Дракон и Марина. Кира Калинина

Дракон и Марина. Кира Калинина

29.12.2015, 18:00

Автор на Призрачных мирах: Кира Калинина

"Дракон и Марина".

Однажды в студёную зимнюю пору… когда морозы были крепче, доллар дешевле, а драконы ещё не пользовались такой бешеной популярностью, как сейчас, случилось мне написать новогодний рассказ. По заданным условиям, посвятить его следовало наступающему (на тот момент) году Дракона, а закончить праздничным тостом. И вот что из этого получилось…

Жил на свете дракон Васс — в достатке и благоденствии. Всё у него было: уютная пещера высоко в горах, груды золота и самоцветных камней, на которых так славно дремалось ночами и грезилось о прекрасном. Альпийские луга давали корм стадам коз — отраде драконьей утробы. Над снежными пиками простиралось небо без конца и предела — летай вволю, носись взапуски с ветром или пари в ледяной выси, ощущая себя частью вечности.
Изредка в горы заезжали драконоборцы, и Васс, по обычаю, выходил с ними на бой. Но что такое меч и копьё против летающей крепости? Многие, пугаясь грозного вида чешуйчатого поединщика, тут же убирались восвояси. Таких Васс отпускал с миром. Упрямцев же, которые со всей дури пёрли на него с глупыми железками да ещё, распаляя себя перед схваткой, горланили обидные слова, приходилось урезонивать струёй пламени.
Если забияки приезжали верхом, а так обыкновенно и случалось, Васс закусывал печёной кониной, но человеческим мясом брезговал — брал в когти изжарившихся в доспехах рыцарей, отлетал подальше от логова и бросал в самую глубокую пропасть. Затем возвращался домой и хандрил, размышляя о подлости людской натуры.
Что толкало драконоборцев на битву, спрашивал он себя, и находил только один ответ: злоба и жадность. Зачем ещё человеку убивать дракона, которого он в глаза не видывал, как не для того, чтобы завладеть его родовым богатством да покуражиться всласть?
Сколько гнусностей, сколько наветов наслушался он за века — будь в словах рыцарей хоть крошка правды, он бы сам против себя походом пошел! Но Васс отродясь не сжигал домов и посевов, не ел крестьянский скот, не похищал прекрасных девиц. И знакомые Вассу драконы в этаком непотребстве замечены не были. Все они жили уединённо, в человечьи дела не лезли. Васс, конечно, допускал, что в прошлом, когда драконов на свете водилось не в пример больше, чем ныне, кто-то мог невзначай подпалить ниву или с голодухи утащить корову, и люди до сих пор припоминали огнедышащему племени давние обиды.
Но девицы?!
Если бы Васс питался человечиной, он вряд ли делал бы различие между мужчинами и женщинами, как не усматривал разницы между козлами и козами, попадавшими ему в зубы. А вообразить, чтобы дракон украл девицу для плотских утех, так же нелепо, как представить себе тигра, воспылавшего страстью к мыши. Это просто физически невозможно! Масштаб не тот.
Но чем больше Васс размышлял о девицах, тем острее чувствовал неполноту жизни. Тоскливо делалось ему, неуютно. Даже драконоборцы, и те в последние столетия, как назло, перевелись. Скука! Пробовал Васс отвлечься мечтами о драгоценных цветах с изумрудными листочками и рубиновыми лепестками, о птицах с опаловыми грудками и о рыбках, украшенных филигранью. Не помогло. Всегда помогало, а тут — нет.
Лежал Васс на золоте, горевал, и пришла ему в голову мысль: слетаю-ка я посмотрю на девиц поближе и проверю, не захочется ли мне какую-нибудь похитить?


Марина очень не любила ездить по ночам, особенно по неосвещённой загородной дороге. Но и оставаться у Светки в гостях до утра, даром что в новеньком коттедже, тоже не хотелось. И вот она осторожно вела свою малолитражку среди пустых и темных полей, внутренне подбираясь каждый раз, когда навстречу попадался дальнобойщик, не дававший себе труда переключить дальний свет на ближний.
Вдруг что-то со свистом и рёвом пронеслось над головой, машину качнуло и едва не снесло в кювет.
Покрепче вцепившись в руль, Марина сбросила скорость, а когда небосвод полыхнул рыжей зарницей, с испугу нажала на тормоз. И вовремя: прямо перед ней на дорогу упал человек. Не выскочил вдруг с откоса на насыпь, не шагнул под колеса из-за кустика, в этом Марина готова была поклясться, а именно упал. Проехала бы еще пару метров, и крупное мужское тело шмякнулось бы ей на капот.
Она его не задела, точно не задела! Только кто поверит?.. Марине было страшно, но она включила аварийку, вышла из машины и приблизилась к упавшему. На дороге, кроме них двоих, никого не было. В свете фар Марина хорошо рассмотрела куртку и штаны из кожи, похожей на крокодилью, на голове шлем с зубчатым гребнем, на ногах ковбойские сапоги со шпорами. Какой-то… байкер гламурный, что ли. Нелепое определение само сложилось в голове.
Марина присела, вглядываясь в молодое суровое лицо, и боязливо потянулась к шее лежащего — поискать пульс. Едва дотронулась, байкер открыл глаза.
— Живой! — с облегчением выдохнула она и на всякий случай отодвинулась. Спросила неловко: — Вы как, целы?
Незнакомец приподнял руку и пошевелил пальцами, глядя на них так, будто видел впервые в жизни.
— Давайте я отвезу вас в больницу, — предложила Марина. — Встать сможете?
Байкер поднимался долго, неуклюже, будто его тело состояло из частей, плохо притёртых друг к другу, но, когда выпрямился, оказался выше Марины на голову, а плечи… Про такие говорят — косая сажень. И запах — железа, гари, дикой, необузданной мощи… Спасибо, хоть спиртным от парня не несло. Но Марина все равно сделала пару шажков назад, к машине.
— Откуда вы? — спросила она, чтобы заглушить испуг.
Он задрал голову к звёздному небу, потом сжал пальцы в кулак, разогнул указательный и ткнул им вверх.
— Вас что, с самолёта сбросили? — поинтересовалась Марина с нервным смешком. — Без парашюта?
Он подумал и беспомощно пожал плечами. И Марина вдруг перестала его бояться. Он показался ей большим ребёнком, одиноким, несчастным, затерянным в бесприютной ночи…
— Меня Марина зовут, — сказала она. — А вас?
— Васс, — хрипло повторил он низким, рокочущим голосом. — Меня… Васс…
Тут он то ли икнул, то ли чихнул, и Марина неожиданно для себя рассмеялась:
— Будьте здоровы, Вася.


Так вот в чем дело, думал Васс. Вот почему драконов на земле становится все меньше. Стоит дракону оказаться рядом с девицей, той самой, единственной, только для него предназначенной, как он сразу же превращается в человека и готов идти за ней куда угодно — на край света или на меч драконоборца... Похищать Марину и нести в свое неприютное горное убежище Вассу совсем не хотелось. Да он и не смог бы этого сделать. Он вдруг понял, что без её дозволения никогда больше не вернет себе драконьего обличья…


Свадьбу сыграли в самом конце осени. Подружки завидовали Марине — сидела-сидела в девках и высидела настоящее сокровище. Вон какой парень — рослый, ладный, при деньгах. Открыл ювелирную мастерскую. Такую красотищу делает — что твой Фаберже. От богатеньких заказчиков отбоя нет. И с Маринки глаз не сводит!
На второй день жених развлекал гостей фокусом: брал в рот сигарету, раздувал щёки, и кончик табачной трубочки начинал рдеть и дымиться сам собой. Мужчины наперебой доставали сигареты из собственных пачек — чтобы наверняка, без обмана. Вася зажигал их в один миг безо всяких приспособлений — но сейчас же тушил. Марине не нравился запах табака, и он обещал ей, что курить не станет.


Новый год в семье Любимовых, по давнему заведению, встречали все вместе. Компания за столом собралась немаленькая: Маринины родители, старшая сестра Лена с мужем и девятилетним Сережей, младший брат Дима с новой девушкой и Марина с Васей. Когда часы показали без двух полночь, Дима взял пульт и отключил у телевизора звук. Глава семьи Пётр Григорьевич, бывший ответственный работник, а ныне пенсионер, встал с бокалом в руках, веско прокашлялся и начал, как всегда:
— Дорогие товарищи Любимовы и примкнувшие к ним Бортниковы, — Петр Григорьевич посмотрел на Лениного мужа, перевел взгляд на Васю и добавил: — А также Крыловы…
Каждый раз он говорил одно и то же: желал всем здоровья, успехов в работе, лада в семье и мирного неба над головой. А под конец портил средней дочери праздник, добавляя: "И за то, чтобы Маринка в этом году вышла замуж". Сейчас она смотрела на отца с предвкушением: ну, что скажешь, папа, как выкрутишься?
Пётр Григорьевич замешкался на секунду, но выход из положения нашел простой:
— Давайте выпьем за то, чтобы наступающий год… Год Дракона, так сказать… был не хуже…
Его перебил звонкий Серёжин голосок:
— А я вчера ночью дракона видел! Проснулся, смотрю в окно, а он прям над твоим домом, теть Марин… Здоровенный! — мальчик раскинул руки, едва не смахнув со стола бокал с морсом. — Во какой!
— Драконов не бывает, — сказала Марина с напором и очень уж поспешно. — Тебе приснилось, Серёжа.
Все знали, что сын у Лены фантазёр, и вряд ли приняли его слова всерьёз. Но Вася вздохнул, потупившись:
— Да ладно. Чего там… Я это был. — Он перехватил встревоженный взгляд жены и улыбнулся: — Как на Марину посмотрю, сразу летать хочется.
Все засмеялись. Особенно Васина шутка понравилась Татьяне Алексеевне, его тёще. "Какой Марине муж достался, — думала она с умилением. — Остроумный. И галантный".
Стрелка часов между тем подошла к отметке "12". Дима включил звук, и комнату наполнил бой курантов.
Вася поднял бокал:
— Так давайте выпьем за красоту, которая укрощает драконов, и за любовь, которая дает нам крылья. С Новым годом!

870 просмотров | 5 комментариев

Категории: Проба пера, короткие зарисовки, рассказы


Комментарии

Свои отзывы и комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи!

Войти на сайт или зарегистрироваться, если Вы впервые на сайте.




Анатолий Анатолий

Отлично! Рассказ очень понравился!

07.01.2016, 00:52


Кира Калинина Кира Калинина

Рада Спасибо!

01.01.2016, 23:53


Екатерина Чёткина Екатерина Чёткина

Отличный рассказ! Очень понравился.

01.01.2016, 12:42


Кира Калинина Кира Калинина

Спасибо!

31.12.2015, 01:20


Алина НеКабаева Алина НеКабаева

Здорово, душевно написано

29.12.2015, 23:54

Наверх