Демон Аспид. Фэнтези рассказ 18+

Демон Аспид. Фэнтези рассказ 18+

13.07.2019, 10:00

АННОТАЦИЯ
Он был ее наставником много лет, учил, воспитывал, пестовал. Но смешная рыжая девчонка теперь стала взрослой и сама хочет преподать ему урок. Он демон-искуситель. Аспид, Черный Змей. Она Драконис, юная глава Совета Хранителей Равновесия. Любовь между ними невозможна.

Демон неподвижно сидел, прислонившись спиной к каменной стене пещеры. Его одежда истлела. Стоит ему пошевелиться, ткань рассыпалась бы трухой. Но демон не шевелился. Вот уже несколько сотен лет. Его когда-то блестящая гладкая кожа цвета эбенового дерева посерела, покрывшись пылью. Демон походил на камень, почти неотличимый от булыжников или стен пещеры.

Он был известен как Дуодецимус или Двенадцатый. Его зверем, второй личиной являлся громадный черный змей. Поэтому его также называли Ангус. Но ему самому нравилось обращение «Аспид». Прозвище, которое дала ему она. Много лет тому назад.

***

Демон прожил уже много тысяч лет, когда она появилась в мире. Нововозродившийся дракончик, выглядящий диковинной игрушкой — поделкой из красной яшмы. Первые сто лет демоны проводили в виде животных, ведомые преимущественно инстинктами. Они могли разговаривать, но не особо любили это делать, предпочитая резвиться и охотиться. Под опеку старших юный демон поступал обычно на второе столетие, когда выглядел подростком лет двенадцати-четырнадцати. Наставник учил подопечного чувствовать мировое равновесие, обращаться с тонкими незримыми нитями мира. На инстинктивном уровне новые демоны многое умели, так что, даже если бы все Двенадцать одновременно зародились и были молоды, они бы не утратили функций Хранителей. Но наставник делал путь к полному овладению силами менее тернистым и извилистым.

Человеческие родители учат детей ходить, взрослые демоны учили свой молодняк балансировать на тонком канате, натянутом над пропастью.

Ангус взял Драконис под опеку и почти сразу же получил свое прозвище.

— У-у, Аспид! — протянула рыжая девчонка, недовольная тем, что ее оторвали от игр, заставляя учиться.

Черный змей, аккуратно обвив маленького демоненка своими кольцами, снял девочку с дерева, поставив ее в центр поляны.

— Назови все двенадцать мировых энергий.

Драконис преувеличенно тяжело вздохнула, почесав быстро заживающую царапину на коленке.

— Упадана, тришна, морана… спарша… намше… — Бодро начав, она сбилась, задумалась, потом упрямо глянула на наставника исподлобья. — Зачем запоминать все эти названия? Если я и так чувствую силу и разницу!

— Хочешь и дальше быть только зверушкой и жить в лесу?

— Я Дракон и живу в горах!

Ангус, точнее теперь Аспид, собрал силу в комок и кинул в свою подопечную, как мячик. От толчка Драконис потеряла равновесие и села на попу. Скрестив ноги, она сделала вид, что и сама планировала разместиться на траве. Очередной урок начался.

Драконис хоть поначалу и путалась в названиях и определениях, но всегда тонко чувствовала различия энергий, подмечала даже самые незначительные нюансы. Она оказалась очень способной ученицей, рассудительной и упрямой, не принимающей догматы на веру, желающей самой докопаться до сути вещей и явлений.

Вскоре совет Двенадцати обрел в лице юной Драконис новую главу, а Аспид влюбился.

Это чувство зародилось в нем незаметно, пустив глубокие корни в сердце Змея. Сперва он думал, что это просто гордость наставника, которому приятно видеть, как подопечный растет и набирается сил. Но чем старше становилась Драконис, тем яснее Аспид понимал, что это нечто иное. То, что надлежит скрывать ото всех, как позорную слабость, особенно от самой Драконис.

— Хочешь, я расскажу про все двенадцать сил и их значение? — Драконис подкралась к Аспиду со спины, заглянула через плечо в раскрытую книгу, которую читал демон. Он, конечно же, почувствовал ее появление в своем доме. Сколько они уже не виделись? Почти год? С тех пор, как Драконис умастила свою округлую попу на кресло главы, а он произнес ритуальную фразу, означающую прекращение отношений «наставник-подопечный».

— Приветствую главу совета! — Демон поднялся с кресла, изобразил легкий поклон, отложив книгу. Помимо воли он жадно рассматривал Драконис: зеленое платье оттеняло глаза и выгодно подчеркивало стройную девичью фигуру, отливающие медным волосы спускались до талии. Как он скучал по ней! Этот год тянулся мучительно долго.

— Аспид, ты такой официальный! — Драконис нахмурилась, а потом стремительно преодолела разделяющее их расстояние.

— Спарша — это энергия прикосновений. Рукопожатия, дружеские объятия, касание в танце — это все спарша, — начала объяснять Драконис, прижавшись щекой к груди бывшего наставника и обняв его за талию.

Аспид несколько мгновений стоял, опустив руки, а потом неуверенно дотронулся до волос Драконис, погладил ее по голове, как бывало раньше, когда демоница еще оставалась в облике нескладного подростка. От этих простых действий сердце демона судорожно зачастило, подскочивший пульс бился где-то в горле, мешая что-либо сказать. Нити энергии потянулись от него к Драконис и обратно. Не помощь наставника, позволяющая подопечному быстрее набираться сил. Добровольный обмен равных. Спарша.

— Тришна вырабатывается при чувственном влечении, через повторение наслаждением объекта привязанность к нему становится сильной и острой, — серьезно, как будто отвечая урок, проговорила Драконис. Ее ладони вспорхнули на плечи демона, погладили ткань, будто смахивая невидимые пылинки. Второй тип энергии потек от демона к демону. Мягко касаясь его, она делилась силой, не требуя ничего взамен.

— Ребенок, что ты делаешь?! — Он старался казаться отстраненным, не показывать, насколько его взволновала близость юной главы совета. Специально назвал ее ребенком, напоминая о том, что она намного младше и не так давно была его подопечной. Что вообще за детские шалости? Драконис почувствовала вкус силы и власти и решила с ним поиграть?

— Я уже выросла. Ты не заметил? — Она запрокинула голову, вглядываясь в лицо демона. Зеленые глаза Драконис запылали желтым огнем. Решительно обхватив шею Аспида, она приподнялась на цыпочки и коснулась губами его губ. Легко, как перышком. Вот только демон ощутил, будто его промеж глаз кувалдой ударили. — Устала ждать, когда ты сам придешь. Думаешь, я совсем маленькая и не понимаю? Заперся в своем логове, разорвал нашу связь. Некоторые наставники своих подопечных до пятисот лет тетешкают… А ты сказал, что больше нечему меня учить. Но ведь про одно забыл, — шептала Драконис на ухо Аспиду, прижавшись всем телом.

— Что забыл? — хрипло спросил Аспид, почти теряя нить разговора. Его руки непроизвольно скользили по спине девушки, пытаясь отыскать застежки платья, желая добраться до обнаженной кожи. Что он творит? Нельзя, она юная неопытная демоница, его ученица, пусть и бывшая.

— Ты же Змей. Демон-искуситель. Твоя харизма — соблазнение.

— Да, — подтвердил Аспид. Все он понимал, просто боялся поверить… Неужели Драконис пришла к нему за этим? Все ее слова, объятия, касания… Она поняла, что стала его слабостью? Хочет заполучить его силу? Молода, амбициозна. Все закономерно. Юные демоны растут, набираясь энергии, а старые постепенно уходят, угасая. Он прожил уже немало. Старый Змей, набравший много сил. Он отдаст все ей, если она так хочет… Пусть забирает. Жадный до власти ребенок. Как она поняла его тайну? Он же не сможет ей сопротивляться. Если Драконис захочет, то заберет все. Даже не так. Он сам ей отдаст.

Аспид прикрыл глаза, выпуская из-под контроля харизму. Тягучая волна накрыла их с головой. Змей взял в ладони лицо Драконис, отыскал на ощупь ее губы. Это было слаще, чем он себе представлял.

Теперь все можно. Он исследовал ее рот. Пил жадно, как в первый раз. Ласковый, немного неуверенный язык Драконис скользнул навстречу. Девочка, сладкая девочка. Она сводила его с ума. Зарылся пальцами в рыжие локоны, оттянул ее голову, вглядываясь в глаза с поволокой. Желание, в зеленых глазах напротив полыхало всепоглощающее пламя. Это он его разжег? Змей не мог поверить.

Драконис смотрела с вызовом, облизала острым розовым язычком губы. Выдох еле слышно. Просьба или протест. Все вместе.

— Солнышко… — прошептал Змей ошарашенно. Нутро крутило от желания продолжить, касаться ее, целовать, пробовать. Заклеймить губами и зубами, объявить своей. До дрожи в пальцах он мечтал ее раздеть, сорвать это красивое платье. Дорваться до молочно-белой кожи, оставив на ней красные отметины. Его. Солнце.

Она покачала головой, как будто отрицая слова. Повела руками по его груди, вниз, царапая тело.

Аспид рвано выдохнул. Острые ощущение от ее коготков. Будто забралась в его нутро и корябает сердце. Забирай, если так хочется. Все равно оно твое. Змей не сразу сообразил, что Драконис применила силу, переместив их одежду на пару метров в пространстве. Миг. Ее платье и его костюм, перепутавшись рукавами, осели на пол.

— Зачем ты потратила энергию? Это нерационально. Можно просто снять… — Он пытался держать себя в узде. Сильный, опытный демон. Но как же это было трудно! Особенно сейчас, когда их тела внезапно стали обнажены. Никаких барьеров.

— Заткнись! — Драконис куснула Аспида за губу, показывая, что она думает о его поучениях. И он заткнулся, найдя языку и губам более приятное применение. Аспид чувствовал поток силы, шедший от него к Драконис. Она не тянула, он отдавал все сам. Добровольно.

Молочно-белая кожа Драконис контрастировала с его эбеновой. День и ночь. Он был тьмой, а она — его солнцем, которое развеет мрак.

Пальцы Аспида скользили по спине, бокам девушки. Впивались в плоть. Подхватив под ягодицы, он приподнял ее над полом. Сколько же ему стоило усилий не ворваться в нее одним резким движением! Такая горячая, раскрытая для него. Девочка, что же ты делаешь со старым мудрым Змеем?

Он чувствовал себя мальчишкой, впервые дорвавшимся до женского тела. Порывистым, неуверенным. Какой Змей-искуситель? Смешно! Аспид целовал шею, плечи Драконис, прихватывая кожу зубами. Дурея от ее вздохов и стонов. Ловил губами вершины грудей, сам не замечая, что рычит, прижимая ее к себе еще ближе. Осторожнее, только не торопиться. Змей уговаривал себя, держался буквально зубами, пытаясь сохранить контроль.

Драконис вцепилась в плечи Аспида, сердце бухало где-то в горле, между ног пульсировало. Она и не думала, что это будет так. Остро, на грани. Пришла к нему, сжигая все мосты. Как же она боялась ошибиться! Аспид был образцовым наставником, ни словом, ни жестом не преступившим грань «приличий». Ей необходимо было убедиться. Сила текла бурным потоком от Змея к Драконис. Лучшее доказательство, что она могла получить.

Выгнувшись, она потерлась промежностью о его член, размазывая по нему свою влагу. Поймала страстный взгляд Аспида, уже почти ничего не соображающего. Возликовала, в полной мере ощутив свою женскую силу. Это она с ним сделала! И вскрикнула, потому что он ворвался в нее одним движением, тараня нежную плоть.

Он держал ее под ягодицы, ритмично насаживая на свой член. Такая узкая и мокрая. Для него. Только для него. Он вбивал свое тело в ее, ловя ртом стоны Драконис, слизывая их с ее губ. Почувствовал, что еще немного, и взорвется. Ну уж нет. Он получит ее сполна.

Аспид сделал шаг к дивану. Уложил Драконис грудью на кожаную спинку.

— Я отдам все… Только и получу все… Договорились? — прошептал он ей на ухо, собрав длинные рыжие волосы в кулак. Драконис не ответила, только всхлипнула и потерлась о него попой, пытаясь снова насадиться на член. Аспид довольно усмехнулся, целуя ее тонкую белую спину. Ох, этот изгиб от талии к бедрам! Просто невозможно удержаться.

Раздвинув стройные бедра, он коснулся пальцами ее лона. Там недавно был его член. От одной этой мысли в паху сводило. Он тронул, разводя ее складочки. Такие мокрые, бархатистые. Нет, пальцев мало. Встав на колени, Аспид припал губами. Он облизывал ее, находя языком самые чувствительные местечки.

Драконис стонала уже в голос, выгибая спину, подставляясь еще больше. Ее груди чувствительно скользили по коже дивана. Она никогда не думала, что может быть настолько мучительно и сладко. Если он сейчас не прекратит, то она… она…

Длинно лизнув, он поймал на язык ее оргазм и сам чуть не кончил только от одного этого осознания. Вот теперь можно и продолжить. Хоть все равно долго ему не выдержать. Сев на диван, он взял Драконис на колени. Томная после полученного удовольствия, она не сопротивлялась, позволяя творить с собой все, что ему вздумается.

Разведя ее стройные ноги, опустил на себя сверху. Довольно улыбнулся, когда ее глаза распахнулись одновременно с тем, как он в нее входил.

— А-аспи-ид… — протянула она изумленно, будто не ожидала продолжения.

— Да, солнышко… давай еще раз. Я хочу, чтобы ты кричала мое имя. — Демон двинул бедрами вверх, проникая еще глубже.

— Аспид… Да… мой Аспид.

***

Уже после, очутившись под демоницей, Аспид подумал, что это лучшая смерть, которую он мог бы желать. Он был опустошен, испытав удовольствие. Его резерв невосполнимо опустел. Демон не сможет пополнить его самостоятельно. Нет энергии. Осталось жить всего несколько часов. Он не будет просить о милости никого из братьев и сестер. Хватит ли сил дожить до рассвета? Он бы еще раз посмотрел на восход солнца. Сейчас Драконис уйдет, и тогда он выберется на террасу.

Но демоница не уходила. Сидела сверху и испытующе на него смотрела, а потом наклонилась и, накрыв его губы своими, начала отдавать. Сила хлынула живительным потоком, наполняя каждую клеточку радостным ликованием.

— Глупый Змей, ты подумал, я все заберу? — Драконис отстранилась, ласково провела пальцами по его лицу, обрисовывая черты, а потом довольно улыбнулась: — Я должна была убедиться. Сам бы ты никогда не сказал. Вот я и придумала такой план.

— Какой план? — Аспид, несколько минут назад готовившийся умереть, недоуменно хлопал ресницами, глядя на бывшую ученицу. Чрезвычайно довольная собой Драконис восседала на нем. Обнаженная, как в момент сотворения.

— Я же умная женщина. Теперь… женщина, — счастливо рассмеялась Драконис, а потом, склонившись, прошептала на ухо своему Змею: — Я тоже люблю тебя.

***

Они провели вместе не одно столетие, совершенно не надоедая друг другу. Для всех остальных это были подзатянувшиеся отношения «наставник-подопечная». А Драконис и Аспид не спешили их разуверять. Взаимная любовь между демонами — слишком редкое явление, чтобы в него можно было так легко поверить.

Драконис была лучшей главой совета, по мнению Аспида. И хотя Змей и был предвзят, это являлось правдой. Все еще юная, по меркам демонов, Дракон не плела интриг, систематизировала библиотечное хранилище, поддерживала порядок. Глава совета остро чувствовала даже малейшие колебания мирового Равновесия и придумывала самые оптимальные способы его восстановить.

***

— Аспид! — Она ворвалась неожиданно, осыпала демона поцелуями.

— Что случилось, солнышко? — Змей обхватил Драконис, заглядывая в лицо. В ее глазах плясало решительное пламя, скрывавшее где-то в глубине страх.

— Помни, я люблю тебя!

— Подожди, Драконис! — Но его руки поймали только пустоту. Демоница переместилась. И он не знал куда!

Аспид побывал везде: в библиотеке, на пороге зала советов, в доме Драконис, в сотнях мест, где она любила проводить время. Тратя на перемещение доли секунды, он искал и не находил ее.

Зов на сбор совета пришел через час. На подгибающихся ногах Змей вошел в зал. Место главы пустовало. Как в тумане, он слушал объяснения о произошедшем. Драконис, его девочка, пожертвовала собой во имя Великого Равновесия. Заперла в себе, как в клетке, зерно Хаоса.

— Она не умерла! Я чувствую это! Вы все это чувствуете! Мы всегда ощущаем, если один из нас уходит и появляется другой!

— Ангус, она не проснется. Ее сила смешалась с силой Хаоса. Постепенно энергия иссякнет, и появится другой Дракон. — Канис накрыла рукой кисть Аспида, пытаясь поддержать и успокоить. Он отбросил ее руку, резко встал, опрокидывая стул с вырезанным на спинке символом Змея.

— И теперь вы голосуете за то, чтобы даже не приближаться к ней? Не пытаться помочь? Тысяча лет заточения за попытку проникнуть в пещеру?!

— Мы ничем не можем помочь, к сожалению, — опустила глаза Эква, Третья из Двенадцати. Демоница, превращающаяся в прекрасную белоснежную лошадь.

— Хаос невозможно отделить, — пробасил Портус. Демон, второй личиной которого был серый Кабан.

— Вы даже не хотите попытаться! Она пожертвовала собой, чтобы вы… — Аспид махнул рукой и вышел из зала совета.

***

Он пытался, почти тысячу лет он искал и не находил решения. Хаос невозможно отделить от Порядка. Соприкоснувшись, они становятся единым. Аспид часто навещал Драконис, стоял у входа пещеры, смотрел во тьму, дожидаясь, пока рассветные лучи, проникнув в щель под потолком, осветят на несколько минут спящего красного дракона. В один из таких визитов он не ушел, а остался сидеть, привалившись спиной к каменной стене. Демон впал в забытье, не двигаясь и не реагируя ни на что.

Только рассвет заставил его ненадолго выйти из оцепенения.

— Прости, солнышко, я не смог… — беззвучно прошептали серые губы демона, и он исчез. Не переместился, а просто растворился в мировом эфире. Иногда демоны умирают так. От любви.

Конец

Этот рассказ по миру "Двенадцать звеньев цепи", так же является частью истории "Демоны на привязи"

155 просмотров | 0 комментариев

Категории: Проба пера, короткие зарисовки, рассказы


Комментарии

Свои отзывы и комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи!

Войти на сайт или зарегистрироваться, если Вы впервые на сайте.

Наверх