Мистика в книгах и жизни

Мистика в книгах и жизни

19.06.2017, 12:17

Расскажите ваши истории, исполняется ли написанное вами в реальной жизни? Берете ли в в герои реальных людей или, как я, из суеверия, что сбудется, стараетесь не брать прототипов?

Я работаю в смешанном жанре, пишу мистические романы, в которых присутствуют, помимо мистики, любовная и детективная линии. Может, потому что я выбрала этот жанр, он накладывает соответствующий отпечаток и на мою жизнь, а, может, все наоборот, это он меня выбрал за какие-то "заслуги или прегрешения" :) Но так получилось, что мистика уже давно и не раз выплескивается со страниц моих книг в реальность. Расскажу, как пример, одну историю, тем более что выложила на сайте роман, с которым все это и связано ("Распахни врата полуночи"). Рассказ длинный. Связан он так же и с писательством, а именно с той проблемой. с которой я однажды столкнулась. Я оказалась опустошена, перегорела. И именно эта история помогла мне вернуться к любимому делу. Случилась она 7 лет назад.

Итак...

... Все, казалось, на тот момент складывалось идеально: профессиональная команда "Эксмо", ставшая мне семьей, выходящие одна за другой книги, хорошие тиражи, сообщения от читателей, которые к моему удивлению и радости стали приходить. Но… в какой-то момент я просто перестала получать удовольствие от работы. Более того, мысль, что нужно сесть за компьютер и написать часть текста стала невыносимой. А приближение сроков сдачи рукописи вызывало панику и слезы. Сын пошел в детский сад, у меня появилось время, но… полностью исчезло желание писать. Я переживала страшное - практически ненависть к любимому когда-то делу, бессилие от понимания, что перегорела, и полное нежелание как-то эту ситуацию разрешить. Никогда не думала, что такое может случиться, ведь я так боролась за свою мечту, так желала, чтобы издательства ожидали моих книг! И вот, когда мечта исполнилась в самом лучше виде, я… поняла, что любимое занятие не просто не доставляет удовольствия, оно вызывает у меня отторжение.

Продолжать так больше было нельзя, и единственное решение, которое пришло мне в голову – уйти из профессии.
-- Тебе не жалко затраченных усилий? – спросил муж, когда услышал о моем решении.
-- Жалко, - ответила я, подумав опять о том, что усилия затрачены были не только мои и его, но также и всех тех людей, которые работали над серией. А потом расплакалась – от бессилия и чувства вины.
-- Я не могу писать, если текст не вызывает у меня никаких эмоций! Я должна проживать каждую строчку, а не просто набирать ее на клавиатуре, понимаешь? Этого больше нет. Я эмоционально умерла. Какой это писатель, если ему самому неинтересно, что станет с героями? Или даже их представить не может? Я написала лишь абзац и все, поняла, что дальше дело не двинется. У меня нет ни героев, ни интриги, вокруг которой будет вертеться сюжет.
-- Попробуй написать этот роман не для издательства, а для себя, - сказал муж. – Так, как ты писала раньше.
-- В этом и беда: я уже забыла, что это такое – писать «для себя». И, думаю, ничего с этим поделать уже нельзя.
-- Внеси в сюжет то, что у тебя всегда вызывало положительные эмоции. Ты любишь Испанию, так перенеси действие сюда. Не можешь что-то выдумать? Опиши то, что видишь или видела. Наполни текст всем тем, что когда-то вызывало у тебя эмоции, от воспоминаний о местах, где мы побывали, до музыки, которая тебе всегда помогала.
-- А идея? Идея? У меня ее нет!
-- Ты каждый день проходишь мимо руин фабрики. Они не вызывают у тебя желания заглянуть внутрь? – спросил муж. – Эти развалины такие вдохновляющие.
Я призналась, что заглянуть на заброшенную фабрику мне было бы и правда интересно, но… вряд ли это меня вдохновит.
Тем же вечером муж принес домой несколько снимков фабрики – снял по дороге домой, когда забирал сына из сада. Без всяких комментариев загрузил их в мой компьютер и потом заметил:
-- Кстати, в местной библиотеке открылась выставка старых фотографий: история нашего поселка в снимках. Может, прогуляешься? Увидишь, какой фабрика была в свои лучшие времена. И каким тогда был поселок. Тебе это понравится. Иди, прогуляйся.
Я вышла на улицу одна, и, проходя мимо разрушенной фабрики, впервые задержалась у проржавевших ворот, заглянула на территорию и… невольно содрогнулась от прошедшегося по спине холодка. Темное нутро заброшенного цеха пугало и странно притягивало. Осмелилась бы я прогуляться по цехам, представься мне вдруг такая возможность? Фабрика отталкивала и, одновременно, манила. Я развернулась и поскорее пошла прочь – в сторону библиотеки, в которой частенько работала.
На следующее утро, открыв ноутбук, я увидела приклеенный на клавиатуру стикер, на котором почерком мужа было написано: «Дорога к мечте – это любовь. Иди по ней! Не сдавайся, продолжай. Работай с любовью». В тот же день я написала подруге-переводчице, попросив разрешения использовать в новом романе одну ее историю, показавшуюся мне мистической, а также попросила рассказать об особенностях профессии. А вечером решился вопрос и с главным героем. В гости к нам пришел друг мужа, увлечением которого была музыка, и в разговоре пришла идея сделать главного героя музыкантом. У меня было правило – не использовать прототипы, и на этот раз я решила не отступать от него, за исключением того, что включила в повествование одну историю, случившуюся с моей подругой в детстве, да дала героям профессии музыканта и переводчицы. Во всем остальном, за исключением описаний, это была полностью выдуманная история.
Муж оказался прав: наполнив роман реальными деталями, которые мне были дороги, я работала с удовольствием. Но, закончив рукопись, испытала опустошение даже более сильное, чем раньше. В этом романе я выложилась до капли, все, что еще могла сказать, сказала в нем. О никакой другой истории не могло быть и речи. Я вновь сказала мужу, что этот роман – последний, потому что я иссякла. И никакие уловки больше не сработают, потому что ничто не сможет меня вновь «зажечь». Мне вряд ли поможет даже отдых. Муж только попросил не писать письмо в издательство до тех пор, пока мы не вернемся из отпуска. Я согласилась, потому что одна лишь мысль о том, чтобы опять сесть за ноутбук и что-то написать, пусть даже короткое письмо, вызывала неприязнь.
И уже на отдыхе стали происходить те вещи, которые вначале удивили, потом насторожили, затем разбудили любопытство и хорошенько встряхнули.
Я слышала раньше, что случаи воплощения написанного в жизнь не так уж редки: то одна коллега-писательница рассказывала небольшой эпизод, то другая. Со мной такого раньше не происходило, но правило не описывать в книгах знакомых возникло из опасений не «напророчить» случайно кому-нибудь книжных приключений. И вот, когда мы оказались на отдыхе в небольшом приморском поселке, моя только что законченная история удивительным образом начала воплощаться в жизнь. Будто некто прочитал еще неопубликованную книгу и перенес события, объекты, предметы и даже людей в реальность, организовав персонально для меня «живое кино». Началось с того, что меня повсюду стало преследовать имя главного героя. Но это была такая мелочь, которой я не придала значения. Дальше события стали развиваться по нарастающей. Следующим сюрпризом оказалось то, что отель, который мы забронировали заранее, располагался рядом с улицей, носившей название выдуманного поселка, в котором происходило действие моего романа. Мы с мужем придумали это название, обыграв его в сюжете, и специально проверили по поисковику, имеются ли подобные наименования. Не было. Однако же первое, на что я обратила внимание, когда мы вышли из машины рядом с отелем – табличка на стене здания, на которой значилось «проезд Сан Рок». Поселок в моей книге именовался Санрок, отличие состояло лишь в слитном написании.
Через пару дней раздался звонок на телефон мужа: знакомый, посоветовавший мне взять в герои музыканта. Звонил он с радостным известием: желал представить нам свою девушку, с которой недавно удивительным образом познакомился. Надо сказать, что, пережив неудачный роман, приятель во всеуслышание заявил, что с серьезными отношениями покончено. И вот он жаждал представить нам девушку, с которой у него «все серьезно».
-- Вы должны узнать историю нашего знакомства! Уверен, когда Наташа ее услышит, захочет включить ее в новый роман! – радостно прокричал он в трубку.
Заинтригованные, мы договорились встретиться сразу же после нашего возвращения из отпуска.
Следующее совпадение не заставило нас ждать и произошло во время поездки по соседним городкам. В одном из поселков муж вдруг удивленно воскликнул и позвал меня:
-- Смотри! Это же дом из твоего романа!
Я подошла поближе и обомлела, увидев перед собой домик с трехступенчатым крылечком, с вьющимся по беленому фасаду плющом и синей именной табличкой возле двери. «Villa Pepita» - было написано на табличке. «Вилла Пепита». Точно такой же домик, беленый, с трехступенчатым крыльцом и вьющимся по стенам плющом я и описала в романе. Но, самое главное, на «моем» домике возле двери также находилась синяя табличка с надписью «Villa Pepita». Помню, название я меняла четыре раза, пока не остановилась на этом, подсказанном мужем.
-- Какая странная череда совпадений, - проговорил он. Я же не знала, что на это ответить. Признаться, что начинаю чувствовать себя героиней моего последнего романа? Она видела улицы, здания, людей, события во снах, а затем, позже, встретила в реальности. Я же, в отличие от нее, все это придумала. Но чувства – удивление, замешательство, некий страх и любопытство – испытывала те же, которые пережила моя героиня.
-- Это становится интересным, - прокомментировал муж. – Прямо сюжет для твоей новой книги!
-- Я об этом уже написала, - пробормотала я. – И потом, на этом все совпадения, может, и закончатся.
Не закончились: следующее я получила в тот день, когда мы вернулись домой. Вечером, включив компьютер, вошла по привычке на страницу одной из любимых групп и первое, что увидела, было объявление о поиске нового барабанщика. Раньше за ударными в группе сидела девушка, и я позаимствовала эту идею – девушка-барабанщица в мужском коллективе. По сюжету в конце романа красотку-стерву выгоняют из музыкальной группы и на ее место начинают поиски нового ударника.
Признаться, на этот раз я уже не так удивилась. Мне подумалось, что череда совпадений похожа на цепочку следов, следов-знаков, пытающихся вывести меня из темного ущелья на светлую дорогу. Я приняла игру, невольно в нее включилась, хоть еще и не представляла себе, к чему это все приведет. Но мое любопытство было разбужено. Пожаловаться вновь на эмоциональное опустошение я бы уже не посмела.
Наш приятель, как и обещал, представил нам свою девушку и рассказал, как необычно ее встретил. История этого знакомства и правда была хороша для книжного сюжета, если бы… если бы я уже не описала ее в этой сбывающейся книге. Будто напророчила. «Есть что-то в тебе… ведьминское!» - то ли восхищенно, то ли испуганно сказал приятель. Я лишь развела руками и подумала, что уж на этом наверняка все и остановится. Что еще можно было ожидать? Появления испанского дедушки, который бы оказался моим потерянным родственником? Так и это произошло: ко мне в один из дней на улице подошел пожилой сеньор и завязал со мной разговор. И хоть он, конечно, не был моим родственником, то, что рассказал, имело какое-то отношение к моей книге. Во-первых, его звали так же, как пожилого сеньора из моей истории, родителей, как оказалось, тоже. Его семья воевала в гражданскую войну на стороне республиканцев. А на прощание сеньор сказал мне фразу, очень похожую на ту, которую я написала в книге: «Я назвал дочь Аной Марией, соединив в ее имени имена моей матери и супруги». Мой герой в финале произнес нечто подобное.
Но, оказывается, еще не все карты мне были показаны. Апогея история достигла несколько дней спустя, когда поздним вечером я сидела и разговаривала в чате со своей подругой писательницей.Разговоры наши обычно вертелись вокруг книг, персонажей и сюжетов. Только на этот раз я рассказывала ей историю с воплощением книжного сюжета в реальную жизнь.
Я ответила, что нет. Мы попрощались. Я открыла файл, присланный подругой – рукопись ее нового романа, надела наушники и включила местную радиоволну с музыкой. Во время работы над последним романом в поисках вдохновения я часто слушала испанское радио. Честно говоря, надеялась найти ту группу, музыка которой очаровала бы меня так же, как мою героиню. Но, увы, хоть мне и понравились многие исполнители, под чью музыку я и писала, среди них не было того, что я желала найти. И вдруг в тот момент, когда я уже собралась выключить компьютер, по радио зазвучала песня, которая меня остановила. Это было именно то, что я искала – голос, слова, музыка. Как зачарованная, я прослушала песню до конца и только потом спохватилась, что не узнала ни названия, ни имени исполнителя. Но, действуя, как моя героиня, вбила в поисковик запомнившуюся строку из песни и тут же получила ответ. Песню исполнял неизвестный мне, но известный в стране (Испания) певец и композитор.
Когда я увидела его фотографию и прочитала короткую биографическую справку под ней, испытала потрясение, хоть уже успела за такой короткий срок привыкнуть к совпадениям. Этот был именно тот образ, который я представляла себе, описывая героя, его типаж, прическу, стиль одежды, цвет глаз, возраст… Я просмотрела, несмотря на поздний час, несколько видеоклипов. А днем отправилась по магазинам и разыскала все вышедшие у этого певца диски. Следующую ночь провела в наушниках, слушая песню за песней и… «наблюдая» сцену, в которой красивая молодая девушка, испанка, рассматривала себя в зеркале. Я «чувствовала» то, что переживала в тот момент незнакомка – горечь, ревность и… сильную любовь, смешанную с не менее обжигающей ненавистью к одному человеку. Откуда-то пришло ее имя, и тогда я поняла, кто эта девушка и кто тот человек, к которому она испытывала такие смешанные чувства. Моя недавно написанная история, у которой не планировалось продолжения, вдруг стала обрастать новыми подробностями. Я торопливо записывала все, что мне приходило в голову. Одна песня сменяла другую, и вместе с ними – эпизоды, чередовались как воображаемые видеоклипы, в которых знакомые и пока еще незнакомые мне герои любили, страдали, расставались и вновь встречались. Опомнилась я лишь в четыре утра, когда все диски были прослушаны не по одному разу, а в моем компьютере появился новый файл с несколькими листами торопливых записей. И следующий день, а затем и ночь я провела за компьютером в наушниках. Истории полились на меня таким потоком, что я едва поспевала их записывать. И пусть новый роман выходил излишне романтичным, основной акцент делался не на мистическую интригу, а на отношения между героями, не важно. Главное, я писала с таким вдохновением, о котором уже и не помышляла.
И я писала, как одержимая, полностью растворившись в новой истории под музыку, которая в те дни стала для меня лучшим советчиком. В один из дней я разыскала этого музыканта в Сети и написала ему, чтобы просто поблагодарить за вдохновение. Он ответил. Завязалась переписка, и в одном из сообщений я кратко рассказала о недавней истории с совпадениями, случившейся со мной, и какую роль в ней сыграл он. «Для меня это честь – побыть твоим «персонажем»», - в шутку ответил мне он. В будущем он помог мне для следующей, третьей, книги в этот испанский цикл.
С тех пор было написано и издано еще десять разных книг, с которыми случались те или иные мистические происшествия :) Но это уже другие истории.

268 просмотров | 6 комментариев

Категории: Проба пера, короткие зарисовки, рассказы


Комментарии

Свои отзывы и комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи!

Войти на сайт или зарегистрироваться, если Вы впервые на сайте.




Светлана Светлана

> Татьяна Скороходова:
> Мне думается, когда писатель пишет на нерве, происходит некое "подключение к ноосфере" (каждый под этим понятием понимает что-то свое), что и отражается в тексте, питает вдохновение,
я тоже так думаю, тем более - сама создаю сюжет и героев, находясь в легком трансе, ложусь на диванчик возле компа и закрываю глаза, и ... полетели иногда и диалоги также создаются, будто в твоей голове возникают их разговоры; но поскольку пишу фэнтези, то в реале увы, с моими ГГ никак не сталкиваюсь.

26.06.2017, 06:42


Татьяна Скороходова Татьяна Скороходова

> Natalia:
> Да, Татьяна, понимаю, о чем вы, и согласна. нередко задумываюсь, кто на самом деле писатель. Может, он "проводник", приводит через книги истории, которые должны случиться и которые были "запрограммированы"? Или, наоборот, он через свою фантазию и некое "подключение" сам провоцирует эти ситуации? Мне лично все же ближе первая "теория".
Наверное, обе версии имеют право на существование, мне тоже ближе первый вариант.
> Вашим знакомым - здоровья и еще раз здоровья!!! Очень боюсь таких ситуаций. Поэтому стараюсь избегать прототипов.
Полностью согласна, на собственном горьком опыте получила урок. Если абстрагироваться от писательства, то есть истории с картинами, читала об известных портретах, о судьбах моделей известных художников, там тоже мистики хоть отбавляй, причем больше печальной и жуткой. Получается, творчество, причем творчество в состоянии легкого транса, когда писатель или художник полностью погружается в процесс, тогда он или видит будущее, или сам его "творит"... Чего-то меня занесло, но тема интересная, тем более, если лично сталкивался.) "Есть многое на свете, друг Горацио, что и не снилось нашим мудрецам".© )

22.06.2017, 08:06


Natalia Natalia

Да, Татьяна, понимаю, о чем вы, и согласна. нередко задумываюсь, кто на самом деле писатель. Может, он "проводник", приводит через книги истории, которые должны случиться и которые были "запрограммированы"? Или, наоборот, он через свою фантазию и некое "подключение" сам провоцирует эти ситуации? Мне лично все же ближе первая "теория".
Вашим знакомым - здоровья и еще раз здоровья!!! Очень боюсь таких ситуаций. Поэтому стараюсь избегать прототипов. И даже если очень хочется кому-то "ответить" через книгу - не делаю.


> Татьяна Скороходова:
> Мне думается, когда писатель пишет на нерве, происходит некое "подключение к ноосфере" (каждый под этим понятием понимает что-то свое),

20.06.2017, 20:45


Татьяна Скороходова Татьяна Скороходова

Мне думается, когда писатель пишет на нерве, происходит некое "подключение к ноосфере" (каждый под этим понятием понимает что-то свое), что и отражается в тексте, питает вдохновение, поэтому, наверное, естественно, что можно испытать сильное "дежавю", увидав наяву героев или столкнувшись с кусочком сюжета из книги. Скажу за себя - прототипами моих первых героев были реальные люди, в книге описывалась болезнь (смертельная), которая поразила обоих. Такие же болезни случились в реале, с теми же самыми людьми. В книге хеппи-энд, а в жизни... боюсь даже загадывать. Такие дела... с тех пор - только выдуманные ГГ, только выдуманные истории.

20.06.2017, 07:46


Natalia Natalia

Инна, спасибо! Упс... Ссылку и теги не поставила. Как это можно сделать? Исправить только через модератора можно?
Все книги изданы в "Эксмо", сейчас переиздаются в авторской серии "Мистический узор судьбы". До этого выходили в авторской серии "Тайные знаки судьбы" и потом - соавторской "Знаки судьбы"

> Инна:
>
> Натуль, ты хоть напиши, где были изданы твои романы. И ещё, ты забыла в конце своего повествования указать имя-фамилию и ссылочку. Хорошо, что я сообразила и нашла. Читатель не станет искать.

19.06.2017, 18:04


Инна Инна

Здорово! ВПЕЧАТЛЯЕТ Спасибо, что поделилась.
Очень интересно описаны события, захватывают и не можешь оторваться. Рада, что вдохновение подарило столько прекрасных идей, образов, персонажей, которые воплотились в книгах, да ещё получили путёвку в жизнь.
Натуль, ты хоть напиши, где были изданы твои романы. И ещё, ты забыла в конце своего повествования указать имя-фамилию и ссылочку. Хорошо, что я сообразила и нашла. Читатель не станет искать.

Счастливо тебе и в дальнейшем. Большой удачи
С теплом, Инна Комарова. Приходи в гости, будем дружить.

19.06.2017, 16:10

Наверх