Декабрь на улице Прогулочной. Надежда Волгина

Декабрь на улице Прогулочной. Надежда Волгина

28.12.2014, 11:24

Проба пера на Призрачных мирах: Надежда Волгина

Рассказ: Декабрь на улице Прогулочной

 

Если бы вам довелось побывать в центре старой части города Т в начале декабря, вы бы поняли, что это время года, а именно первый месяц зимы, как нельзя лучше подходит для этого места. И днем, и ночью здесь тихо, как в сказке. Ряды четырехэтажных «сталинок», что тянутся по обе стороны улицы, надежно защищают ее от ветра. С неба падает снег, крупными хлопьями кружась в воздухе и плавно опускаясь на землю. Он застилает асфальт пушистым ковром, пряча все его недостатки, делая его чистым до стерильности. С наступлением сумерек зажигаются фонари, заливая улицу теплым золотистым светом. Витрины и входы бутиков, что занимают первые этажи домов, затапливает неон, перекликаясь всеми цветами радуги, раскрашивая тротуары причудливыми узорами. И все так же неторопливо падает снег, искрясь в свете фонарей и завораживая прохожих сказочным зрелищем.

На улице, которую давным-давно какой-то романтически настроенный чиновник города назвал Прогулочной, не принято спешить. Кажется, что пешеходы здесь именно прогуливаются, даже если торопятся куда-то. Строгие мамочки не ругают непослушных детей, влюбленные парочки даже если и ссорятся, то в полголоса, чтобы никто не услышал. Сама атмосфера умиротворенности, царящая на улице Прогулочной, внушает прохожим почтительность.

И вот уже почти год, каждое утро, эта необычная улица окунается в атмосферу призрачной романтичности, которую не под силу заметить случайному прохожему. Это своеобразный секрет, сказочная особенность каждого будничного дня. Эдуард Федорович, лет двадцати восьми, статный, но скромно одетый мужчина, выворачивает из-за угла дома №34 и строго вышагивает по направлению к остановке, дабы сесть на автобус и отправиться на работу. Но каждое утро он неизменно останавливается возле витрины ювелирного магазина «Звездное небо» и ровно четыре минуты рассматривает сквозь толстое стекло простое в исполнении, но ужасно элегантное золотое кольцо с довольно крупным голубым топазом. И лишь обитатели этой улицы, работники магазинов, прохожие и домохозяйки, которые каждое утро наблюдают эту картину, могут заметить, каким тоскливым в этот момент становится его взгляд и как еле заметно опускаются мужественные плечи. После этого, с трудом оторвав взор от завораживающей его витрины, Эдуард Федорович продолжает свое шествие.

Наверное, ты, дорогой читатель, задаешься вопросом, почему довольно молодого человека зовут Эдуард Федорович? Но дело в том, что назвать его просто Эдуардом или, не приведи господь, Эдиком не повернется язык. Таких, как он, одетых просто, но с иголочки, неизменно с аккуратной стрижкой на волосах, со светло-коричневым портфелем в руках и в безликом сером шарфе, обмотанном вокруг шеи, можно называть только по имени отчеству. Люди, подобные Эдуарду Федоровичу, до такой степени серьезно относятся ко всему, что происходит в их жизни, что невольно заставляют всех вокруг уважать себя.

Итак, ровно в пять минут десятого, каждое буднее утро Эдуард Федорович останавливается возле витрины «Звездного неба». Лишь пять минут, как магазин открылся. Посетителей в этот час почти никогда не бывает, и персоналу магазина можно бы спокойно выпить чашечку чая, болтая о том, о сем. Но продавщицы ювелирного салона, во главе с администратором Лизонькой ждут этого странного мужчину, чтобы в который раз высказаться на его счет. Не позлословить, нет. Невольное уважение, внушаемое им, не позволяет им этого. Но каждая из девушек имеет собственное мнение. Кто-то беззлобно посмеивается и называет его безудержным романтиком. Иная придумывает историю трагической любви и верит в нее. Третья продавщица отрицает, что такие мужчины вообще есть, и что этот лишь претворяется влюбленным. А Лизонька, к примеру, откровенно восхищается скромным постоянством Эдуарда Федоровича и силой любви, которую он возможно к кому-то испытывает. Ведь только сильное чувство, по ее мнению, может заставить кого-то с таким восхищением смотреть на кольцо, представляя его на пальце любимой. Лишь смотреть, потому что, увы, скорее всего у него нет денег, чтобы купить его. И, по ее мнению, такие мужчины есть, просто встречаются они редко.

В это же самое время с автобусной остановки за Эдуардом Федоровичем украдкой наблюдают Георгий Аркадиевич – статный старец с выправкой бывшего военного и его внучка, едва вступившая в пору юности, романтически смотрящая на жизнь. В который раз они перекидываются парой понятных только им фраз. Дело в том, что они уже давно поспорили, наберется ли храбрости Эдуард Федорович хотя бы зайти в магазин или так и будет каждый день разглядывать витрину, пока кольцо не купит кто-то другой. Георгий Аркадиевич, прагматик и скептик, утверждает, что никогда, никогда этот рохля не начнет действовать решительно, что избранница его успеет состариться, прежде чем он сделает ей предложение. Внучка же каждый раз возмущается дедовой черствости и пылко бросается на защиту влюбленного бедняги. Каждое утро они спорят, а на следующий день все с точностью повторяется. И кажется, что спору их не суждено разрешиться.

Через дорогу от ювелирного салона крохотное помещение на первом этаже занимает бутик дорогого французского белья под игривым названием «Конфетка». Оттуда тоже дважды в день наблюдают за незадачливым Эдуардом Федоровичем. Тридцатипятилетняя продавщица, уже не девушка, но и еще не тетенька, отчего-то сильно раздражается, когда смотрит в спину мужчины возле витрины и видит его неизменный серый шарф. Каждый раз она задает мысленный вопрос невидимому собеседнику, чем может быть вызвано подобное любопытство? Большой любовью? Несбыточной надеждой? Или, быть может, праздным любопытством. Даже самой себе она не признается, что постоянно сравнивает Эдуарда Федоровича со своим бойфрендом, который если и любит ее, то отлично это маскирует. Дождаться от него ласкового слова, все равно что падающей с неба звезды. А вот вывести его из себя проще простого – взрывается по поводу и без. Наверное, Эдуард Федорович никогда бы себе такого не позволил. Скорее всего, такие, как он, своих избранниц всю жизнь будут носить на руках. Но все равно, каждый раз решает она, лучше иметь рядом грубоватого, но доступного, чем восторженного и совершенно непонятного.

И вот однажды, а именно тридцатого декабря, Эдуард Федорович, как обычно, появился в начале улицы. Но обычным было лишь его появление. Но сам он!.. Как он выглядел в тот момент! Вместо традиционного серого шею его украшал яркий, в крупную шотландскую клетку, шарф. А как кокетливо он был повязан! Любой француз, что привык увивать себя подобными атрибутами одежды и делает это механически-профессионально и безупречно, позавидовал бы непринужденности и элегантности, внесенной во внешний облик Эдуарда Федоровича, казалось бы, такой мелочью. Он шел, гордо выпрямив спину, глядя вперед, а не под ноги, как делал обычно, и на губах его играла загадочная улыбка.

Все замерли в ожидании. Этим утром все изменилось, даже улица выглядела иначе. Деревья застыли в белом убранстве, а снег перестал сыпать с неба крупными хлопьями. Небо очистилось от туч, и робко выглянуло зимнее блестючее солнце.

Поравнявшись с магазином, Эдуард Федорович решительно миновал витрину, даже не взглянув на кольцо, и распахнул дверь. Колокольчик призывно звякнул, впуская его в теплое хранилище золота, серебра и драгоценных камней. Продавщицы вытянулись по струнке, не зная, как вести себя и чего ожидать от странного покупателя. Лизонька сама решила обслужить его, чувствуя, как внутри все трепещет от ожидания чуда.

Он выбрал самую нарядную бархатную коробочку из представленных в магазине и попросил достать ему именно то кольцо с витрины, с большим голубым топазом. Как торжественно он при этом выглядел! Как блестели его глаза! Даже те из продавщиц, что все время были настроены скептически, растрогались так, что едва сдерживали слезы. Руки Лизоньки дрожали, когда она клала бархатную коробочку в упаковочную, побольше размером, и заворачивала по просьбе Эдуарда Федоровича в праздничную бумагу.

Он расплатился наличными, протянул ей толстую пачку аккуратно сложенных купюр, ровно столько, сколько стоило кольцо. А потом торжественно поздравил всех девушек с наступающим Новым годом, не забыв пожелать счастья. Теперь они знали, какой приятный голос у этого странного мужчины.

Столько вопросов хотелось задать ему, но никто так и не решился, лишь молча проводили его взглядами, когда он покидал магазин, унося во внутреннем кармане пальто свою драгоценность.

Продавщица из бутика напротив глазам своим не верила. Хоть она и не видела, что происходило в «Звездном небе», но отчетливо все себе представляла. Неужели он решился? Сегодняшний день не иначе был особенным и сулил что-то необычное. Возможно и она дождется от своего бойфренда какого-нибудь романтичного подарка к Новому году.

Внучка на остановке ликовала и веселилась, глядя на суровое и обиженное лицо Георгия Аркадьевича. Она выиграла спор! И, зная своего деда, видела, что суровость его напускная, а на самом деле он радуется не меньше ее, что все-таки ошибался, не соглашаясь с ней, что жизнь полна приятными моментами.

На этом можно было бы закончить рассказ о декабре на улице Прогулочной в городке Т. Но это же будет неправильно. Наверняка ты, читатель, желаешь узнать, для кого же Эдуард Федорович купил это кольцо? Ну что ж… любопытство твое будет удовлетворено.

Вечером тридцатого декабря, обойдя торговый зал в последний раз, проверив все ли в порядке, Лизонька покинула магазин с легким налетом праздничной грусти, но в приподнятом новогоднем настроении. Завтрашний день – выходной и последний в уходящем году. С утра ей предстояли поход на рынок за продуктами. Потом они с мамой будут готовить праздничные блюда, чтобы вечером вся их небольшая семья могла собраться за красиво накрытым столом и встретить Новый год под бой Курантов. А ночью, когда все уже будут спать, она прокрадется под елку и оставит там подарки для каждого, стараясь не обращать внимания на те, что успели положить раньше нее. Ведь там будет подарок и для нее, который она откроет первым утром наступившего года.

Снова пошел снег, и какое-то время Лизонька смотрела на танец снежинок в свете фонарей. Уже собираясь уходить, окинула улицу Прогулочную прощальным взглядом, мысленно поздравляя с приближающимся праздником. В следующий момент ноги ее словно приросли к месту – неподалеку на лавочке она заметила одинокую фигуру и узнала Эдуарда Федоровича. Их взгляды встретились, он поднялся с лавки и медленно приблизился к ней.

- Лизонька, - произнес он, заметно волнуясь, но стойко глядя ей в глаза. Она даже забыла удивиться, что он знает ее имя. – Я безнадежно в вас влюблен…

И тут он достал тот самый сверток, который она собственноручно соорудила чуть больше шести часов назад для него.

- Это вам! – он протянул ей перевязанный розовой ленточкой подарок.

- О Господи! – вспыхнула она, прижимая руки к щекам. – Не может быть! Так все это время именно я была вашей тайной возлюбленной?!

В ответ он лишь улыбнулся, но так, что Лизонька отчетливо поняла, насколько прекрасным будет этот Новый год и все последующие тоже!

 

 Книги автора

745 просмотров | 2 комментариев

Категории: Проба пера, короткие зарисовки, рассказы


Комментарии

Свои отзывы и комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи!

Войти на сайт или зарегистрироваться, если Вы впервые на сайте.




Надежда Волгина Надежда Волгина

Ольга, спасибо большое за чудесный комментарий!!!
Стиль такой я намеренно избрала - захотелось чего-то по-настоящему волшебного
Я тоже поздравляю вас с наступающими праздниками! Желаю исполнения всех желаний в новом году!

28.12.2014, 21:05


Ольга Погожева Ольга Погожева

Надежда, как всегда, замечательно!
Как я люблю ваш благородный стиль! А уж в антураже классики (потому что читала ваш рассказ, невольно погружаясь в эпоху начала 20 века) - это просто волшебно.
Спасибо за капельку чуда и с наступающими вас праздниками

28.12.2014, 15:11

Наверх