Праздничное интервью с именинником

Праздничное интервью с именинником

14.01.2019, 12:01

Белыми хлопьями снега плачут небеса. Часики на стене отмеряют минуты — всего лишь мгновения в жизни любого вампира. Меняются поколения, летосчисления.
Бетон, металл и пластик заменяют каменные плиты, которые когда-то казались такими надежными, но теперь разрушились под действием времени. Стройные красавицы-башни стали похожи на древних старух: горбатых и щербатых. Года оставили отпечаток и на нем — моем собеседнике.
Плечи чуть согнуты, словно каждый прожитый век давил на его спину. В карих глазах с невидимыми криптами и складками стромы застыла печаль. Он пытается ее скрыть за очками в толстой оправе. Но меня, автора, это не обманет.
Он смотрит в окно на хлопья снега и нервничает: постоянно чешет переносицу, качается на пятках, бросает настороженные взгляды на дверь.
Нет, ему не сбежать из этой комнаты, пока не даст интервью. Я знаю, как долго журналисты Заолуна охотились за ним. Но, в отличие от них, я имею право запереть этого мужчину и не отпускать, пока не ответит на все вопросы.

— Ты серьезно думаешь, что меня это испугает? — он поворачивается к открытому окну спиной, и я вижу, как на его лице тают снежинки. — Благодаря тебе я месяц провел в мире кристалла. Подозреваю, ты придумаешь для меня еще одну долгую изоляцию. И после этого садистами называют нас, вампиров?
Чувствую себя неуютно под его пристальным взглядом, но сдаваться не хочу. Наверное, в своем упрямстве мы с ним похожи.

— Мистер Лоуренс, — судорожно пытаюсь придумать, чем подкупить известного на Заолуне ученого. — Если не ответите на мои вопросы, то я на десяти страницах распишу всю родословную ваших предков, чтобы читатель окончательно запутался и уснул, а также расскажу, что ваша прабабушка также являлась вашей лю...
— Стоп…
Глаза собеседника меняют цвет — самое время ожидать удара кровавой руны, которой владеет вампир. К счастью, как автор, я защищена от этого. Хотя все равно страшновато. Но на что не пойдешь ради ответов!
— Не надо напрягать читателя такими подробностями. Пожалей его психику! Давай свои вопросы, — мужчина тяжело опускается в кресло, закидывает ногу на ногу и придает лицу скучающий вид. И лишь глаза все также пристально следят за всеми моими действиями.

— Представьтесь, пожалуйста.
— Тебе перечислить все имена? У меня их штук пятнадцать — двадцать было. И это из тех, что я могу вспомнить. Но можешь обращаться ко мне доктор Лоуренс. Бенджамин Лоуренс из клана Лозари, если, конечно, меня оттуда еще не изгнали, — в глазах собеседника застывает вопрос. Наверное, вампир надеется, что я пролью свет на его нынешнее положение. Но я молчу.
— Урожденный де Конинг, — заканчивает он свое представление.

— Кто вы по расе, сколько вам лет?
— Вампир. Чистокровный. Мой прадед и прабабушка из числа сангуисов — первых вампиров Заолуна. Анисит — то есть питаюсь лишь кровью себе подобных. Круорец — владею кровавой руной. Родился в январе 1414 года. Значит, на момент событий в книге мне 602 года.

— Что вы скажете о своей внешности? Устраивает ли она вас?
—А что о ней говорить? Среднестатистическая внешность мужчины в самом расцвете сил. Нет, я не жалуюсь. Просто удивительно, как такой уродец мог появиться у привлекательных родителей. Хотя, знаешь, может и они стали такими же, если бы прошли обряд обращения не в 20 — 27, как это чаще всего бывает в кругу чистокровных, а как я — в 37. Но шнобель у меня от отца. Хоть что-то от него передалось, — последнюю фразу цедит сквозь зубы. — На самом деле меня все устраивает. Представь сама: приходишь ты к врачу в кабинет. Все говорят о том, что он профессионал и т. п., а перед тобой человек с внешностью мальчика, который только что закончил медучилище. Кто ему поверит? Мне же проще. Я не выгляжу как сладкий мальчик. А если отращу бородку и нацеплю очки, так вообще за старца сойду. Очень удобно! И документы часто менять не надо.
Единственное, автор периодически заставляет меня бриться и стричься. Чертовски много времени отнимает вся эта процедура. Не понимаю, чем я буду плох, если обзаведусь бородкой и хвостиком?
Тонкие полоски белоснежных ногтей скрябают по щетине.

— О чем мечтаете? Какие у вас цели, доктор Лоуренс?
— Создать лекарства, которые помогли бы людям бороться с главными болезнями XXI века. Хотя, кажется, я такое уже создал, — проводит рукой по лбу. — Значит, создать такой препарат, который боролся бы с болезнями и не имел побочных действий. Знаю, что это невозможно, но стремиться же к этому можно?

—Что может помешать вам дотянуться до мечты?
— Автор. И только автор. Вот держит меня здесь, например, а мне, между прочим, работать надо, — буравит меня взглядом. Отвечаю ему тем же. — Все остальное… я не ставлю перед собой цели и задачи, которые не могу достичь. Во всем остальном все зависит лишь от меня. Если не отвлекаться на всякие там кристаллы и встречи с Кхортом — кстати, хочу заметить, что я против последнего, — то любую мечту можно реализовать. Нужно лишь время и желание.

Напоминаю респонденту, что время лично у него сильно ограничено, так как Крона приближается, и скоро Кхорт — отец вампиров — принесет смерть всем чистокровным. По цвету глаз респондента понимаю, что он хочет со мной сделать. Видимо, это единственное желание, которое ему не суждено реализовать.

— На кого из других персонажей книги вы могли бы рассчитывать?
— На всех. Если правильно повернуть дело, то можно заставить на себя работать даже тех, кто хочет тебя уничтожить. Главное найти нити, за которые можно потянуть. А вообще очень бы хотелось вновь встретиться с магом Эриком — с тем идиотом, что мажет не только в баре по бутылкам (с двух шагов по ним попасть не может), но и по Черни прицелиться нормально не в состоянии. Конечно, я не жалуюсь: в противном случае я был бы сейчас мертв. Но как-то за их ведомство обидно, — смеется и, кажется, на время забыл о своем «аресте» и с удовольствием предается воспоминаниям. — Хотелось бы познакомиться поближе с мужем Ребекки. Он мне задолжал кое-что!

— Кого вы считаете своим главным врагом? Почему?
—У меня нет врагов. Есть конкуренты, есть те, с кем мы в разные исторические периоды не сошлись во взглядах. Хотя... — замечаю, что Бенджамин меняет свой несколько развязный тон. — Моим врагом я бы назвал безумие — то проклятие, которое преследует рано или поздно всех аниситов. Но это тот враг, от встреч с которым я стараюсь бежать, так как не уверен, что смогу выиграть битву.

— Чего вы боитесь, о чем сожалеете? В чем вы никогда и никому бы не признались?
— Боюсь не успеть сделать что-то важное. Поэтому для меня ничегонеделание — смерти подобно. Стараюсь ни о чем не сожалеть. Все, что прошло, — осталось в прошлом, которое изменить нельзя. Надо его просто принять и идти дальше. Но знаешь... я часто думал.. Если бы отец не объявлял на меня охоту и я бы мог вернуться после войны домой, какой бы стала моя жизнь? Хотя… — машет рукой, словно отрезает себя от воспоминаний. —Вряд ли бы я стал тем, кем являюсь, если бы не эти три — четыре века, в ходе которых я просто пытался выжить. Наверное, наоборот, стоит сказать отцу «спасибо», за все произошедшее. Да… обязательно скажу ему, если увижу.
Внимательно смотрит на меня, будто пытается выяснить, собираюсь ли я устраивать им встречу. Выдерживаю взгляд, не выдавая секрета.

— В чем вы боитесь признаться даже самому себе?
— Я. Не. Хочу. Встречаться. С Кхортом!!! Я может семью хочу, детишек...Вообще да, хочу. Но как-то сложно с этим у меня, — привычным жестом поправляет очки, трет переносицу, отводит взгляд и смотрит в окно.
Я жду.
— Да, сложно, — выдыхает он и вновь возвращает мне взгляд.

— Что может резко повлиять на ваше душевное состояние?
—Наличие идиотов рядом. Попытки других представить свои идиотские идеи как нечто гениальное. Нет, я не против подобного: каждый должен иметь возможность так или иначе самоутвердиться. Но только, пожалуйста, не в науке и не в медицине. Потому что это уже становится не смешно.

— Чем вы гордитесь? Какие поступки и свершения важны для вас?
—Я горжусь результатами своей профессиональной деятельностью. Мне кажется, что я много достиг. И вдвойне приятно, что ко многому я пришел сам, без поддержки семьи, хотя ученых в наших рядах достаточно. Почему именно результатами? Потому что, думаю, читателям не стоит знать, какими трупами выложен путь к результатам моей научной деятельности.

—Чем вы предпочитаете заниматься в свободное от плясок под авторскую дудку время?
— Работать. Да, я трудоголик. Работа для меня все: и жена, и любовница. Не сказать, что в наших с ней отношениях все легко, но она не изменяет, всегда меня ждет. И мне нравятся те сюрпризы, которые она иногда мне подкидывает. Это разнообразит наши отношения, позволяет держать их в определенном тонусе. Кстати, я бы тебе тоже посоветовал попробовать подойти к работе с таких позиции, тогда бы ты меня здесь не держала так долго.

Только мне показалось, что у нас наладилась связь, как опять...
— Мистер Лоуренс, а вы так и будете тыкать мне?
— А почему бы и нет? Я не люблю вашу братию — и ты прекрасно это знаешь. Журналисты, писатели... Что бы вам ни скажи — все переврете, все исказите, лишь бы привлечь внимание читателей. Хотя, конечно, среди вашей братии встречаются интересные образцы. Вот ты, например. Ножки у тебя, что надо. Но, кстати, не хочешь их немного выпрямить? И с кожей что-то делать надо. Это же просто кошмар! Как ты в таком виде ходишь, а?
— Доктор Лоуренс!
— Нет, ты слушай! Мы же обо мне и моих взглядах говорим?
Узнаю этот оценивающий, раздевающий и нахальный взгляд. Доктор Лайтман — один в один. Как же я не люблю, когда он начинает быть на него похожим.
— Так вот послушай профессионала. Я бы на твоем месте...
— Доктор Лоуренс, идите, пожалуйста!
Резво вскакивает и устремляется к дверям, как будто боится, что я передумаю.
— Хам! — в сердцах посылаю ему вслед.
— А еще нахал, козел, садист, развратник, женоненавистник и некрофил.
— Что? — бегу к двери, чтобы уточнить по поводу последних пунктов, но респондента уже и след простыл… Вот ведь гад! Но гад — любимый!

В январе доктор Бенджамин Лоуренс, герой книги «Пленники кристалла» (https://feisovet.ru/магазин/Пленники-кристалла-Люсиль-Кармет?utm_content=286319730_286297066_0), отмечает очередной прожитый год.
Впереди — новые испытания.
Станет ли он главным блюдом для голодного бога, сдастся ли на милость магов, мечтающих превратить его в подопытную крыску, или найдет иной путь?
А быть может все произошедшее, в том числе и наше с ним интервью, — лишь сон, и на самом деле он умирает в разрушающемся артефакте?

Если вы еще не ознакомились с началом истории, то самое время это сделать. В честь дня рождения любимого героя объявляю распродажу. Успейте приобрести книгу со скидкой!

404 просмотров | 0 комментариев

Категории: Защити Книгу


Комментарии

Свои отзывы и комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи!

Войти на сайт или зарегистрироваться, если Вы впервые на сайте.

Наверх