Глава из романа. Геннадий Дмитричев

Глава из романа. Геннадий Дмитричев

18.04.2015, 20:58

Автор на Призрачных мирах: Геннадий Дмитричев

Глава из романа «Катарсис. Стрела времени»

Глава из моей новой книги «Катарсис. Стрела времени», которую планирую выставить на ПМ в ближайшее время.

*
ПОБЕГ

Хейм метался по маленькой каюте — два шага сюда, два шага туда, называемой гауптвахтой, словно лев в клетке, только что лишённый свободы. «Да как они посмели?! Веллер… Броунди… Лично расстреляю. Чтоб я сдох!» — ярость перехлёстывала через край, затмевая рассудок.
Наконец, лейтенант начал приходить в себя. Сел на край кровати и задумался. Что же произошло? Бунт? Часть восстала? Майор Веллер… Хейму никогда не нравился этот зануда — вечно всем недоволен. Нонатан с самого начала был не согласен с назначением Веллера на пост командира воинской части. Хейм не раз пытался поговорить об этом с Гордоном. Но тот ничего не хотел слушать. И Нонатат догадывался почему. Это была своеобразная взятка. Веллер стал свидетелем минутной слабости полковника, когда тот испугался и приказал открыть огонь по бедным инопланетянам. Изучив характер босса, Нонатан знал, что полковник никому не позволял проведать про свои слабости. Да, в душе Гордон был трусом...
Кроме того капитан Веллер (тогда ещё капитан) прекрасно знал, что инопланетяне не несли никакой угрозы Земле. Хотя Гордон пытался всех заверить в обратном, решившись на прямой обман Учёного Совета.

Лейтенант вернулся в настоящее. Положив руки на столик, заметил, что пальцы всё ещё подрагивали. До хруста сжал кулаки. Хейм вдруг вспомнил то, на что раньше не обратил внимания, или, просто не заметил: на рукавах комбинезонов солдат были зелёные шевроны. Да и у большинства офицеров, которых увидел по дороге…
«Неужели эта чертовка Лавер высадилась с целым десантным отрядом?! Да нет, не может быть, — потом подумал: — А почему собственно нет? Если они прилетели на флайере крейсерского типа… — Хейм поднялся. — Бежать!»
Он осторожно подошёл к двери и прислушался. В коридоре было тихо. «Похоже, они даже не выставили часового. Гауптвахта всё же не тюрьма. Другого шанса у меня может и не быть», — как и предполагал замок был кодовым и открывался только снаружи. «Чёрт! — про себя выругался он. — Как бы сейчас пригодились магнитные отмычки!» — их отобрали вместе с планшетником, где они находились. О том чтобы взломать саму дверь, можно было даже не думать. Она производила впечатление сверхнадёжной.
Хейм тщательно обследовал своё место заключения. Оно действительно напоминало тюремную камеру-одиночку. В комнатке кроме узкой металлической полки-кровати и столика-тумбочки ничего не было. Никаких возможностей для побега он не увидел. Отодвинув столик, Нонатан обнаружил вентиляционную шахту. Но если даже удастся выломать решётку, вряд ли он туда втиснется. Здесь не было санузла. «Стоп! — он замер. — А ведь это шанс», — Хейм сел, а потом лёг на жёсткую полку-кровать, на которой не было даже примитивного матраса, и стал обдумывать только что пришедший в голову план побега.

Но не успел лейтенант вытянуть ноги, как послышался шорох, и в следующее мгновение дверь отворилась. В комнатку вошёл солдат с подносом в руках. Хейм быстро поднялся. В голове мелькнуло: «Не попробовать ли сейчас?» Но взглянув в сторону двери, которая оставалась открытой, отказался от этой мысли. Хотя в каморке больше никто не появился, он заметил в коридоре человеческую тень. Кто-то там стоял, но на глаза не показывался. И ещё Хейм отметил, что в коридоре полумрак — основное освещение отключили, а значит, наступила «ночь».
Тем временем солдат молча поставил поднос на столик, и вопросительно взглянул на офицера. Почувствовав, что от того не дождаться слов, Нонатан заговорил первым:
— Послушай, рядовой, я так понимаю, мне придётся здесь ночевать. Принеси хотя бы подушку.
Не произнеся ни слова, солдат кивнул и вышел из камеры. Хейм услышал, как щёлкнул замок.
«Ну что ж, подкрепиться не помешает», — он открыл непрозрачную вакуумную упаковку. Внутри оказалась белая кашеобразная масса, на вид вполне съедобная. В отдельном разъёме лежала пластиковая одноразовая ложка. Зачерпнув полную ложку, машинально стал жевать, думая о предстоящем побеге. Потом очнулся. «Что за дрянь! — схватил белый пластиковый стаканчик и сделал глоток. Снова поморщился — обыкновенная вода. К тёмно-коричневому почти чёрному коржу он даже не притронулся.
Брезгливо отодвинув поднос на край стола, Хейм вытянулся на лежанке. И снова со стороны двери послышался шорох, и через мгновение она распахнулась. В комнатку вошел давешний солдат со скатанным тощим матрацем под правой подмышкой. Левой рукой он что-то засовывал в нагрудныйв карман.
— Вот, — произнёс он, доставая матрас. — Давайте я…
Хейм медленно поднялся, давая возможность солдату расстелить матрас, и оказался у него за спиной. Решение пришло спонтанно. В первое мгновенье лейтенант даже не осознавал, что делает. Всё произошло на автомате. Большой палец правой руки воткнулся в шею рядового. Тот захрипел и стал оседать.
— Тише-тише, — зашептал Хейм, подхватывая обмякшее тело. — Спи.
Уложив дневального на лежанку, он метнулся к двери и выглянул в коридор. Удача! Никого. Прикрыв дверь, Нонатан стащил с лежащего портупею и надел на себя. В кобуре оказался станнер. Он предпочёл бы бластер. Из кармана солдата он выудил магнитную карту-ключ. «Вряд ли он откроет ещё какие-то двери, но в качестве холодного оружия может пригодиться», — провёл он пальцем по острому краю карты. Напоследок Хейм снял с дневального шлем и надел на себя. Шлем оказался без визора — рядовому составу не полагалось.

Хейм выскользнул в полутёмный коридор, бесшумно закрыв за собой дверь. Теперь предстояла не менее, если не более сложная задача — вырваться из части. Он прекрасно ориентировался. Благо, все военные городки строились по стандартному плану. В жилом секторе, где сейчас находился, не должно возникнуть проблем, а вот на КПП… «Без шума, кажется, всё же не обойтись», — думал он, скорым шагом проходя по коридору мимо дверей купе-квартирок.
Как он и предполагал, площадка перед КПП была ярко освещена, а дверь в проходную открыта. Оттуда доносились голоса и мелькали тени. В помещении находилось несколько человек. Прорываться сейчас — безрассудство. Но у Хейма не оставалось выхода. В любой момент может быть поднята тревога. Нонатан решился. На его стороне была внезапность. Он отстегнул клапан на кобуре и уже сделал шаг вперёд. В это время из двери проходной вышли трое военных и направились в его сторону. Хейм шарахнулся назад и прижался к стене, стараясь не дышать. Военные прошли совсем близко, не заметив лейтенанта. Это был патруль, по всей видимости, возвращающийся из города.
Нонатан выглянул из укрытия. В помещении КПП тишина. И хотя он знал, что там должны оставаться, по крайней мере, ещё двое, ждать долее бессмысленно, да и опасно. Иногда действовать открыто, напористо и даже нагло куда полезнее, чем красться, скрываться… Такое поведение не вызывает подозрений. Поэтому, постаравшись придать лицу спокойное и деловое выражение, Хейм решительным шагом направился к двери проходной.
Войдя в комнатку, он цепким взглядом осмотрел её, и облегчённо перевёл дух. Люди здесь находились не те, чем в первое его посещение — во всяком случае, сержант, сидящий по левую от него руку, за небольшим столиком, просматривающий тонкий электронный журнал. Рядового, сидящего за компьютером у противоположной стены, Хейм не рассмотрел.
— Лейтенант Мельник, увольнительная в город, — громко сказал он. Называя распространенную фамилию, Нонатан рассчитывал вызвать какие-то ассоциации и избежать лишних вопросов. И ещё он надеялся, что всё же удастся избежать шума...
Отложив журнал, сержант поднялся навстречу Хейму.
— Вашу увольнительную, лейтенант.
— А? Да, секунду, — Нонатан расстегнул планшетную сумку, делая шаг к сержанту.
Зажав между указательным и средним пальцем пластиковую карту-ключ, он резко выбросил руку, полоснув сержанта по горлу. Одновременно, выхватив правой рукой станнер, выстрелил в солдата. Хейм не успел отскочить. Брызнувшая кровь попала ему на комбинезон, а несколько капель — в лицо. Сержант захрипел, пытаясь что-то сказать, схватился за горло и, крутанувшись, упал на столик. Рядовой не издал ни звука — на миг замерев, повалился вперёд, утонув головой в экране компьютера.
Лейтенант почувствовал на губах вкус чужой крови. Перегнувшись через стол, он отвалил бесчувственного солдата на спинку кресла и, дёрнув за рычаг, открывающий ворота, выбежал в спасительную темноту.

Едва Хейм свернул в коридор, ведущий в город, как услышал вой сирены. Он чертыхнулся. Это означало, что сержант остался жив и сумел поднять тревогу. Рядовой, после полученного удара лучом станнера, не мог так быстро оклематься.
Хейм ускорил шаг, почти побежал, не забывая зорко смотреть по сторонам. Здесь везде могли быть установлены камеры видеонаблюдения, тайно смонтированные его же людьми по приказу Гордона. Правда, сигнал от камер по секретному каналу шёл прямо в центральную рубку. Но сейчас Нонатан был не столь уверен в том, что видеосигнал где-нибудь не перехватят.
Неожиданно в голову пришло: он мог бы попробовать связаться с центром через эти камеры. Пусть связь односторонняя и не вполне надёжная, но появлялся шанс… Да, об этом стоило подумать, но не теперь. Сейчас куда важнее — оторваться от преследователей. А то, что погоня будет организована, не вызывало сомнений.

Вскоре он достиг жилых кварталов города. Здесь было немного светлее, чем в коридорах. Казалось, сам простор широких улиц делал воздух прозрачнее. Рекламные щиты ещё светились, работали эскалаторы и бегущие тротуары, а значит, полуночный час ещё не наступил. Запоздавшие немногочисленные прохожие спешили разойтись по своим квартиркам.
Чтобы не привлекать внимания, Хейм вынужден был умерить шаг. Сейчас он больше всего опасался военных патрулей. Наверняка здесь слышали вой сирены. Да и ориентировка на него, наверное, ушла…
Однако патруль он встретил лишь однажды. К счастью военные были заняты выяснением личности у одного из прохожих, и Нонатану удалось проскочить мимо них незамеченным. Лифты он отмёл сразу. Хотя они работали круглосуточно, но почти все, с недавнего времени были оборудованы идентификаторами личности…
Сначала Хейм хотел рвануть сразу в центр, но потом отказался и от этой идеи. Сейчас необходимо забиться в какой-то угол и переждать, обдумывая своё положение. Больше всего укромных местечек в промзоне. Туда он и направлялся.

Наконец, городские районы закончились. Всё чаще стали попадаться помещения с переплетением тонких и толстых труб. Платформы с расположенными на них цилиндрической и шарообразной формы ёмкостями и ведущими куда-то вверх металлическими лестницами. Хотя людей здесь видно не было, но иногда откуда-то доносились голоса, а значит расслабляться рано.
Хейм почти на ощупь крался вдоль стен, стараясь не выходить на освещённые участки. Начинался настоящий лабиринт из узких улочек. В голове мелькнула тревожная мысль: найдёт ли дорогу назад — в город. Успокаивало лишь то, что окончательно запутал преследователей. Наконец, Нонатан заметил небольшой тёмный проём в стене и, нагнувшись, втиснулся в него.
Через полметра узкий лаз кончился, и он попал в какое-то помещение. По всей видимости, это была так называемая распределительная коробка, где сходились трубы с заслонками и вентилями какой-то коммуникации. Проверить так ли это сил уже не оставалось. В кромешной темноте он прислонился к стене, с наслаждением вытянув ноги. «Надеюсь, не канализация, — прошептал он, — А-а, если и так — наплевать!» Ноги упёрлись во что-то мягкое. Но Хейм не обратил на это внимание. Приятная дрёма охватила его.

Очнулся лейтенант, когда вокруг ещё стояла темнота — не видно собственной руки. Под ложечкой сосало. Почти весь день у него макового зёрнышка во рту не было . Наверное, чувство голода и пробудило его. Нонатан с сожалением подумал о каше, которую с негодованием отверг в камере гауптвахты. А что ему помешало засунуть в сумку тот корж? «Идиот!» — выругал он себя.
С трудом удалось отвлечься от мыслей об еде. «Интересно, сколько сейчас?.. Чёрт! Даже времени не узнать, — только сейчас он понял, как удобны шлемы со встроенными визорами. — И как только без них обходятся солдаты? Надо обязательно добыть такой шлем». Несколько минут Хейм обдумывал, как это сделать, не привлекая внимания. Неприятное ощущение в пустом желудке стало стихать. Он почувствовал, как вновь тяжелеют веки. «Хорошо бы и бластер достать», — уже сквозь сон мелькнула мысль.

663 просмотров | 3 комментариев

Категории: Проба пера, короткие зарисовки, рассказы


Комментарии

Свои отзывы и комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи!

Войти на сайт или зарегистрироваться, если Вы впервые на сайте.




Татьяна Хмельницкая Татьяна Хмельницкая

Геннадий, то, что может получиться из романа пустышка - ночной повторяющийся кошмар любого автора) Причем это происходит с каждой книгой, и каждый раз. Но мне действительно интересны космооперы и потому с большим удовольствием почитаю. Тем более мы коллеги по жанру) В июне? Ладно, буду ждать)

19.04.2015, 11:50


Геннадий Дмитричев Геннадий Дмитричев

Спасибо, Татьяна! Очень надеюсь, что получится не пустышка — фэнтези-сказка. Впрочем, не мне судить. Планирую книгу разместить в июне.

19.04.2015, 10:31


Татьяна Хмельницкая Татьяна Хмельницкая

м-м-м, какое любопытное произведение) Ждем...

18.04.2015, 21:36

Наверх