой. Она была с ребенком, помнишь?
Второго мужчину я не узнавал, но того, кто пырнул меня ножом в живот, хорошо запомнил.
Грабитель смотрел на меня круглыми от ужаса глазами и не мог ни слова вымолвить, ни встать. Я почувствовал дикое желание убить. Так сильно я его возненавидел. Но сзади захлопали крылья, и я вспомнил о своем загадочном ангеле.
Не касаясь земли, она порхнула ближе. Кончик крыла, который показался мне стальным мечом, коснулся глотки грабителя, которого я узнал.
− Это был ты… − то ли спросила, то ли подтвердила Ангелина.
Я испугался еще больше. Никогда прежде в ее голосе не было столько отвращения и злобы. Всегда милое лицо исказилось гримасой ненависти, по щекам градом заструились слезы. Я даже попятился.
− Это ты убил меня! − прикрикнула Ангелина.
Я замер. Вглядывался в ее профиль, и постепенно узнавал отдельные черты, которые успел тогда выхватить в ночи.
− Ангелы всегда наказывают за зло, − прошипела Ангелина и резанула крылом по горлу мужчины.
Я отскочил. Из шеи воришки заструилась кровь, он задергался в конвульсиях, а потом обмяк.
Второй так и остался лежать недвижно, наверное, сломленный какой-то неведомой мне силой.
Я ошарашенно смотрел на Ангела, а она – на кончик крыла, которое окрасилось в красный цвет.
Слезы непрерывным потоком бежали по ее щекам.
− Тебя ни в чем не обвинят, − сказала она, не отрывая взгляда от пятна. – Иди домой.
− А ты? – с трудом прохрипел я.
− У меня больше нет дома. И меня теперь тоже нет. Ангелы всегда наказывают за зло… даже Ангелов.
Я перевел взгляд на ее крылья, которые начали тускнеть. Из белоснежных превратились в серые, а потом стали темнеть, пока вообще не окрасились в черный.
− Я была счастлива, − сказала Ангелина прежде, чем ее крылья вспыхнули огнем. Она выгнулась от боли, сдерживая крик. Секунда, и они осыпались пеплом, а Ангелина упала на землю. Я бросился к ней, хотел поднять и унести домой, но она улыбнулась и исчезла.
Просто растворилась, как растворяется сон. Вот только я не проснулся. Ни в тот вечер, ни через год.

− Данил, чай будешь? – раздалось из комнаты, и я оторвал взгляд от звезд.
Вернулся в кухню. Лера кружила у плиты, доставала из духовки свежевыпеченные булочки. Она умела готовить.
− Давай, пока горяченькие, − улыбнулась моя блондинка.
Я познакомился с ней на остановке. Оказался в чужом районе, спросил, как проехать. Через несколько дней случайно встретил Леру в клубе, где отдыхал с друзьями. Посчитал, что это знак.
Мы провели отличный вечер, а когда я предложил встретиться еще, она сказала:
− Я тебе сразу скажу: я бесплодна. Безвозвратно, навеки-вечные. Все еще хочешь встретиться?
Как оказалось, предыдущий парень бросил ее по этой причине.
− Родители приглашали в гости на выходные, поедем? – спросила Лера, наливая кипяток в кружки.
− Угу. – Я присел на стул и прислонился спиной к стене.
− Ну что ты такой весь день? Что-то случилось? – как всегда ласково и заботливо спросила Лерка и, бросив дела, присела мне на колени.
Я посмотрел ей в глаза, приобнял.
− Лер, давай удочерим одну девочку. Поженимся и удочерим.
Она ошеломленно смотрела на меня какое-то время, потом спросила:
− Какую-то конкретную девочку?
− Да, − кивнул я и рассказал ей о том дне, когда потерял свою Ангелину… в первый раз.
Лерка выслушала, улыбнулась и крепко-крепко обняла меня. Я прочитал в ее объятиях согласие.
Через несколько месяцев мы расписались, а через полгода, после долгой волокиты и не без помощи добрых людей, у нас появилась четырехлетняя дочка. Наша Ангелина.

686 просмотров | 0 комментариев

Категории: Проба пера, короткие зарисовки, рассказы


Комментарии

Свои отзывы и комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи!

Войти на сайт или зарегистрироваться, если Вы впервые на сайте.

Наверх