Он вернётся...

Он вернётся...

01.12.2015, 16:20

Автор на Призрачных мирах: Тимонин Вячеслав

Рассказ: "Он вернётся..."

Небольшой рассказ из сборника Тринадцать граней.

***

Катастрофа... Ненависть... Любовь... В глубоком космосе гибнет космический корабль. В живых остаются двое - он и она. Воздуха хватит только одному...
Короткая, грустная история о любви с лёгким налётом эротики...


*** Он вернётся… ***

– Успокойтесь сударыня, Вам совершенно не о чем беспокоится! «Астра» замечательный современный корабль. Такие корабли не ломаются! Никогда! Проследуйте в Вашу каюту.
Усатый, коренастый, затянутый в белый с золотом мундир офицер, приложил ладонь к форменной фуражке и козырнул:
– Честь имею! – считая разговор оконченным, он отвернулся. – Лейтенант, проводите даму Ковальскую в её каюту, – бросил он младшему офицеру.
– Вы не имеете права! Вы ответите за это, капитан! Вы ещё не знаете, с кем имеете дело! – заверещала Анастасия, чуть ли не громче сирены, ревущей изо всех динамиков.
Подошёл молодой лейтенант. Высокий, широкоплечий, немного худощавый, лицо длинное – острые скулы делали его чуть старше, чем есть на самом деле.
Он застыл в полупоклоне, указывая рукой на выход из зала, и произнес:
– Прошу Вас, сударыня!
– Ах, бросьте! Я сама знаю, где выход и где моя каюта! Раз меня гонят; раз смеют так (!) со мной обращаться… – девушка задохнулась от возмущения. – Я уйду! Но я найду на вас на всех управу!
Вздёрнув маленький носик, Анастасия приподняла полы пышного платья и поспешила к выходу. Безмолвно, как тень, лейтенант проследовал за ней.
Она шла по коридору, кипя и негодуя. То и дело попадались встревоженные пассажиры. На некоторых лицах читалась явная паника. Сирена не умолкала, всё туже натягивая нервы. До каюты осталось пройти несколько метров…
Неожиданно корабль вздрогнул. Заныл металл переборок. Коридор поплыл в сторону Бархатная ковровая дорожка вздыбилась и опора ушла из-под ног Анастасии. Она со всего маха больно шлёпнулась попой на пол. Девушке на миг показалось, что она стала весить в два раза больше. Что-то произошло с генераторами искусственной гравитации.
Но, ведь этого просто не могло быть – генераторы гравитации не могли испортиться, они даже теоретически не ломаются! Панический ужас накрыл девушку с головой.
– А-а! – завизжала Анастасия, изо всех сил зажмурившись.
Со всех сторон стал нарастать гул. Грозно рокоча, он набросился, как осенний ураган. Что-то оглушительно взорвалось. Потом ещё! И ещё!
Сильные руки схватили девушку под мышки и грубо дёрнули вверх.
– Вставайте! Катастрофа! Быстрее в шлюп! – прошипел её в ухо лейтенант.
Анастасия открыла глаза и поняла, что не видит ничего в кромешной темноте. Лейтенант потянул за собой, и она подчинилась, доверилась ему.
Они бежали в темноте, где-то ускоряясь, где-то пробираясь через завалы, полные мусора, искрящих проводов и, кажется, человеческих тел. Вокруг стоял смрад горелого мяса и пластика. Неожиданно Анастасия поскользнулась на чём-то влажном и растянулась на полу. Правое бедро ныло, руки стали противно липкими. Офицер опять бесцеремонно поставил её на ноги и потащил за собой. Подол зацепился за прут, ткань треснула - дорогое платье было изуродовано. Шок не оставил сил возмущаться, но Анастасия твёрдо решила, что когда выберется из этого переплёта – обязательно накажет этого болвана.
Наконец, офицер остановился. В темноте звякнул металл, заскрипел какой-то механизм. С мягким «пш-ш-шиком» открылся люк и зажегся свет. Лейтенант втолкнул плохо соображающую девушку в небольшую каюту. Она упала без сил, но офицер бесцеремонно протиснулся вперёд и даже не подумал ей помочь. Он плюхнулся в кресло пилота и защёлкал тумблерами на консоли.
Приборная панель зажглась россыпью огней. Голографические проекции взвились над консолью. По дисплеям потекли сотни строк. Анастасия поняла, офицер запускает аппаратуру шлюпа и сейчас они стартуют.
Сквозь страх переполнявший всё её существо, она вдруг уловила тонкую нотку восхищения офицером. Вместо того, чтобы сесть в ближайшее кресло она подумала, что будет жаль, если офицер окажется простолюдином. Тогда ничего не могло быть общего между ними.
– Держитесь! – крикнул лейтенант через плечо и нажал центральный клавиш.
Грохот четырёх стартовых двигателей превратился в оглушающий вой. Шлюп, вырывая с мясом крепления удерживающих устройств, прыгнул в открытый космос. Бело-голубое пламя ионных ускорителей вырвалось из дюз, наполняя пустоту обломками атомов, бывших когда-то ракетным топливом. Шлюп быстро удалялся от мёртвой громады «Астры», унося в неизвестность, потерявшие сознание от перегрузки тела юной аристократки и молодого офицера.
«Астра» вздохнула как живая: увеличилась в районе центральной палубы, и резко сжалась. Спустя секунду огненный шар, переливаясь ослепительной радугой, вздулся на корме. Он стремительно вырос, пожирая корабль. Бесценные сокровища восхитительных залов и ресторанов, неземная красота парка с живыми деревьями и растениями с сотен планет, три тысячи человек персонала и шесть тысяч четыреста восемь пассажиров испарились в огне яростной плазмы, вырвавшейся из недр танталового реактора…

* * *

«Такие корабли не ломаются! Никогда!» – вспомнила Анастасия слова капитана и её снова одолела ярость.
– Александр! У меня больше нет сил терпеть! Вы обещали, что меня спасут в течение суток. Прошло три дня!
– Простите сударыня, но нужно подождать ещё немного. Расчёты аппаратуры позиционирования оказались не совсем... корректными. Компьютер ищет маяки…
– Не совсем корректными?! Ну, так рассчитайте правильно! Неужели Вас не учат считать в академии? – Анастасия тяжело вздохнула, поджала губки и отвернулась к переборке. Какой болван, подумала она, не может всего-то, определить наше положение.
Она уткнулась носом в электронную книгу, благо за чтением любовных романов время шло быстрее. Анастасия не хотела пользоваться полным погружением – читала по старинке, глазами. Мало ли что увидит лейтенант, пока она будет участвовать в сюжете. А вдруг автор запланировал эротический момент? Ей, конечно, плевать… Но всё же…
Анастасия украдкой посмотрела на лейтенанта, сидящего за пультом. Экраны светились нежно-голубым, подчёркивая его силуэт. Офицер немного наклонился вперёд, вглядываясь в строчки, бегущие по экрану, и положил правую руку, согнутую в локте, на консоль. Мышцы красиво вздулись под форменной рубашкой, мягко перекатываясь, когда лейтенант нажимал клавиши на пульте.
Не такой уж он и заморыш, неожиданно для себя отметила Анастасия. Может быть, не стоит постоянно его шпынять?
Анастасия очень удивилась и поспешила отогнать странные мысли. Маменька всегда говорила: «Как только ты станешь думать о черни так же как о высшем сословии, она тотчас же сядет тебе на шею и пустить по миру!».
– Я хочу принять душ! – безоговорочным тоном заявила аристократка.
Лейтенант повернулся в кресле, тяжело вздохнул, и, не поднимая глаз, произнёс:
– Сударыня! К сожалению, наши запасы воды ограничены. Смею заметить, Вы сегодня утром уже принимали душ. Дождитесь хотя бы вечера!
– Да как Вы смеете мне указывать! – Анастасия задохнулась от гнева. – Александр, займитесь своими дурацкими приборами! И не забывайтесь! Благодаря Вам я испортила платье и вынуждена была подвергнуться унизительной процедуре лечения синяков на… на… хм… ноге! А ещё, а ещё…
– А ещё… Вы живы… – улыбнулся лейтенант, но быстро взял себя в руки и чётко доложил. – Как прикажите, сударыня!
Он повернулся к приборной панели и углубился в изучение показаний приборов.
Анастасия остановилась на полпути к гигиеническому модулю. Что это? У неё загорелись уши, и бешено заколотилось сердце! Кажется, эти симптомы означают, что ей стыдно?! Стыд! Да как он посмел вызвать у неё стыд!
Девушка, всё ещё возмущаясь, вошла в санузел, сбросила лётный комбинезон, который пришлось надеть вместо испорченного платья, и посмотрела в зеркало. От синяков на правом бедре не осталось и следа, кожа снова стала мягкая и шелковистая. Погладив место удара, Анастасия уронила трусики на пол и скользнула в душевую кабину. Включив воду погорячей, так чтобы кабинку наполнил влажный туман, она отдалась упругим струям. Вода смыла напряжение, добавила лёгкости и отпустила мысли.
Вода стекала по обнажённому, молодому телу, и была такой приятной, что Анастасия замурлыкала от удовольствия. Вязкое чувство безмятежности обволокло разум. Сладкая истома, появившаяся внизу живота, сначала легко, а потом всё настойчивей потребовала удовлетворения.
Сейчас молодой лейтенант не казался, Анастасии чернью, ей неважно стало его сословие. Кстати, и как она раньше не заметила! Александр очень даже симпатичный молодой человек. Какие мышцы?! Да, они безупречны! Правда, кого ими удивишь – любой может скорректировать тело по желанию, были бы деньги. Не они главное – глаза! Эти ослепительные голубые глаза: пронзающий взгляд, холодный лёд и яркая синева летнего неба.
Нежная тёплая вода гладила тело Анастасии, а она думала об Александре. Мимолётные вспышки, моменты, образы с его участием пролетали у неё перед глазами. Руки, её пальцы уже не могли остановиться, даря наслаждение от каждого прикосновения. Но их было мало! Как жаль, что они такие нежные! Она очень хотела, чтобы они превратились в крепкие мужские руки, и заставила себя думать, что это ЕГО руки…
И когда, наконец, пришёл миг разрядки и мир вокруг взорвался, она поняла, что если бы не этот смелый офицер, её больше не было! Скуля от наслаждения, льющемся огненной рекой, от бёдер и вверх по телу, она осознала, что без него не существовала бы, не видела, не чувствовала, не наслаждалась…

* * *

«Такие корабли не ломаются! Никогда!» – вспомнила Анастасия слова капитана, ей стало немного грустно, и она открыла глаза.
– С добрым утром, Александр! – она улыбнулась лейтенанту. – Ну? Что у нас нового? Александр!
– Анастасия, Вы как будто смакуете моё имя? – скромно заметил молодой офицер. Он стоял у большого экрана, заменяющего шлюпу обзорные иллюминаторы и смотрел вдаль.
– Да, смакую! – рассмеялась, потягиваясь, Анастасия. – Ведь больше смаковать-то и нечего.
– Согласен! Флотская еда не отличается изысканностью вкуса. Зато она полезна, питательна и хорошо усваивается организмом. Кстати, еды у нас полно. А вот с водой… дела обстоят не очень…
Девушка резко прервала лейтенанта.
– Так! Я поняла ещё две недели назад, что воды у нас в обрез! Перестаньте, господин лейтенант, тыкать в меня этой вашей водой при каждом удобном случае. Лучше бы Вы…
Анастасия осеклась, фраза получилась немного вульгарной. Такие речи негоже произносить воспитанным аристократкам, но было что-то в этом пикантное. Всё чаще девушка издевалась над молодым офицером, давая понять, что он ей не безразличен как мужчина. Он смущался, опускал глаза в пол, нёс сущую ерунду и замечательно при этом краснел от стыда.
Он не мог не понимать, что Анастасия откровенно флиртует с ним, но героически держал себя в руках. На каждую её подколку он отвечал сдержанно и предельно корректно. Однажды, шутки ради, она вздумала переодеться при нём, но он галантно отвернулся и сделал вид, что изучает что-то на экране компьютера. Он не сказал ни слова, ни одно движение не выдало в нём желание. Только участившееся дыхание намекнуло, что ему она тоже не безразлична.
Анастасия сделала хитрую рожицу и хотела снова начать издеваться над лейтенантом, но неожиданно поняла, что он чересчур серьёзен. Как никогда он дерзко смотрел на неё.
– Сударыня, Вы прервали меня… – он сделал паузу, Анастасия сидела заинтригованная до невозможности и следила за каждым движением его губ. Лейтенант сильно изменился, он похудел, голубые глаза поблекли, стали жёсткими как настоящий лёд.
– Анастасия… Послушай… – лейтенант запнулся, а девушка открыла в изумлении рот. Офицер собрался с силами и продолжил. – Послушай, у нас очень мало шансов добраться до обитаемых систем. Я… я… должен был тебе сказать об этом: ближайший пост космической связи в двух неделях пути. У нас не хватит кислорода на такой долгий путь!
Девушка тихонько встала, подошла к офицеру и положила руки ему на плечи. Он был почти на голову выше Анастасии, а она совсем не привыкла смотреть снизу на кого-либо, но сейчас хотела, чтобы этот момент был бесконечен.
Она смотрела ему в глаза и видела отражение себя в его душе. Там, в глубине его бездонных синих глаз, она была нежной и хрупкой – беззащитным созданием с белоснежным пухом неокрепших крыльев за спиной. Бесконечная доброта соперничала с яростью бессилия что-либо изменить. Страх будущей потери, страх бессмысленного лишения переполнял его.
– Но мы… попробуем… Правда?
– Правда! Я не допущу! Я придумаю...
– Обними меня…
– Я боюсь… боюсь, если обниму, то не смогу… остановиться…
– Не бойся! Обними! Пожалуйста…

* * *

«Такие корабли не ломаются! Никогда!» – вспомнила Анастасия слова капитана.
Она не могла больше плакать, сухие глаза болели от каждой попытки моргнуть. Из пересохшего горла раздавался хрип, когда она пыталась сделать хоть глоток воздуха. У неё остались последние минуты, чтобы вспомнить Сашу.
Семь дней назад, она проснулась одна. Он ушёл, он пожертвовал собой, чтобы она смогла жить дальше.
Но она не пойдёт его искать! Она будет ждать, потому что иначе они разминутся в бесконечности ледяного космоса. Она знала, он вернётся…
Где-то вдалеке, среди гулких ударов сердца и шума крови в голове, Анастасия услышала стук.

592 просмотров | 0 комментариев

Категории: Проба пера, короткие зарисовки, рассказы


Комментарии

Свои отзывы и комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи!

Войти на сайт или зарегистрироваться, если Вы впервые на сайте.

Наверх