Женщинам — женское? Или автор не должен иметь гендера?

Женщинам — женское? Или автор не должен иметь гендера?

17.08.2023, 10:00

Порой я задаю себе вопрос, почему главные героини моих произведений — всегда женщины? Наверное, автор должен уметь описывать всех. Но, одно дело — описывать, другое — вести от его лица основное повествование. Поэтому даже в тех книгах, где мужские персонажи не менее важны и значительны, эпизоды, где действуют герои-мужчины (именно мужчины, не путать с детьми, лешими, волшебниками и тому подобным)), коротки, и лишены пикантных реалистичных подробностей, например, о том, как сменить колесо в автомобиле. Так, например, в третьей книге серии «Букетов», половина основного повествования идет от лица Олеси (уставшей ведьмы поневоле, мечтающей вернуться к прежним занятиям — преподаванию в школе для особых детей и ведению блога), а в остальных моментах — от прочих персонажей, среди которых есть и мужчины: сумасбродный братец Олеси, ее супер-идеальный муж Дэви, молодой кандидат физических наук Руслан Малыгин, переместившийся во времени вместе с настоящим отцом Олеси. 
Чувства мужчин стараюсь давать только там, где уверена, что не совру.

Но я стараюсь обойтись без мужчин «изнутри» там, где это возможно. Действуют, думают, решают, взаимодействуют, чувствуют— женские персонажи. Так написан готический сборник «Корона с привкусом абсента», особенно вошедшая в него доисторическая повесть «Все нормально, все хорошо», и современные рассказы «Саперки любви». Мужчины там даны лишь мазками. Сейчас я пришла к сознательному решению именно так продолжать.

Я не мужененавистница, и даже не феминистка. Просто если даже я и была в какой-то из прошлых жизней мужчиной — то моя память благополучно стерла эту историю. Я-не-знаю — что происходит в мужских головах, и могу лишь догадываться по внешним проявлениям, наблюдать, записывать. Я могу описать общечеловеческие эмоции героя, очутившегося в непривычной ситуации — в пустыне, на чужой планете, в чужом теле, и так далее. Могу прочувствовать состояние ребенка, впервые оказавшегося без мамы, представшего перед таинственным строгим учителем — в первой части «Букетов», например, вначале как раз идет повествование от имени подростка Арсена. Могу представить, что ощущает древний дух, переживший не одно столетие, леший, водяной, ведьма — при этом пол имеет уже меньшее значение.

Читателю самому предстоит решить, что испытывал недоучившийся управленец мачо Родион к Виктории и к Анжеле, любил ли Александр Анжелу, или всегда видел в ней только тень Виктории, сильно ли расстроилась Анжела исчезновению мужа, или была уже морально готова – вторая часть «букетов», «Кленовый букет».

Гораздо труднее описать отношение взрослого мужчины к женщине. Люди, знаете ли, разное болтают… Одни уверяют, что там сплошной цинизм, а желание и страсть — всего лишь стремление мужчины доминировать, властвовать над женщиной. Другие развенчивают так называемое возникшее чувство любви — «батенька, кака-така любовь?» – гормоны, гормоны играют, и больше ничего. Дружба, интерес? Ну так опять нас тянет дружить и интересоваться теми представителями противоположного пола, к которым нас потянуло, а не к любому бомжику, который, как выяснилось, так же как мы, выращивает фиалки и любит Стивена Кинга…
Поэтому в автофикшн-цикле «Рассказы Субару» мужского начала еще меньше. Эмоции передаются через героиню

Не знаю, а врать не хочу. Трепанацией чужой головы не занималась, да и вряд ли она поможет в исследовании. Поэтому буду как чукча – что вижу, то пою.
За себя — как и за многочисленных подруг — могу говорить смело. Большинство моих читателей — тоже женщины, поэтому, опять-таки, мне кажется, им интереснее написанное от лица героини женского пола (в основном).
Бывает соблазн поставить мужчину на место главного действующего, думающего и чувствующего лица, бывает. Как в «Черновике» С. Лукьяненко, например, Кирилл и Костя, открывают двери башни в разные миры. Обожаю эту книгу, она бесконечно теплая и уютная, несмотря на все страсти-мордасти, и это такая мечта — личная башенка, которая растет и меняется по твоему вкусу, и неизвестность за каждой дверью… Но не выписать мне правдивое мужское общение, не обрисовать их привычные занятия, отношения с боссами, компаниями, не передать их отношение к автомобилю и техобслуживанию, и даже нечто вот такое: «зазвенела эта хреновина, надо бы встать, проверить, подкрутить ее той фиговиной, поднять кусок арматуры (а что это?), потому что может пригодиться для (Чего? Нужное вписать…)» — словом, реальный мужской мир описать я, конечно… смогу. Если постараюсь. Только мне будет очень-очень скучно это описывать, хуже даже, чем вымышленное отношение героя к нам, девочкам. И будет ли оно хорошим? В лучшем случае, посредственным. Я буду очень стараться, мне будет крайне скучно, и, главное, думаю, что моим читателям, которые ищут в моих книгах то же, что и я, выпуская скучные куски, — тоже будет скучно.

Если у вас другое мнение — поделитесь. Мне интересно.

240 просмотров | 0 комментариев

Категории: Защити Книгу


Комментарии

Свои отзывы и комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи!

Войти на сайт или зарегистрироваться, если Вы впервые на сайте.

Наверх