Интервью с автором ромфанта Юлией Масловой

Интервью с автором ромфанта Юлией Масловой

10.08.2023, 14:50

Откуда берутся фамилии героев книг? Что приходится гуглить автору? Каково финала в книгах точно не будет? Ответы на все эти вопросы можно узнать в интервью с автором романтического фэнтези Юлией Масловой.

— Здравствуйте, расскажите о себе и творчестве. Как появился ваш псевдоним?

Всем привет! Я пишу под псевдонимом Юлия Маслова. Сначала собиралась использовать настоящую фамилию, но когда стала примерять ее на обложку, оказалось, что 12 букв умещается с трудом (по крайней мере с моими умениями) и смотрится некрасиво. Поэтому решила воспользоваться привычным псевдонимом – своей девичьей фамилией, под которой я более 10 лет работаю корреспондентом. Результат мне понравился, и я больше не раздумывала. Выбрать что-то более звучное или запоминающееся мне не пришло в голову, потому что первую книгу я писала ради любопытства. Хотелось испытать себя. Смогу ли?

— Как вы стали писателем?

Я находилась в отпуске по уходу за ребенком. Захотелось попробовать написать что-то свое, а не записывать мысли и мнения других людей, как это происходило на работе. Полгода о моем увлечении знал только муж. А первые главы истории «Обрученная дважды» были написаны на телефоне. Потом купила планшет, и стало гораздо удобнее. До сих пор пишу книги на планшете, сидя на кухне, пока домочадцы спят. А уже финальную вычитку делаю с компьютера, чтобы отловить все описки и опечатки, которые подкинут кривые пальцы и волшебный Т9.
Отличным мотиватором для написания первой книги, на которую у меня ушло около полугода, стал конкурс на одном из литературных порталов. Хотелось успеть принять участие, и это удалось. В «Аромате волшебства» история «Обрученная дважды» вошла в лонг-лист, что для меня было невероятным успехом.

— Как вы относитесь к отрицательным/негативным отзывам? Помогают ли они развиваться, улучшить или изменить книгу?

— Если критика конструктивная, и действительно показывает слабые места истории, я приму ее с благодарностью. У меня нет ни редактора, ни корректора, поэтому взгляд со стороны в моем случае – это именно мнение читателя. Конечно, как и любой другой автор, который прикладывает множество усилий к написанию книг, я расстроюсь, если оценка окажется крайне негативной, но скандалить не буду.
Думаю, мне чуть проще смириться с критикой, чем многим другим авторам, потому что на работе мои тексты перечитывают три человека (литературный редактор, главный редактор и корректор). Так что замечания по стилю, содержанию и построению того или иного предложения я слушать привыкла (хотя чем дольше работаю, тем их меньше). Да и читатели, возмущенные городскими проблемами, могут не только написать комментарий, но и позвонить, и даже заявиться лично. В этом плане я закаленная.

— Как вы относитесь к тому, что в отзывах упоминается своего рода сравнение с другими произведениями, фильмами?

У меня даже был такой случай! Мою историю «Сезон звездных дождей» сравнили с циклом книг «Лейна» Елены Петровой. Читатель как раз говорила, что атмосфера и героиня получились похожими. Я эти произведения не читала, поэтому первым делом открыла поисковик, чтобы понять, с чем вообще сравнивают. Оказалось, что это популярные книги, которые нравятся многим читателям, поэтому я обрадовалась.

— Приоткройте завесу тайны процесса написания. Вот пришла идея книги. Вы составляете план и не отклоняетесь от него (с начала и до финала), или есть просто заметки, основные вехи, а между ними как карта ляжет, как муза поведет?

Первые книги я писала стихийно, зная точно только некоторые опорные точки сюжета в начале, середине и конце. Герои часто проказничали и поступали не всегда так, как надо, чтобы прийти к нужному мне результату. Чтобы не расстаться с логикой повествования, приходилось потрудиться, поэтому в итоге я пришла к построению более четких планов. Не могу сказать, что расписываю их по главам, но все же теперь пристальнее слежу, чтобы герои не сворачивали с намеченного пути. Однако если совсем не оставить простора воображению, мне станет скучно.

— Какую самую необычную вещь приходилось гуглить при написании ваших книг?

Чего я только не гуглила. И про яды, и про змей, живущих на болоте, и про драгоценные камни, и про технологию добычи руды и плавки металла, и про строение замков, и про лабораторное оборудование для химических опытов. Перечислять можно до бесконечности. Никогда не угадаешь, что придется искать завтра.

— Самый забавный ляп?

Их у меня полно! Одно время я вела целую опечаточную рубрику и подумываю вернуться к этой практике. Благо ошибки в основном вылавливаются на этапе вычитки. Из последнего:
Чтобы ёмкость не пустовала, колдун написал (напихал) в нее еловых иголок.
Кора со священного дуба, почитаемого бригадами (дриадами).
Она озадаченно потеряла (потёрла) подбородок.
Лицо невольно привилось (кривилось).
Руку сейчас вправлю, мазь от улыбок (ушибов) пропишу.
Забавности встречаются периодически именно благодаря Т9 на моем планшете, который всегда лучше знает, как приукрасить предложение.

— Какое самое любимое блюдо из ваших историй вы бы хотели попробовать / пробовали)?

Думаю, это пирожки с вишней и пшенная каша с тыквой из истории «Не спорь на инквизитора». Похожие пирожки я покупала, а вот такую кашу по осени варю сама. Вообще практически все главные героини моих книг перенимают от меня неизменную черту – они любят вкусно поесть и не сидят на диетах.

Раз мы обсуждаем еду, думаю, настало время сезонных вопросов:

— Что вы сделаете если вам подарят кабачок?

Возрадуюсь и потащу его на кухню, чтобы поскорее приготовить.

— Какое ваше любимое или коронное блюдо из кабачков?

Люблю обжаривать кабачки с чесночком! Разве может быть что-то вкуснее? Возможно, только оладьи из кабачков, но с ними столько возни, что руки до них у меня не доходят.

— Расскажите о своей первой опубликованной книге. Вы помните какие чувства тогда испытывали?

«Ой! Ее правда читают!», – думала, когда опубликовала первую книгу «Обрученная дважды». А когда вторую историю «Зачетка боевой некромантки» отправила в продажу на Призрачных мирах, была решительно настроена попросить подругу приобрести книгу, чтобы историю наверняка не удалили из-за нулевых продаж. Каково же было мое удивление, когда в первый день книгу купили 16 раз! Я была в шоке и побежала хвастаться мужу! Это было 10 июля 2020 года. Помощь подруги, как вы понимаете, не пригодилась.

— Написание какой книги давалось вам тяжелее всего?

Думаю, это была «Первокурсница с огоньком». Но дело связано не с сюжетом, а со смертью близкого родственника. Несколько дней не могла прийти в себя и взяться за книгу. В упадническом настроении писать с юмором просто нереально. Но в итоге история вышла славной. Мне эта книга очень нравится.

— Есть ли самый вредный герой в историях (который никак не хотел следовать намеченному плану, или который резко изменил ход предполагаемой истории)?

Больше всего хлопот мне доставила Мелани из моей первой книги «Обрученная дважды». Вечно с ней что-то приключалось, а потому история вышла объемной – 15,5 а.л.

— Как вы подбираете имена героям своих произведений?

Это трудная задача, особенно если участь, что память на имена и фамилии у меня просто отвратительная. Поэтому сейчас, если где-то встречается имя, которое мне понравилось, сразу его записываю в телефон. У меня для этого есть специальная заметка. Имена и фамилии часто гуглю. Беру итальянские, испанские, норвежские, английские, турецкие. В общем, пользуюсь помощью друга-поисковика.
Бывает, что сама придумываю имена и фамилии, видоизменяя уже существующие. Например, главная героиня книги «Жених на мою голову» Розалия Рейгарди обязана своей фамилией сороковому президенту США Рональду Рейгану, а ее нечаянный жених Честер Линрольн может сказать спасибо за фамилию шестнадцатому президенту – Автрааму Линкольну. Кстати, имя ему досталось от солиста группы Linkin Park Честера Беннингтона.

— Герои ваших книг вымышлены или взяты черты реальных людей/друзей/родных?

В основном вымышлены, хотя за окружающими я все же подглядываю. Конечно же, многие героини берут какие-то привычки от меня. А вот капризы малышки Октавии из истории «Жених на мою голову» списаны с моего сына. Наверное, поэтому многие читатели отмечали, что этот второстепенный персонаж получился особенно ярким.

— Было ли некомфортно или стыдно за поступки героев?

Да, но я знаю, что так надо для
дела, то есть для сюжета, а потому стискиваю зубы, краснею, бледнею, но пишу. Например, я вместе с героиней книги «Дракон для ведьмы» смутилась, когда на границе в ее сумке рядом с дипломатической почтой обнаружилась развратная кружевная сорочка, которую она хотела подарить подруге, а потому прихватила с собой. Однако сорочку надо было протащить в страну драконов для дальнейшего развития сюжета, поэтому главная героиня лишь закатила глаза и заявила, что пограничник в дипломатии ничегошеньки не смыслит.

— На ваш взгляд, что является наиболее важным в хорошем романе?

Хорошо продуманный сюжет, веселые диалоги, живые персонажи и эмоции, которые читатель может пережить вместе с главными героями.

— Что у вас при написании книги было на первом месте: сюжет или персонажи?

Персонажи. Если потребуется, сюжет вильнет, но персонаж сделает то, что хочет или должен. Например, в книге «Напарник для ведьмы» главных героев постоянно тянуло друг к другу, но я не могла позволить им быть вместе вот прям сразу с третьей главы. Поэтому мне, как автору, пришлось изрядно потрудиться, чтобы каждый раз разводить их в стороны. А в книге «Некромант и любовное проклятье», которую я пишу сейчас, персонажи все же меня переиграли и в середине книги сошлись ближе, чем я планировала. Ну, ничего, я им еще устрою!

— Вы заранее представляли своих персонажей такими, какими они предстают читателям или такими они становятся по ходу написания книги?

Заранее представляю персонажей, их семью и прошлое. Иначе получится картонка, а не герой книги. Каждый образ приходится тщательно проработать.

— Какой типаж героев вам нравится прописывать больше всего?

Сейчас стараюсь уделять особое внимание мужским персонажам. Хочется, чтобы они были более волевыми и изворотливыми и менее сладкими, хотя бы до эпилога.

— Какой финал книги для вас неприемлем?

Смерть героев и драматическое расставание. Я пишу книги, чтобы сделать героев счастливыми, и читателей тоже.

— Что читаете сейчас Вы?

Недавно дочитала книгу «Голос сердца» Марии Морозовой. Мне понравилось, поэтому всем советую! Это было в отпуске, а сейчас снова работа и дела, а в свободное время я пишу. Читать, увы, некогда.

— Что вы хотите, чтобы читатели нашли между страницами ваших книг?

Хорошее настроение! На самом деле попадаются в моих историях и умные мысли. По крайней мере, читатели так пишут в комментариях. Я склонна им верить.

— Есть ли что-то чем вам не терпится поделиться с читателями? Каковы творческие планы на будущее?

Страшно делиться творческими планами, поскольку в последнее время у меня все идет наперекосяк. Точно могу сказать, что допишу историю про некроманта для цикла «Любовь и неприятности». Правда, первая книга «Наследство и месть в придачу» получилась не только с юмором, но и с детективной линией. Во второй книге (про других главных героев, но в том же мире) детективная линия, на мой взгляд, не такая сильная. Даже не знаю, указывать ли детектив в жанрах. Есть идея написать и третью книгу по этому миру. Скорее всего, это будет снежная сказка про подругу главной героини из второй книги. Идея для завязки уже есть, даже название имеется, но пока я только продумываю сюжет.

401 просмотров | 0 комментариев

Категории: Интервью автора, Защити Книгу


Комментарии

Свои отзывы и комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи!

Войти на сайт или зарегистрироваться, если Вы впервые на сайте.

Наверх