Нуар. Юлия Рудышина

Нуар. Юлия Рудышина

07.02.2016, 12:40

Автор на Призрачных мирах: Юлия Рудышина

Рассказ: "Похороны Молли "


- И как она получила эту роль? – Бэккет прищурился, бросив взгляд на собеседника через стакан виски – мир показался золотистым, словно на старой фотокарточке. Впрочем, с тех пор, как из его жизни исчезла Молли Дрю, так и было – яркие краски растворились в алкоголе и воспоминаниях. Сегодняшняя встреча с продюсером Молли уже казалась совершенно гадкой идеей – что ему может сказать тот, от кого его девочка тоже сбежала? Но Бэккету казалось, что пока он не найдет хоть какую-то ниточку, он не успокоится.
- Получить-то получила, но было одно… условие, - толстяк в фетровой шляпе и белоснежном костюме выглядел в этом баре слишком чистеньким, он хмурился, то и дело вытирал лицо платком, и явно уже жалел, что согласился на встречу – но изначально ему было обещано, что он узнает что-то о той, из-за кого заглох один из самых важных проектов.
Мимо проехал какой-то автомобиль, свет его фар выхватил лужи, оставшиеся от прошедшего днем дождя – неоновые вывески отражались в них, будто в иллюзорном мире призраков, где, возможно, сейчас прячется Молли. Она всегда любила убегать от проблем и забот – но обычно она делала это с Бэккетом. Он выжидающе смотрел на толстяка, ожидая, чтобы тот рассказал все, что знает.
- В общем, она должна была стать… другой. Брови, губы, цвет волос – понимаете? – тот одним махом опрокинул виски. – И если она выполнила условие, то мы не сможем ее найти. Она может быть кем угодно! Была брюнетка – стала рыжая, например! Брови шире, нос тоньше, в губы – силикон. Она теперь может быть – где угодно.
И он обвел рукой улицу, где в сизых сумерках таяли тени случайных прохожих – в плащах и курточках, в меховых жилетках… а за водостоком мокла коробка с кучей поломанных игрушек, на самом верху ее лежала кукла без обеих рук. Нарядное платье из люрекса, стеклянные глаза, и взгляд этих глаз будто бы направлен на Бэккета.
- Она может быть кем угодно…
Сломали. Как куклу. И теперь его Молли потерянно бродит по темным улицам Лос-Анджелеса, пытаясь или найти себя, или развеять прахом любую память о себе. Какой вариант тебе предпочтительнее, Бэккет? Тебе, который не смог удержать и уберечь?
- Я иду утром в полицию. Вы последний, с кем она виделась, - Бэккет бросил быстрый взгляд на толстяка. – Вы готовы будете рассказать им все об этой роли и вашем идиотском условии?
- Хорошо, - тот налил себе виски и быстро выпил. Поднялся, пряча взгляд. – Я поеду, у меня еще много дел сегодня…
Глядя вслед продюсеру Молли, Бэккет медленно цедил свой напиток.
Он найдет ее.

- Вы уверены, что ее видели в церкви? Но что она могла там делать? – Бэккет сел в машину, с удивлением глядя на Лоуренса. Он помогал ему с поисками Молли. Бэккет нанял частного детектива, когда понял, что полиция не может ему помочь. Пока что они с Лоуренсом топтались на месте, и только и занимались тем, что опрашивали подружек Молли, и почти каждый день бывали в студии – детектив все пытался найти какие-то зацепки, перерывая вещи в ее трейлере.
- Она исповедалась. Вернее, пыталась. Пыталась очиститься от грехов – видимо, иначе похоронить Молли не получалось. Понимаете ли, в чем дело… Есть у меня одна теория. Не читали «Давайте все убьём Констанцию»? Прелюбопытнейший роман, скажу я вам. Так вот, там героиня постоянно меняла внешность - у нее даже склеп был, где она хоронила свои «я», которые сбрасывала, как змея кожу. И вот этот роман наша Молли читала перед тем, как исчезнуть. А если связать это с требованием продюсера переродиться для роли – то все сходится. Молли отправилась себя убивать. Как Констанция. Но мы не пойдем в церковь. Мы будем искать ее на кладбище. Раз Конни нашли среди могил, может и Молли там же?
- Поехали.
Через пять минут Лоуренс притормозил возле кладбища – за невысокой оградкой были видны надгробия, зеленела трава. Старый сторож был рад хоть с кем-то перекинуться словечком, поэтому от него Бэккет узнал много чего – и почем нынче участки, и кто их покупатели, и как часто здесь хоронят небожителей из Беверли-Хиллс…
- Неделю назад некая Молли Дрю купила участок, - подтвердил теорию «Конни» старик. – Я покажу…
Миновав с десяток надгробий, Бэккет увидел мраморную куклу вместо креста – без рук, с поломанными ногами, она чертами лица была похожа на его Молли.
- Но похорон не было, - поспешил успокоить сторож. – Это точно. Не было.
- Пойдем отсюда, - Бэккета затошнило, он готов был оставить завтрак прям на этом газончике, где похоронила прежнюю себя его Молли.
Если ее больше нет – то и «их» тоже… нет? Когда она вернется – кем она будет? Какое имя, какое лицо будет у нее? И кого она будет любить?

…Когда машина отъезжала от кладбищенской ограды, к ней подошла высокая блондинка в темных очках. Она успела увидеть, кто сел в автомобиль, и махнула рукой, словно бы хотела остановить мужчину… но он уже не увидел этого. И она решила, что это знак.
Нужно похоронить прошлое.
А он – тоже прошлое.




Личное дело
(рассказ)

Департамент полиции Нью-Йорка, созданный в послевоенное время, вскоре стал самым большим подразделением полиции. Алан Уокер работал здесь с самого основания, и борьба с Синдикатом, созданным боссами мафии перед войной, всегда была приоритетом для детектива. А сейчас…
А сейчас, глядя на черно-белое фото Синтии Лэйс, это стало еще и личной местью. Блондинка с полными губами и взглядом шлюхи – если бы Алан мог только предположить, чем закончится все это… Но красота Синтии ослепила Алана, он оглох и потерял свой знаменитый нюх в тот день, когда порог его кабинета переступил шеф, пропустив вперед длинноногую девицу в красном пальто и черной шляпе. Длинные светлые волосы, темные глаза на узком скуластом лице – было в ней что-то необычное, возможно, в ней текла индейская кровь, отсюда резкость черт и пронзительный взгляд.
Нижний Манхэттен сиял огнями за широким панорамным окном, а в комнате внезапно стало душно – Алан ощутил, что сердце его бьется с перебоями, словно он завис над пропастью. И пропасть эта разверзалась в глазах блондинки – медово-карих, с золотистыми искорками.
- Это твоя новая напарница, - раздался голос шефа, разбивая очарование мгновения. – Будет помогать тебе в борьбе с бандами. Синтия Лэйс – Алан Уокер.
- Очень приятно, мистер Уокер, - улыбнулась Синтия, снимая шляпу. Легко отбросила на диван.
Алан кивнул, пробормотав что-то о том, что ему тоже приятно.
- Оставляю вас, - и шеф вышел, подмигнув Алану.
- Я в курсе, над чем вы сейчас работаете, и у меня есть предложение. Я новичок в департаменте, в Синдикате еще даже не знают о моем назначении, поэтому я могу работать под прикрытием. Надерем зады этим скотам. Греющим сви задницы на пляжах Майами?
Синтия снова улыбнулась, а Алан понял, что влюбился.

Уже через пару дней Синтия отправилась в подпольное казино, нарядившись в серебристое платье и меха. Алан был против, но она смогла уговорить напарника – за Большим Джонни, заправлявшем в Нью-Йорке делами Синдиката, давно шла охота, но его адвокаты ловко справлялись со всеми проблемами. Дом премиум-класса скрывал в своих недрах комнату, оббитую щелком – гардины в ней были всегда занавешены, и полумрак, царящий здесь даже днем, погружал посетителей во вневременье. Говорили, некоторых игроков выносили в бессознательном состоянии, когда они проводили за зелеными столами несколько суток без сна.
Когда Синтия вошла, к ней тут же устремился коротышка в черном костюме – его маслянистые глазки шарили по ее фигуре, а в руке он держал бокал с шампанским. Подмигнув ему, девушка тут же направилась прочь, чтобы встретить Большого Джона в своих роскошных апартаментах этажом выше.
Когда мафиози вошел, она уже сбросила меха и платье и ждала любовника в белье и чулках. Волосы отливали золотом, а губах играла соблазнительная улыбка.
- Все получилось? – спросил коротышка, подойдя к ней ближе.
- А когда у меня что-либо не получалось? – Синтия отпила из хрустального фужера шампанского и схватила любовника за галстук, заставляя сесть рядом с ней. – Но учти – теперь я буду стоить дороже. Фараоны поверили мне, и это многого стоит.
- Милая, но я и так плачу тебе достаточно, мой босс недоволен этим.
- Плевать мне на твоего босса.
- Если бы нас услышали…
- Но мы здесь сами, дорогой…
Она прищурилась, и взгляд ее стал холоден. Резко оставила фужер, поднялась с кресла и начала натягивать платье.
- Куда же ты? – коротышка попытался заломить ей руки, но тут же покатился по ковру – она ловко ударила его каблуком по ноге и ребром ладони – по печени. Все это произошло молниеносно – он не успел даже понять, в какой момент она сделала выпад.
- Не шути со мной, Большой Джон. Или ты платишь мне больше, или я найду кого-то другого на твое место. Я сдам тебя со всеми потрохами.
- Грязная шлюха! Да помнишь ли ты, где я нашел тебя? Мразь… Мразь из сточной канавы! Ты стоила пару долларов в час, а сейчас тебе мало двух тысяч в неделю?
Синтия оправила платье и набросила на плечи меховую накидку.
- Прощай, Джон. Мне жаль тебя.

…Алан положил фото на стол и закрыл глаза руками. Но даже тогда лицо Синтии стояло перед ним. Он знал ее так мало – и в то же время словно целую жизнь.
На прошлой неделе должен был состояться суд над Большим Джоном и парой его прихлебателей. Синтия и Алан находились в зале суда. На выходе они столкнулись с коротышкой. Он плюнул в лицо Синтии и грязно выругался. Алан едва не бросился на него с кулаками, но один из копов оттащил его в сторону.
А потом… все произошло так быстро... Сначала упал, истекая кровью, коротышка. Говорили, он умер на месте – стилет неизвестного, скрывшегося в толпе, был меток. А потом сработало чертово взрывное устройство в машине Синтии. Алан до сих ор не мог поверить, что ее больше нет.
Ее хоронили в закрытом гробу.
И Алан понимал, что теперь Синдикат его личный враг. И он отомстит за напарницу.

692 просмотров | 0 комментариев

Категории: Проба пера, короткие зарисовки, рассказы


Комментарии

Свои отзывы и комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи!

Войти на сайт или зарегистрироваться, если Вы впервые на сайте.

Наверх