Отрывок из книги "Счастье - это ты?" Модеста Майского

Отрывок из книги "Счастье - это ты?" Модеста Майского

03.03.2021, 10:00

ГЛАВА 10 – Радиация. Книга Счастье - это ты? Модест Майский.

Автор Модест Майский 


Олег провожал девушек взглядом до тех пор, пока те не свернули в переулок.
- Излюбили тебя, измызгали, невтерпёж. Что же ты смотришь синими брызгами, иль в морду хошь…
- Это ещё откуда?
- Да, так, Есенин, вспомнилось вдруг, - ответил Женя. - …В огород бы тебя, на чучело, пугать ворон. До печёнок меня замучила со всех сторон...
Олег достал из кармана рубашки и прикурил сигарету. Ему нравилось слушать болтовню друга. Но, случалось, под плохое настроение эта же болтовня раздражала.
Женя был гордым и самолюбивым, любил командовать другими, всегда спорил до хрипоты, отстаивал свою правоту. В такие минуты между ним и Олегом происходили ссоры. Женя бледнел, глаза у него становились злыми. Однажды они с Олегом поссорились так, что не разговаривали целый месяц.
Олег закрыл глаза. "Эх, поспать бы", - подумал он.
Его веки мелко дрожали от натуги. Кровь тихо стучала в виски. Он вспомнил, что уже месяц не получал от родителей писем.
Тревога за них и младшую сестру не давала ему всё это время покоя. Родители должны были рассчитаться на работе и уехать из своего районного городка, который находился меньше чем в пятидесяти километрах от города Припять, где произошла авария на Чернобыльской АЭС. Если бы не эта авария, о переезде никто бы не помышлял. А так пришлось всё бросать: квартиру, гараж, работу, и переезжать поближе к родственникам, искать на новом месте себе дело и приобретать другое жильё.
В Харьковской области жили почти все родственники, и все считали, что семье лучше переехать подальше от места взрыва и выброса радиации, как и самой Чернобыльской АЭС. Правительство утверждало, что радиация в норме, и опасности для населения нет, но в это мало кто верил. Правители врали, конечно, как всегда. А те, кто имел возможность, бежали из опасных районов без оглядки. Здравый смысл брал вверх над иллюзиями.
Олег вспомнил, как он приехал домой накануне пасхи, которая в этом году пришлась на первомайские праздники, как раз после взрыва атомной станции 26 апреля. Он мимоходом слышал, что на Чернобыльской АЭС, которая находится в 50 километрах от его посёлка, произошла авария, но значения этому не придал. Он приехал домой вместе с Женей, который давно хотел побывать у него в гостях.
Отец сначала пожурил за приезд, сказал, что не надо было этого делать, в воздухе, на земле, в воде полно радиации. А потом полез в погреб и достал две бутылки самогона, чистого, как слеза, сохранившегося ещё с проводов Олега на службу в армию.
Перекусив, Олег с Женькой отправились побродить по посёлку. Олег хотел встретиться с друзьями, договориться, чем они займутся вечером.
А посёлок будто вымер. Улицы стояли пустыми. Прохожие попадались редко, и те явно спешили по своим делам, стараясь быстрей укрыться в помещении.
Дул холодный, пронизывающий насквозь ветер, поднимая целые столбы кружившейся пыли, которая была везде: на одежде, лице, во рту, в глазах. Солнце стояло высоко. Его лучи палили нещадно. Но солнце было не таким, как всегда. Казалось, что его лучи проходят, будто через матовое стекло, от того и холодно было на улице.
Вернувшись после прогулки по поселку домой, Олег почувствовал себя плохо: кружилась голова, тошнило, першило в горле.
Отец дал ему две таблетки, которые достал из какой-то специальной военно-медицинской аптечки в красной пластмассовой коробочке.
- Это от радиации,- сказал он.
Олег выпил, и ему стало легче, а тошнота отступила.
Из окна квартиры Олег видел проезжавшие мимо военные автоколонны. А потом приехали водовозки и стали поливать асфальт возле его и других домов.
Жечь всю ночь костёр в лесу, отмечая так всенощную на пасху, как Олег делал с друзьями когда-то, учась ещё в школе, они с Женькой не пошли, хотя их приглашали. Олег был на всенощной только один раз, и ему не понравилось, как они тогда провели время. Было начало апреля, и в лесу местами в низинах еще оставался не растаявший снег. Ночью было холодно, и они жались поближе к костру. Намучались. С нетерпением ждали, пока рассветёт. Утром вышли из леса с чумазыми лицами, пропахшие дымом. А сейчас родители настояли не ходить на всенощную. А на следующий день ребята уехали в свой техникум, хотя Олег мог бы находиться дома ещё целые сутки.
В этом городе с самого утра шёл затяжной небольшой дождик, как осенью. Ребята в перерыве между уроками в техникуме вышли на улицу покурить и с удивлением смотрели на лужи, которые по краям были грязно-рыжие, словно в них вылили жидкую краску.
- Это радиация, - сказал Олег, обращаясь к друзьям. Но его никто не хотел слушать.
- Какая радиация, что ты мелешь, по телевизору объявили, что никакой радиации, а значит, угрозы для здоровья нет, - ответил один из сокурсников.
- Помяните моё слово, это радиация, находиться на улице нельзя, - повторил Олег и ушёл в здание.
Пройдёт несколько лет. Олег окажется далеко от этих злосчастных мест. По радио будет идти передача, в которой пойдёт рассказ о событиях тех дней. И Олег вдруг услышит, что в тот день и час на город, где он тогда находился, выпало огромное количество радиации, а жёлтые грязные лужи как раз указывали на неё.
Вместе с другими продуктами Олег привёз из дома хороший кусок свежепосоленного сала. Били свинью 27 апреля, ещё не зная о том, что произошла авария на ЧАЭС. Мать сказала, что в то утро моросил мелкий редкий дождь, и сомневалась, давать ему сало с собой или нет, в нём могла быть радиация. Но Олег всё же положил себе в сумку добрый кусок этого спутника каждого студента.
Когда приехал в техникум, он сомневался, можно ли его употреблять. Предупредил ребят из своей комнаты, что, возможно, есть сало нельзя, и отнес его в общежитии в общий холодильник, который был на этаже, откуда через день оно благополучно исчезло. Кто-то прибрал его к рукам. Но Олег не расстроился, решил, что так может быть лучше.
К родителям он больше не ездил. Перед поездкой на практику студентов на неделю отпустили домой. Олег поехал к бабушке, которая жила под Харьковом. А когда отпуск закончился, вернулся в свой техникум, а оттуда сразу поехал с ребятами в стройотряд.
Воспоминания взволновали Олега. Было жалко уезжать из посёлка, где прошло детство и ранняя юность, остались друзья. Он посмотрел на Женю. Прислонившись спиной к тополю, тот сидел, закрыв глаза. Изо рта у него торчала поблёкшая травинка. Женя морщил лоб, о чём-то размышлял.
- Что-то писем долго нет из дому, - вздохнул Олег. - Как там мои?
Женя промолчал. Он разделял тревогу Олега за родителей и сестру. Отец Жени в это время тоже находился где-то в Чернобыльской зоне, участвовал в ликвидации аварии. Он много лет работал водителем на автобазе, состоял в партии, и когда ему предложили принять участие в ликвидации аварии он отказываться не стал, надо же было кому-то подавать пример молодым.

159 просмотров | 0 комментариев

Категории: Защити Книгу


Комментарии

Свои отзывы и комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи!

Войти на сайт или зарегистрироваться, если Вы впервые на сайте.

Наверх