Две сказки. Геннадий Дмитричев

Две сказки. Геннадий Дмитричев

11.05.2015, 11:00

Хоть здесь и стоит метка 18+… рискну предложить Вашему вниманию две короткие сказки, не вошедшие в сборник. (Геннадий Дмитричев)


РУСАЛКА ВАСИЛИСА

Озеро от деревни находилось не очень далеко, но и не близко – в двух километрах. Колька повесил на плечо приготовленные с вечера коньки, прислушался к царящей в доме тишине, и, чтобы не разбудить спящих родителей, бесшумно юркнул за дверь. На узкой тропинке тоже никого не встретил, что и неудивительно: ведь сегодня первое января, а значит большинство сельчан, после встречи Нового года, еще нежилось в постелях.
Как он и предполагал, на озере никого не было. Спустившись с крутого берега, направился к середине водоёма, где находился участок льда, свободный от снега – так называемое «окно». Такие «окна», как правило, бывают на любом замерзшем пруду, озере или реке.
Сегодняшней ночью ветер потрудился на славу. Коля с восторгом смотрел на зеркальную, без единого снежного бугорка, гладь льда, в котором ослепительно отражалось голубеющее небо. В ногах уже чувствовался нетерпеливый зуд. Лед еще не изрезан коньками и полозьями салазок и, может быть, поэтому сегодня казался особенно прозрачным.
Сев прямо в сугроб, Колька быстро переобулся и, встав на коньки, помчался вперед. Затормозив на противоположном краю так, что из-под коньков брызнул целый рой льдинок, не отдыхая, помчался назад. Наконец, он остановился, отдышался и медленно заскользил вдоль кромки снега, часто закидывая к восходящему солнцу голову и широко улыбаясь, сам не ведая чему. Немного отдохнув, он вновь хотел сломя голову понестись вперед и уже взмахнул руками. Но вдруг вместо этого полетел на живот, словно споткнулся о невидимое препятствие. Кувыркнувшись несколько раз, уткнулся в сугроб. Однако ничего, что мешало бы скольжению не было: лед, по-прежнему, оставался идеально гладким и чистым, а упал он, скорее всего… от неожиданности. Сквозь лед на него кто-то смотрел… Да, да, Колька мог поклясться, только что там внизу видел живое человеческое лицо! Во время падения с него слетела шапка, но этого даже не заметил – до шапки ли теперь! Подполз к тому месту и снова увидел, но на этот раз уже не лицо, а огромный рыбий хвост, который несколько раз медленно качнулся из стороны в сторону и скрылся в темно-зеленой глубине.

Домой Колька вернулся к обеду. И с порога громогласно заявил:
— Я видел русалку!
Сидящий у телевизора отец на секунду оторвался от экрана, посмотрел на него и, неопределенно хмыкнув, вновь уставился на экран.
Возившаяся с посудой мама буркнула:
— Не выдумывай. Носишься где-то с утра. Иди мой руки, сейчас будем обедать.
И только бабушка ничего не сказала, подняв голову от вязанья, внимательно поглядела на внука.
— Но я вправду ее видел! – выкрикнул Коля. – Там на озере.
— Николай, — мать устало присела на табуретку. – Господи, ну, что ты выдумываешь! Какие русалки? Русалок не бывает. Мама, — с укоризной в голосе, обратилась она к старушке, — это вы заморочили ребенку голову всякой ерундой…
Коле стало обидно, что ему не поверили. Он замолчал, стащил с себя куртку и, понурив голову, уселся за стол.

Вечером, когда укладывался спать, а родители еще смотрели телевизор, к нему в комнату пришла бабушка.
— Колюшка, ты, верно, видел русалку? – спросила она.
— Да, – встрепенулся внук. – Там, на озере, подо льдом. Она смотрела на меня. – Он сбивчиво принялся рассказывать.
— Хорошо, — произнесла бабушка, когда Коля закончил. – Это очень хорошо, что ты ее видел. Не знаю, кто выдумал небылицу, что русалки приносят несчастья. Наоборот, они добрые и зла людям не желают.
— Бабушка, а откуда в нашем озере русалка? – спросил Коля, устраиваясь поудобней на подушке, заранее предвкушая очередную историю.
Старушка на минуту задумалась.
— Давно это случилось, — начала она. – Жила в нашем селе девушка по имени Василиса. Не было у нее ни матери, ни отца. И жила она одна-одинешенька в лачуге на самом краю села. Однако не отчаивалась бедная девушка. Таков уж у нее был характер. Никто и никогда не видел Василису печальной или грустной. А уж какой она была красавицей! Пожалуй, не нашлось бы ей равной по красоте во всей округе. Многие парни в селе «сохли» по ней, но вела себя Василиса строго и всем отказывала.
И вот однажды проезжал через село молодой купец. Увидел он Василису, и очень понравилась она ему. Да и он – чем только приворожил девушку – пришелся по сердцу Василисе. Задержался купец в селе на целый месяц. Казалось, все шло хорошо. Заговорили люди о скорой свадьбе и очень радовались за сироту – не каждому выпадало такое счастье. Однако черная душа оказалась у молодчика. Обманул он бедную девушку, посмеялся над ней и укатил в город. А там, в скором времени женился на богатой. Как дошла эта весть до Василисы, побежала она к озеру и бросилась с крутого берега в его глубокие воды. Все село горевало о бедной девушке и слало проклятия купцу, потому что Василиса не только умна была и пригожа собой, но и добра, ласкова со всеми. Но вскоре прошел слух, что не умерла Василиса, а превратилась в русалку, и многие даже видели ее. И пошло в народе поверье, что встреча с ней приносит удачу.
— Вот и тебе, внучек, — заключила бабушка. – Показалась русалка Василиса. Знать жизнь у тебя будет долгой и счастливой. Ну, а теперь спи с Богом, — поцеловала его в лоб и вышла из комнаты.

Вопреки пожеланию бабушки Коля не спал всю ночь. «Как же она там живет одна в кромешной темноте среди молчаливых рыб?» — думал он.
И хотя бабушка уверяла, что ей хорошо и тепло под толстым слоем льда, что-то в это не очень верилось. Бедной русалке должно быть ужасно душно. Всю ночь ему чудились огромные грустные глаза, смотрящие на него и словно просящие о чем-то.
Едва забрезжило за окном, он потихоньку поднялся с измятой постели, оделся и бесшумно выскользнул в сени. Здесь, впотьмах, стараясь ни на что не налететь, отыскал лом и, захватив старое ведро, побежал на озеро.

Коля трудился до самого восхода, и когда над лесом появилось солнце, лунки были готовы. Правда, получились они неказистыми, с неровными краями, но не это сейчас было главным. Он схватил ведро и лихорадочно стал переливать воду из одной лунки в другую. Он где-то слышал, что вода, таким образом, насыщается кислородом.
Руки покрылись царапинами и давно уже закоченели, но он ничего не замечал и продолжал работу даже тогда, когда с салазками и коньками на лед пришли дети. Сначала они обступили Колю и молча, наблюдали за непонятными действиями товарища. А некоторые откровенно издевались: «Смотрите, Колька воду водой поливает!» Но потом начали ворчать. Дело чуть не дошло до драки. Коля сделал проруби на самой середине катка и мешал ребятам разметить площадку для игры. Но тут пришел отец и увел Колю домой.

Но на следующее утро тот снова пришёл на озеро. Засыпанные снегом лунки затянулись льдом, и Коля вынужден был вновь взяться за лом… Дети, в конце-концов, махнули на него рукой и расчистили рядом новый каток.
На протяжении всех каникул он ходил на озеро и, нередко, оставался там до темноты. Ложился на живот и до рези в глазах вглядывался в таинственную темень, но русалки он больше не видел.

Прошло много времени. Мальчик Коля превратился во взрослого мужчину. Но эта давняя история и удивительное чувство, связанное с ней, не забывались. И когда Николаю Анатольевичу выпадала крупная удача, он говорил с улыбкой друзьям: «В детстве я видел русалку». И рассказывал историю, похожую на сказку.

ГНОМЫ

Они появились неожиданно. Саша почувствовал, что на него смотрят. Он оторвался от книги: три маленьких человечка, таких маленьких, что их головы находились на уровне глаз мальчика, стояли перед ним. «Откуда они взялись? Дверь в спальню оставалась закрытой», – подумал он, но не испугался.
— Мы добрые, — сказал один из них писклявым голосом, — не бойся нас, мы пришли, чтобы научить тебя ходить. Ты звал нас?
— Не-ет, — протянул Саша.
— Ты звал, – настойчиво повторил все тот же коротышка. – Мы поможем тебе. Остальные закивали.
Мальчик, наконец, узнал их. Этого не может быть! Это выдумки! Гномы бывают только в сказках. Но они стояли перед ним, и если бы осмелился, то мог бы даже потрогать. Они оказались именно такими, какими представлял. На всех троих черные фраки с длинными болтающимися хвостами и колпачки в клетку. Лица чем-то напоминали детские – слишком живые и озорные глаза, — но уж больно бледные и морщинистые, с длинными крючковатыми носами.
— Вы гномы? – спросил он.
— Если хочешь, называй нас так.
— А где вы живете, откуда вы? – осмелев, вновь спросил Саша.
— Мы живем под землей.
Он еще хотел что-то спросить, но не успел.
— Саша, с кем ты разговариваешь? – раздался из кухни мамин голос.
Он, как всегда, хотел сказать правду. Уже открыл рот, но у него вырвались слова совсем не те, которые собирался сказать:
— Ни с кем…
Он был так поражен случившимся, что забыл закрыть рот и только молча уставился на гномов. Во-первых, он никогда не обманывал маму, во-вторых, и это больше всего удивило: слова были вовсе не его. Как будто кто-то внутри произнес их.
— Никто не должен знать о нас, – пропищал один из гномов, прижав палец к губам.
В это время послышался звук шагов. Саша, представив, что мама сейчас откроет дверь и увидит гномиков, почему-то ужасно испугался. Он со страхом посмотрел на пришельцев, но не заметил у них никакого беспокойства. Открылась дверь и в комнату вошла мама.
— Ты меня звал? – вновь спросила она, не обращая внимания на стоящих у стены гномиков, как будто их вовсе не было. Мальчик ошеломленно переводил взгляд с матери на гномов. Похоже, она их не видела, хотя они стояли на самом видном месте.
— Не-е-е, — наконец, промямлил он. – Я, я читал вслух, – Саша указал на раскрытую книгу.
Мама пожала плечами.
— Ты слишком много читаешь, — сказала она, — тебе ничего не нужно?
— Не-е, ма-а-а.
Тяжело вздохнув, она ушла.
Саша перевел взгляд на гномов.
— Кроме тебя нас никто не должен видеть, — отвечая на немой вопрос мальчика, тоненьким голоском сказал один из них.
В этот вечер он заснул легко и быстро, что случалось не часто… и снился ему прекрасный сон, похожий на волшебную сказку. Но во сне не покидало ощущение чьего-то постороннего присутствия, что это не его сон, что каким-то образом видит сновидения другого человека.
Утром чувство раздвоенности не прошло. С одной стороны он видел, что это его руки, ноги, но с другой – ощущал себя другим человеком. Первое, что увидел, проснувшись, были гномики – значит, это не сон.
— Здравствуйте, — весело поздоровался Саша.
— Привет! – ответил один, тот, кто разговаривал с ним вчера. – Вставай, уже пора.
Мальчик привычно потянулся за коляской, но гном откатил ее в дальний угол. Какая—то сила подняла его с койки. Неуверенно сделал шаг, другой. Гномы сопровождали, они улыбались. Саша и сам засмеялся.
— Мама, мама, иди сюда! – громко закричал он.
В дверях появилась перепуганная мать. Она онемела, увидев стоящего сына, и не в силах произнести ни единого слова. В глазах ее стояли слезы.

Через неделю Саша пошёл в школу. Гномики не покидали его, повсюду сопровождая. Что бы ни делал, за что бы ни брался – всё у него получалось. Сначала относил это за счёт своих незаурядных способностей, но потом понял, кто ему помогает. Открытие нисколько не огорчило.
Он перестал выполнять домашние задания. Вместо этого читал какую-нибудь интересную книгу или бесцельно водил ручкой в тетради, и все получалось, как надо. На уроке, стоило открыть рот, как нужные слова брались неизвестно откуда, как будто кто-то управлял его языком. И пятерка обеспечена.
Скоро Саша стал первым учеником в классе. Его хвалили, ставили в пример. Сначала это забавляло, но потом стало надоедать и даже раздражать. Однажды на уроке, когда его в очередной раз вызвали к доске, попытался сказать, что не выучил урок, но язык против воли стал рассказывать задание, хотя в голове было пусто.
Как ни странно, он уже мечтал получить двойку, но не тут-то было. С ужасом стал замечать, что становится игрушкой, послушным роботом, которым управляет чужая воля. Все это Саша попытался объяснить гномам, но или не находил нужных слов, или они не хотели понимать его, твердя одно и то же:
— Мы добрые, мы добрые, мы помогаем тебе.
Они ни на минуту не покидали Саша, сопровождая во всех прогулках. Несколько раз удерживали, когда пытался перейти дорогу в неположенном месте или на красный свет светофора. И все время твердили о правилах хорошего поведения.
Гномы вмешивались в мальчишеские игры, когда он вовсе не хотел этого, управляя его руками, ногами, телом. В результате Саша всегда выходил победителем. Вскоре его просто перестали принимать в игру. Дошло до того, что не знал, что сделает в следующую минуту, что скажет. Сравнивал себя с куклой–марионеткой, которую, дергая за нитки, заставляют делать то, что захочет хозяин. От этого становилось не по себе.
Но самым страшным для Саши стали ночи. С ужасом он ожидал сна. Нет, кошмары не мучили, но сновиденья были мрачными, часто повторяющимися. Снилось, что бродит по каким-то тёмным лабиринтам-пещерам. И никак не может найти выход. Никогда больше не увидит солнечного света. Просыпался Саша в холодном поту, нередко с мокрыми глазами.
И уже не казались ему лица гномов такими милыми, как раньше. Со страхом и ненавистью смотрел на них, чувствуя, что они овладевают не только его телом, но и душой. Всем. В голове постоянно творилось что-то невообразимое, хаос из обрывков чужих мыслей. Саша чувствовал, что еще немного, и сойдет с ума. И однажды не выдержал.
— Все, хватит! Уходите! – громко закричал он, не боясь быть услышанным.
Гномики переглянулись, непонимающе пожали плечами.
— Мы добрые, мы хотим тебе помочь, – завели они привычную песенку.
— Добрые? Добрые?! — зло передразнил Саша, – Какие вы добрые? Вы злые! Уходите! – он отвернулся к стене.
— Ну, как хочешь, прощай.
Но он не слышал этих слов, с головой закутавшись в одеяло.

В эту ночь Саше снилось высокое синие небо, ослепительное солнце и они с мамой, бегущие по зелёному лугу...
А на следующий день он не смог встать на ноги. Гномов он никогда больше не видел.

Геннадий Дмитричев

665 просмотров | 0 комментариев

Категории: Проба пера, короткие зарисовки, рассказы


Комментарии

Свои отзывы и комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи!

Войти на сайт или зарегистрироваться, если Вы впервые на сайте.

Наверх