Собирательница - сказка. Анна Любарская

Собирательница - сказка. Анна Любарская

27.03.2016, 21:45

Автор на Призрачных мирах: Анна Любарская

Рассказ "Собирательница - сказка" 

На краю темной и густой лесной чащи ютилась маленькая деревушка. Была она древняя, много поколений в ней жило, и множество удивительных историй люди передавали друг другу. Истории удивительные, а деревенька самая обычная: белые домики с круглыми оконцами, красной черепичной крышей и яблоневыми садами.
Вот в одном из таких домиков и жила девочка по имени Росинка. Так ее мама с папой нарекли за прекрасные серебристые глаза. Росинка всему была рада удивляться. Бабочка сядет на ромашку – Росинка удивляется. Кот соседский на забор заскочит, да пройдется по нему с гордым видом – хвост трубой, Росинка удивляется. Облако примет форму птицы, Росинка снова свои прекрасные глаза распахивает и рассеянно улыбается.
И вот однажды ночью, когда папы с мамой, да старших братьев и сестер не было дома, и Росинка сама на хозяйстве осталась, проснулась она от странных звуков. Проснулась, да прислушалась. Вроде бы чихнул кто-то. Удивилась Росинка, и пошла искать по дому с зажженной свечой в руке, кто же это чихает по ночам, если в доме она одна осталась.
- Аааапчхи! – донеслось из печи.
Да-да, из печи! Росинка удивленно распахнула серебристые глаза. Кто ж это чихает в печи, да еще и ночью? Ни одна из удивительных историй о таком ей не рассказывала.
- Аааапчхи! – раздалось снова из печи, и Росинка, набравшись духу, подскочила к ней, открыла заслонку, да и крикнула:
- Будьте здоровы!
В ответ послышались шорохи, кряхтение, царапанье и вдруг показалась старческая рука с загнутыми длинными ногтями. А потом нога в огромном деревянном башмаке. И не успела Росинка еще сильнее удивиться, как к ее ногам кубарем скатилась маленькая, сгорбленная, скрюченная старушонка!
Седые космы торчали в беспорядке, лукавые зеленые глаза зыркали во все стороны, а сморщенные губы кривились странной ухмылкой, одним уголком рта.
- А не ты ли будешь – Росинка? – прокаркала громко старуха, потирая руки в зеленоватых пятнах.
- Я… - удивленно отвечала девочка, глядя во все глаза на неожиданную гостью. Потом опомнилась и спросила:
- А может, вы чаю хотите? Или каши? А еще у нас яблоки есть…
- Знаю-знаю… - прошептала старушонка – Давай-ка, неси мне чаю с яблоками, это я люблю.
Она огляделась по-хозяйски, запрыгнула на скамью и поставила локти на стол, уперев на них свою косматую голову. В глазах ее словно искорки золотые запрыгали, засверкали.
И девочка удивилась, до чего ей стало тепло и хорошо, и совсем не страшно. Зато стало страшно любопытно: кто же эта старушка и для чего она пришла, да еще таким удивительным образом.
Но Росинка вежливо держала при себе все вопросы, а только налила чаю, намыла яблок в большую глиняную миску, наколола орехов, добавила сушеного винограда, да еще открыла баночку клубничного варенья.
Чаевничали они в молчании, но вот что странно, на часах стрелки показывали, что два часа прошло, а девочка словно бы перестала ощущать бег времени. Она лишь пила чай, да с любопытством поглядывала на старушку.
Правда, старушкой та оставалась недолго. Полчашки чая выпила – и седые космы вдруг завились длинными медными прядями, да сами собой улеглись вокруг головы в замысловатую косу. Яблочко съела – и сморщенная зеленоватая кожа разгладилась и засветилась изнутри розоватым свечением. Несколько орешков, да сушеных виноградинок – и вся выросла, распрямилась, формы обрела. А губы стали мягкими и яркими, словно лепестки рубиновой розы, глаза засверкали ярче звезд в ночном небе.
Росинка надивиться не могла таким чудесам, вот и не замечала, как идет время.
И когда перед ней оказалась невиданная красавица, а чай был весь выпит и яблоки съедены, гостья заговорила совсем другим голосом, мелодичным и глубоким:
- Знаю я, что ты единственная, кто никогда не устает удивляться, а потому и не боишься ничего. Я хочу научить тебя моим премудростям, чтобы было кому после меня очень важные дела делать.
У Росинки даже рот от удивления приоткрылся, и она смогла лишь кивнуть в ответ. Так ей стало любопытно, что даже слова все враз забылись. Девочка вцепилась в край стола, подалась вперед и приготовилась слушать в три уха, что же ей расскажет незнакомка. Но та лишь усмехнулась и поманила ее пальцем.
- Если ты согласна, то нам с тобой придется прогуляться.
Она подвела Росинку к печи и указала на нее:
- Полезай!
Росинке подумалось, что вряд ли она поместится в печи, да и что ж там делать? Но красавица продолжала указывать на печь, и девочка, вздохнув, полезла. Странное дело, оказалось, что в печи достаточно места, а незнакомка снова подталкивала Росинку:
- А теперь в трубу!
Ну, уж труба-то совсем узкая, подумалось девочке, но она вновь полезла, и каким-то чудным образом у нее и это получилось. Удивляясь сама себе, она лезла по закопченной душной печной трубе, сзади ее подпихивала гостья, вновь ставшая старушкой. Она кряхтела, ухала и посмеивалась, когда девочке становилось не по себе.
Но вот они вылезли из трубы на крышу, и… Что же это?!
Ни деревушки, ни садов, ни полей, ни огородов. Ни души. Вокруг черная лесная чаща. Ухают филины, волки воют, а между огромными деревьями летают светлячки, от которых словно тихий музыкальный звон исходит.
Старушонка вдруг подхватила Росинку, и они кубарем скатились с крыши в мягкую траву и васильки. Девочка с удивлением рассматривала дом. Это по-прежнему был их семейный дом, она узнавала его… Но он все же изменился. Стены не белые, а сероватые, под крышей огромные пауки свисают с густых паутин, оконца занавешены сухой травой вместо кружевных занавесок. Дверь покосившаяся, вся в трещинах, в облезшей краске непонятного цвета. Вместо дверной ручки – куриная лапа.
Еще больше Росинка удивилась, когда стала обходить дом кругом, чтобы получше рассмотреть его. Какой же вокруг дома дивный огород! Вместо помидор с кустов свисают тикающие часы, вместо кочанов капусты колоды карт, сложенные веером. Там, где раньше росли высокие подсолнухи, теперь на длинных железных стеблях – зеркала, почерненные и потрескавшиеся.
А яблоневый сад! На живых деревьях с обычной зеленой листвой – хрустальные шары, такой искусной огранки, что от них по всему саду разбегаются разноцветные лучики. Но ведь здесь и солнца-то нет? Росинка удивленно огляделась и поняла, что свет исходит от маленькой Луны, которая спустилась с темного небосвода, и пристроилась на той самой печной трубе, из которой они вылезли только что.
Заметив, что Росинка во все глаза разглядывает ее, Луна слетела с трубы и затанцевала над крышей дома, и девочка закружилась вместе с ней в радостном танце, смешно хлопая в ладоши, и повизгивая от удовольствия. Но вот Росинка устала и перестала кружиться, остановилась, и обнаружила, что вокруг нее собрались невиданные звери.
Черный кот с янтарными глазищами, который пританцовывал на задних лапах, словно человек. Белая утка с золотым клювом. Поросенок в черную крапинку с сапфировыми ушами и хвостиком из мелких рубинов. Курица с цыплятами всех цветов радуги. Пёс с грустными глазами и огромным пенсне на носу. Но самой удивительной была огромная молчаливая рыбина, плывущая в воздухе, словно в воде. Она задумчиво пускала мыльные пузыри, словно рыбам больше дела нет, как летать и пускать мыльные пузыри…
Всё это зверьё собралось вокруг Росинки, и с любопытством разглядывало ее, словно какую-то невидаль, а ведь она самая обыкновенная девочка!
Но вот к ней подошла незнакомка, вновь ставшая прекрасной, и с улыбкой проговорила: - Теперь я открою тебе свое имя. Я – Амун. Идем со мной.
Она взяла Росинку за руку, и девочке стало так легко, словно она пушинка, парящая в небе среди облаков. Амун подвела Росинку к самой чаще, окружающей дом со всех сторон. Вдруг откуда-то появилось множество тропинок. Они змеились, переплетались, танцевали в лунном свете, и было сложно отличить одну от другой.
Но Амун повелительно взмахнула рукой, и все тропинки вновь скрылись в чаще, а осталась лишь одна. Она была выстлана разноцветными камушками, на которых поблескивала роса. И они пошли по этой тропинке, она стлалась впереди, и деревья расступались, а светлячки слетались к ним, освещая путь. Они шли и шли, казалось, тропинке нет конца. Но со временем Росинка заскучала, и в голову ее одна за другой стали приходить мысли. Почему же так долго? Где же то интересное, что обещала ей Амун? И как только Росинка подумала об этом, та остановилась.
- Верно, милая. Красивая тропинка, по которой легко идти, когда твой путь освещают светлячки, и тебя не беспокоят колючие еловые лапы, - не приведет тебя к сокровищам. Ты можешь пройти по ней из одного конца дремучей чащи в другой, не заметив леса.
Амун сошла с тропинки, и повелительно кивнула Росинке. Зябко поведя плечами, девочка спрыгнула в траву, и тропка тут же растворилась, а светлячки разлетелись. Стало темно. Но темнота недолго окружала их. Открыв рот от изумления, наблюдала Росинка, как вокруг Амун разгорается мягкое белое свечение. Оно пульсировало, словно в такт биению ее сердца. Еще больше удивилась девочка, когда вокруг нее самой тоже замерцало, заструилось голубоватое сияние. И вот, они уже идут через дремучую лесную чащу, разгоняя мрак собственным светом.
Чаща становилась все более густой, колючки цеплялись за платье, ветки царапали руки и лицо. Волчий вой раздавался все ближе, а филины ухали все громче. Но Амун только посмеивалась. Ее глаза светились в темноте по-кошачьему, и девочку охватило безумное, яростное веселье.
Бесстрашно она вбежала вслед за Амун в небольшую пещеру, выросшую на их пути. Их окружила стая волков, но Амун стала волчицей. Вокруг Росинки запрыгали волчата, приглашая поиграть, и девочка резвилась с ними, внезапно обнаружив, что и сама стала волчонком, так и не заметив момента, когда это произошло. Но вот взрослая волчица рыкнула и каким-то чудесным образом Росинка поняла, что им нужно идти дальше. Пробравшись вглубь пещеры, они остановились перед большим валуном. Амун уперлась в него лапами, а Росинка помогала ей изо всех сил. И вот, валун сдвинулся, открыв им неглубокую яму, на дне которой тускло поблескивало крохотное серебряное зернышко.
Амун схватила зернышко зубами и бросилась прочь из пещеры, мимо волков с волчатами, а Росинка еле поспевала за ней. Зернышко начало испускать зеленоватое свечение. Добежав до небольшой васильковой поляны, Амун бросила его на землю. И зерно словно утонуло в мягких, пряно пахнущих комьях. И вдруг из земли пророс стебелек. Он стал расти, зазмеились ветви, развернулись листья, ствол покрылся корой. И вот уже перед прекрасной Амун, вновь вернувшейся в человеческий облик, и Росинкой, которая с удивлением рассматривала руки, переставшие быть неуклюжими мохнатыми лапками, - выросло огромное дерево. В его густой кроне защебетали птицы, они свили гнездо, и никак Росинка не могла наслушаться, насладиться их пением.
Внезапный шум крыльев заставил девочку вздрогнуть. Обернувшись, она удивленно распахнула глаза: Амун обратилась большой синей птицей, и взлетела к гнезду. И вот земля уже уходит из-под ног, и Росинка становится маленькой синей птичкой, и вспархивает вслед за Амун, к гнезду своих сородичей.
Подарив им несколько сказочных трелей, большая птица осторожно погрузила клюв на дно гнезда, и Росинка удивилась изо всех своих птичьих силенок – вновь зерно! На этот раз, пылающее алым светом. Они взлетают. А уменьшающееся дерево постепенно желтеет, рдеет золотой листвой. И вот они летят дальше. Так, что дух захватывает, и огромные сосны проносятся мимо, а листья прекрасных столетних дубов не успевают нашептать ей что-то древнее, что-то важное… Они летели и летели, так долго, что Росинка не чуяла своих крыльев. Лес покрылся снегом, мерцающим сквозь еловые лапы. Вокруг закружилась метель, напевая о далеком лете, и осыпала их снежными бабочками.
Амун опустилась на заснеженную поляну, окруженную чащей, и обернулась старухой. Росинка же без сил опустилась в сугроб, но не смогла долго отдыхать, когда вокруг столько снега. Она слепила снежок, и, смеясь, бросила его в Амун. Та погрозила пальцем, улыбнувшись уголком губ, и подозвала девочку к себе. Росинка подошла, и ей стало видно то, что закрывал от нее невысокий колючий кустарник: несколько зайчат, сгрудившись и дрожа, пытаются согреться, а рядом с ними сердито фыркает ёж, свернувшись клубком.
Старуха бросила зерно в снег перед зверятами. То вспыхнуло, и воспылало алым пламенем, согревающим всех вокруг. И ёж, и зайцы засуетились вокруг костерка, запрыгали, откуда-то еще звери набежали: волки и лисы, лось с медведем, белок несчетное множество… а Амун тихонько погрузила руку в костер – у Росинки аж дыхание перехватило с перепугу, и вытащила третье зерно, синим полыхающее.
А снега вокруг уже таяли от пламени костра, и почки на кустах распускались, а трава зеленела. И тут увидела Росинка, что прямо из-под ног ее бьет ручеек, хотя нет, уже речушка, а через миг и полноводная река. Сама она стоит на островке, а на другом островке, рядом, вновь молодая красавица Амун улыбается.
- Зачерпни, да выпей – указывает она рукой на реку, и сама наклоняется низко к бегущей воде и пьет из ладоней.
Росинка не отстала, зачерпнула ладонями прозрачной ледяной воды и глотнула. А вкус у хрустальной воды – свежий, очищающий, уносящий мысли вдаль…
Не успела девочка насладиться и опомниться, как видит – Амун держит ее за руку, и они вместе по воде идут. Дно вроде глубоко, видно каждый камушек да рыбешку мелкую, а Росинке воды по колено, Амун по щиколотку. Шли они долго через широкую реку, вышли на берег, цветущий садами, после садов яблоневых и грушевых, поля начались ржаные и пшеничные. И вновь шли они долго, и дивилась Росинка тому, что совсем усталости не чувствует и времени проходящего.
Но вот темнеть стало, тучи сгустились, лес густой обступил их незаметно со всех сторон. И они засветились в темноте, освещая путь себе и друг другу.
В самой чаще остановилась Амун и присела на корточки перед Росинкой. Обняла ласково лицо ее теплыми ладонями и предложила:
- А теперь найди свое зерно!
Вновь Росинка удивилась изо всех сил. Как же она сама может зерно найти?! Ведь понятия не имеет о том, как это делать.
Но, как только призадумалась она, вдруг словно осветилось в ее голове то, что прежде было в ней всегда, да только в тени пряталось. Рассмеявшись над собой, над тем, что сама и не догадывалась, как все просто, Росинка побежала по темной чаще, внимательно глядя под ноги и по сторонам. Вот же они – знаки! Вот лист пожухлый лег, указывая кончиком своим на куст. А на кусте цветок алеет, рассказывает ей, куда идти. Вот камушек сдвинут с места, будто задел его недавно кто-то. А вот следы косули быстрой, уводят ее дальше-дальше-дальше…
И всю дорогу Амун летела следом птицей синей, бежала волчицей игривой, мелькали рядом ее лица, старое и молодое, а иногда ободряюще трогала она Росинку за плечо, когда та на мгновение застывала, сомневаясь, правильно ли читает тот или иной знак.
Но вот сердце сжалось и радостно заколотилось, внутри поднялась горячая волна восхищения и любви.
Зерно!
Росинка чуяла его пульсацию, видела его жар. Она видела, не глазами, а чем-то иным, как распирает зерно от жизни, рвущейся наружу. И эта жизнь, еще не рожденная, но уже живущая, властно простерла крылья свои над сумрачным лесом. Озарила его, словно солнце в чащу упало с неба. Осторожно легла Росинка на землю, обняла траву с листвой и цветами, вдохнула аромат пряный, и дотронулась ладонью до жаркого, но не обжигающего зерна, которое покоилось под старым пнем, поросшим мхом.
Зерно послушно легло в ее ладошку, да обратилось каплей золотой, растворившись, впитавшись в кожу. И сквозь Росинку устремились токи жизни и смерти, нити судьбы обвили ее незримо, оплели, и тут же распались, исчезая в росе, освобождая ее навсегда для поисков и рождений. Для поисков и рождений.
***
Тем летом одна девочка удивила всех жителей маленькой деревушки, что ютилась на краю темной и густой лесной чащи. Однажды она пропала на несколько дней, родные переволновались и обыскались уже. И по лесу всей деревней искали ее, да не нашли. Но однажды ночью она вылезла из печи, смешно фыркая и отдуваясь. Чуть заиками не сделала папу с мамой, да старших братьев и сестер. Однако, на радостях те и не ругались на нее, а только первое время далеко от дома отходить не разрешали, боялись, что снова потеряется. На расспросы, где была, да что видала, Росинка не отвечала, а только хитро улыбалась.
А вскоре стали люди примечать да удивляться, да обсуждать друг с другом, мол, чудеса за девочкой ходят по пятам. То родник подземный найдет, с хрустальной вкусной водой. То посадит куст розовый, который через месяц расцветает, даже зимой. То потерянную вещь чью-то найдет, да вернет хозяину. Животных домашних лечит, из лесу с полными корзинами грибов и ягод невиданных возвращается. А однажды клад в лесу нашла, да раздала всем жителям деревеньки. Они по очереди в город съездили, накупили семян разных, саженцев, и еще больше вокруг деревеньки стало садов с цветами дивными, фруктами заморскими. Любые беды, грозы и болезни обходили с тех пор деревеньку стороной, и она разрослась, стала красивым городком. А вокруг него появились деревушки, похожие на ту, какой был когда-то городок этот.
У Росинки давно семья дружная: муж, ребятишки.
А совсем недавно родилась дочка, вроде и папина да мамина, а непохожая на них ни глазами, ни лицом. Волосы - густые медные пряди, глаза - зеленые изумруды. Нарекли ее – Дождея. И вот приметила Росинка, что дочь ее младшая сильнее остальных детей удивляться всему умеет, да на все смотрит широко открытыми глазами. И стала она водить ее в лес.
Может, премудростям своим учит? – смекнули соседи. Оно и хорошо, будет кому дальше чудеса маленькие и большие творить.
И правда, подросла Дождейка, да и пропала однажды на три дня.
А вернулась – молчит загадочно и хитро улыбается.

413 просмотров | 0 комментариев

Категории: Проба пера, короткие зарисовки, рассказы


Комментарии

Свои отзывы и комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи!

Войти на сайт или зарегистрироваться, если Вы впервые на сайте.

Наверх