Талисман валькирии

Талисман валькирии

20.09.2019, 08:46

Эпизод I
Швеция, наши дни.
Клео стояла на остановке, ожидая трамвай, который должен был прийти ещё полчаса назад. Она уже вдоволь налюбовалась скользящими по угрюмому небу тёмными тучами, мокрыми рельсами и сломанным алым зонтиком, одиноко лежащим на решётке водостока. Стеклянная крыша остановки едва укрывала от хлещущих порывов ветра и моросящего дождя.
«Что за мерзкая погода в середине мая! — дрожа от холода, мысленно ругалась девушка, посматривая по сторонам. — Даже люди на улице, и те куда-то подевались! Все машины — мимо, и никто даже подвезти не хочет! Стою тут одна с мокрыми ногами, волосы как сосульки, ещё и холодно!»
Чтобы хоть как-то согреться, Клео подняла воротник плаща и сунула руки в карманы, глубже зарываясь подбородком в шарф. Длинные, почти до пояса, медно-рыжие волосы промокли до кончиков и прилипли к плащу. Она уже сто раз успела пожалеть о том, что не захватила с собой зонтик и не надела ветровку, понадеявшись на то, что утренний туман к полудню развеется и дождь прекратится, но теперь деваться было некуда, приходилось мокнуть и мерзнуть.
«Боже, как же хочется лета! — Клео стало жалко себя. — Ну почему люди ещё не изобрели телепортацию? Сейчас произнесла бы волшебное слово — и уже дома, в тепле, уюте и с горячим кофе в руках!»
Девушка закрыла глаза и представила себе портал в виде неоново-голубого овального окна, увидела, словно со стороны, как вошла в него и тут же оказалась в своей комнате. На какой-то миг ей даже стало тепло, но, открыв глаза, она обнаружила вокруг все ту же реальность: остановку под стеклянной крышей, надоевший дождь, сырость и промозглость…
«Так, всё, хватит фантазий! Надо быстрее добраться до дома!»
Но трамвай все не приезжал, а морось и не собиралась прекращаться. Клео начала сердиться и приготовилась вызывать такси, не пешком же идти по дождю. Район, где она жила, находился на окраине Стокгольма, и чтобы добраться до дома, пришлось бы тащиться через весь город или добираться в переполненном автобусе, а до ближайшей остановки пришлось бы ещё двадцать минут идти. В очередной раз с тоской глянув влево, откуда должен был появиться долгожданный транспорт, девушка увидела лишь проезжающий мимо под мигающий жёлтый сигнал светофора серый автомобиль, разбрызгавший большую мутную лужу. Переведя взгляд на противоположную сторону, Клео неожиданно для себя заметила небольшое здание со старинным фасадом в стиле фахверк. Подумать только, она столько времени стояла и только сейчас увидела и его, и вывеску «Шкатулка старинных вещей»!
Сквозь дождливую морось мягко и уютно светились маленькие окна, они манили, манили, манили… Клео сделала шаг и быстро перешла через рельсы. Подбежав к зданию, она потянула на себя тяжёлую кованую дверь и, оказавшись внутри, осмотрелась. Полки с книгами и игрушками, антикварная мебель, одинокая стойка с бижутерией — и никого. Помещение освещала старая люстра со стеклянными подвесками. Неожиданно скрипнул тёмный мозаичный паркет, и в нос ударил затхлый запах. В воздухе стояла такая пыль, что Клео с трудом подавила желание чихнуть.
— Добрый день! — раздался приятный мужской голос у Клео за спиной.
Девушка обернулась. Возле стойки откуда ни возьмись появился невысокий и полноватый пожилой продавец магазинчика. В свете люстры загадочно сверкали линзы очков в роговой оправе. Мужчина чуть склонил голову, и блики заиграли на его бритой макушке.
— Я могу вам помочь, прекрасная фре?кен?
— Не знаю… — растерялась Клео. — Можно я посмотрю книги?
— Уверен, что вы подберете для себя что-нибудь интересное,— Продавец улыбнулся.
Клео благодарно кивнула и направилась к стеллажам.
Рассматривая книги, она обратила внимание на одну — небольшую, в кожаной обложке с потускневшим золотым тиснением.
«Ничего себе! — удивилась девушка, прочитав название на корешке. — «Тайны скандинавских богов!»
Клео попадались разные древние рукописи, но такого экземпляра она не встречала. Взяв книгу в руки, девушка взглянула на титульный лист, и ей показалось, что буквы слегка дрогнули, а ладоней коснулась прохлада древних времён — успокаивающая и таинственная.
— Любите мифологию? — неслышно подошёл сзади мужчина.
— Конечно, — отозвалась Клео, поглаживая фолиант. — Кто же не любит историю предков?
— Уверен, эта книга вам очень понравится! — на этот раз голос продавца донёсся уже от прилавка.
— Я тоже так думаю, поэтому покупаю. — Девушка заплатила кредиткой, положила книгу в сумку и направилась к выходу. — До свидания!
— До встречи!
Как по взмаху руки или по воле небес, за то время, что она была внутри, погода резко улучшилась. Дождь прекратился, из-за серых туч выглянуло солнце. Город, который утром укрывал плотный туман, оживал на глазах — узкие улочки заполнились людьми. Мимо Клео проходили женщины с детьми, толпы школьников, спешащих на обед, гуляющие туристы и спешащие по делам клерки. Старики сидели на лавочках под зонтиками уличных кафе и кормили голубей. С характерным легким шумом проносились велосипедисты.
«Наверное, боги наконец-то услышали меня!» — обрадованно подумала Клео, подходя к остановке именно в тот момент, когда подкатил долгожданный трамвай.
Зайдя в вагон и усевшись на удобное сиденье, девушка облегчённо вздохнула, открыла антикварную книгу и начала с интересом листать пожелтевшие страницы. Солнечные лучи упали на рунический шрифт, и тот засиял золотом. Буквы чудесным образом начали растворяться, превращаясь в песок, из которого возник дворец. Не веря своим глазам, Клео поспешно захлопнула книгу. Внезапно на неё навалилась усталость, и девушка, запрокинув голову на подголовник, не заметила, как задремала.
Перед её взглядом раскинулся искрящийся цветущим разноцветьем луг. От неземной красоты сердце замерло, а время будто остановилось. Посреди зелёного ковра возвышалось рубленое святилище, украшенное плетёными золотыми узорами, их сиянье ослепляло. Подойдя ближе, Клео услышала непонятный шёпот, медленно поднялась по ступенькам и коснулась огромных дверей.
— Еще не время! — вдруг услышала она пронзительный женский крик, и неведомая сила отбросила её назад.
Клео резко открыла глаза и, непонимающе оглядевшись по сторонам, посмотрела в мутное от пыли и дождя окно трамвая. Методично проглатывая километры, он катил мимо знакомых зданий, автобусных остановок и длинного парка.
«Фух, чуть не проспала. Эта обитель из сна… Таких зданий нет на земле, я не могла там бывать! Кому-то явно нужно выспаться!»
Трамваю понадобилось полчаса, чтобы добраться до остановки на углу у высотки, в которой жила Клео. Девушка поднялась на лифте на третий этаж и, открыв ключом дверной замок, вошла в квартиру. Наконец-то дома! Сняв в прихожей мокрый насквозь плащ, девушка повесила его сушиться, разулась и, войдя в ванную комнату, посмотрела на себя в зеркало долгим критическим взглядом: тушь размазана, лицо обрамляют уныло свисающие пряди…
— Ну и ви-и-ид… — хмыкнула Клео. — Как у тюленя-шелки, только детей пугать! —Она убрала макияж влажной салфеткой, сняла с себя мокрые вещи и залезла под теплый душ.
Но едва она расслабилась, как в дверь постучали.
— Я приготовила макароны с твоим любимым соусом, — сквозь шум воды услышала девушка голос бабушки Астрид. — Поешь нормально, страшно смотреть на то, как ты питаешься бутербродами. Как будто сварить лень…
— Не лень, смысла нет! — раздражённо бросила девушка и закрыла кран. — Спасибо большое.
— Дорогая, чтобы отварить макароны, смысл не нужен. Кипятишь воду, бросаешь, варишь — и готово!
— Да знаю, я не об этом. — Надев шёлковый чёрный халат, Клео вышла из ванной комнаты.
— Что бы ты там ни имела в виду, питаться нужно нормально, — высказала напоследок Астрид и ушла к себе.
Клео промолчала. Обычно они с бабушкой долго спорили, и каждый отстаивал свою точку зрения, но сегодня она очень устала. От того, что она нагрубила близкому человеку, грудь сдавило болью. Клео была очень благодарна бабушке. Если бы не она, неизвестно, как сложилась бы жизнь сироты: мать бросила девочку в детстве, а отец сбежал ещё до ее рождения.
Спорить с бабушкой не было сил. Единственное, чего ей сейчас хотелось — выпить большую чашку кофе, лечь на диван, открыть купленную книгу и утонуть в древнем тексте. Она достала ее из сумочки и захватила с собой на кухню (обставленную удобной мебелью от «Икея», которая занимала немного места, но вмещала в себя много барахла). По привычке налила кофе, наложила в тарелку макароны с томатным соусом и села за круглый массивный стол. Неожиданно завибрировал мобильник. Клео взяла в руки телефон и, увидев на дисплее знакомый номер, тепло улыбнулась.
— Алло! Привет, Сигге! — Она была рада услышать голос бывшего коллеги: в последний раз они общались несколько лет назад.
— Привет, Клео! — прозвучало в трубке.
— Давно тебя не видела. — Не доев, она встала из-за стола и, перейдя в зал, удобно устроилась на диване. — Как ты? Чем занимаешься?
— У меня все хорошо. — В этом был весь Сигге: сколько бы вопросов Клео ни задала по телефону, ответ всегда был один. — Я сейчас на Готланде на раскопках. Профессор Ларссон хочет, чтобы ты присоединилась к нам.
— И что нового вы хотите найти там, где уже сто раз всё перерыли? — чуть насмешливо поинтересовалась Клео.
— Да есть тут кое-что… Мы обнаружили в одном погребальном кургане рунический камень, но, к сожалению, среди нас нет специалиста, чтобы расшифровать надпись. Я думаю, тебе будет интересно его увидеть. Это как раз по твоей части.
— Серьёзно? — удивилась Клео и прижала руку к лбу. — Давненько я не слышала ничего подобного!
— Приезжай, тебе наверняка понравится. Нам тут и хороший контракт обещали, подзаработать сможешь. В этих раскопках, говорят, даже какой-то государственный фонд заинтересован… Так что мы с профессором были бы очень рады снова увидеть тебя в нашей команде. Если надумаешь, завтра группа студентов отправляется на пароме в Висбю. Билет покупать не надо, просто покажи куратору удостоверение.
— Ты прямо настоящий искуситель, Сигге! — засмеялась девушка.
— Ну что, значит, до встречи? — прозвучало не то вопросом, не то утверждением.
— До встречи, ждите меня! — произнесла она в ответ на раздавшиеся гудки, положила мобильный на журнальный столик, легла и, укрывшись клетчатым пледом, невольно задумалась над тем, сколько же лет она отдала профессии. Всё началось ещё в колледже, который она окончила с отличием. Там у нее проявился фанатический интерес к археологии, и дальше Клео поступила в Стокгольмский университет на гуманитарный факультет. Посещая спецкурс по эпиграфике, влюбилась в руны и выбрала для себя их исследование как дополнительную специальность. Защитив диплом бакалавра с отличием, она осталась работать археологом в университетском отделе классических исследований в команде профессора Ларссона. Её коньком стали рунические рукописи — настолько легко ей давался перевод древних текстов.
После открытия святилища на курганах Упсалы Клео внезапно для всех ушла из университета из-за скандала с любимым человеком, который захотел присвоить славу первооткрывателя древнего святилища, хотя на самом деле они нашли его вместе. Тогда между Стокгольмским и Датским университетами разгорелся большой скандал, поскольку честь находки древнего языческого капища на курганах присвоили Датскому университету, в котором работал Бёрн, и молодой археолог утверждал, что первым вошёл в курган. Однако его быстро уличили во лжи. Сама же Клео не хотела ругаться и кому-то что-то доказывать, но была глубоко обижена таким поступком Бёрна. Ну что ему стоило сказать, что они вошли в святилище вместе? В итоге парня уволили, и это стало поводом для бесконечных скандалов между ними. Да, она сильно любила Бёрна и даже готова была его простить, но его обиды и нежелание признавать случившееся, привели к тому, что вскоре любовь превратилась в ненависть. А потом они расстались и больше не виделись. Клео вернулась к бабушке, и чтобы на что-то жить и оплачивать квартиру, ей пришлось срочно искать работу. Ботанический сад оказался не худшим местом, хотя она чувствовала, что это всё-таки не её. С тех пор прошло несколько лет, сердечная рана зажила, от чувств остался лишь горький осадок, и теперь она испытывала к бывшему просто равнодушие, да и саму историю вспоминала с усмешкой и жалела лишь о том, что была такой сентиментальной и наивной.
Теперь же ей казалось, что в жизни снова грядут перемены, и все сегодняшние странности внезапно предстали наполненными скрытыми смыслами и значениями. Клео не верила в случайности и совпадения и была уверена, что звонок Сигге — это знак судьбы или богов. Она уже не сомневалась в том, ехать ей на раскопки или нет, и чувствовала, как её туда тянет. Древние сакральные места всегда скрывали в глубине земли свои тайны и артефакты. Можно было лишь гадать, что её ожидает. Или лучше было не делать этого? — ведь никогда не знаешь, что тебе уготовили боги...

Эпизод II
Клео стояла посреди древней обители. Свет, проникающий сквозь овальные отверстия в украшенных резьбой стенах, рассеивался в воздухе, напоенном томительно-сладким благовонием трав. В вытянутой окровавленной руке она держала трепещущее горячее сердце, от которого исходило золотое сияние, и с отчаянием смотрела на лежащую на полу женщину с развороченной грудью, раскинувшую в стороны руки. Разорванное кремовое платье было перепачкано кровью, огненно-золотые волосы медленно гасли вокруг лилейного лица, зеленые глаза становились бездонными, приобретая цвет черного опала.
Страх смерти проник до глубины сознания Клео. Не выдержав натиска горечи и скорби, она упала на колени, закричала во весь голос и тут же вскочила, промокшая от пота, пытаясь унять дрожь в руках. Это был просто страшный сон, хотя её не покидало чувство, что все происходило наяву. Клео редко снились сны, и она их никогда не запоминала, но такого рода ужасы ее еще не посещали.
— Ну и бред. Бррр… приснится же такое! — пробормотала девушка.
Старые куранты пробили девять утра. Пора было собираться в дорогу, иначе она рисковала опоздать на паром. Сборы отняли немного времени, и уже совсем скоро Клео в темных джинсах и серой кофточке стояла на кухне и любовалась подносом с чаем и нарезанным свежеиспеченным пирогом. Аромат бергамота распространился так, что у девушки потекли слюнки. Не присаживаясь к столу, она быстро перекусила и заглянула в гостиную, чтобы попрощаться с бабушкой.
Астрид отложила в сторону очередное вязание и, встав, прижала её к груди.
— Счастливого пути, мое дорогое дитя, ветер в паруса! Не забудь позвонить мне.
— Хорошо! — Клео поцеловала бабушку в щеку и крепко обняла. — Люблю тебя, буду скучать! — Затем она вышла в коридор, обулась в коричневые кожаные сапоги, захватила темно-синий плащ, сумочку и кожаный небольшой чемодан.
— Купи себе поесть! — крикнула ей вслед Астрид.
Возле подъезда уже ожидало заранее вызванное «глазастое» такси, а буквально через полчаса девушка уже поднималась на борт покачивавшегося у причала парома.
Висбю встречал Клео во всём своём великолепии — старинные башни, строгие контуры собора, черепичные крыши домов, сочная зелень сосен, красный мох, белый песок, свинцово-серый камень… Старый город пленял, очаровывал запахами цветов и морского бриза, на серебристо-синей глади бухты плавали дикие утки. Клео переполняло радостное ожидание. Глядя на все эти красоты, она решила, что как только выдастся свободное время, обязательно вырваться на пляж.
Порт был полон транспортными и пассажирскими кораблями, а на пристани суетились погрузчики и сновали рабочие. Недалеко от набережной находился автовокзал, где выстроенные в очереди автобусы были готовы поглотить сотни прибывших пассажиров.
Среди кучкующихся толп Клео заметила стоявшую чуть поодаль приятную женщину на вид лет сорока, среднего роста, в черном брючном костюме и с табличкой в руках, на которой было написано крупными буквами: «СТОКГОЛЬМСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ». На правом лацкане элегантного пиджака у неё был приколот значок с именем: «Э. Фальк Куратор Стокгольмского музея». Клео уверенно направилась к ней.
— Добрый день! Меня зовут Клео Юханссон, — девушка показала куратору удостоверение. — Вы на раскопки?
— Здравствуйте. Приятно познакомится, Эльвира Фальк. Да, именно туда, — улыбнулась женщина.
Клео хотела расспросить ее о подробностях, но тут к ним подъехал желтый автобус. Вместе с группой студентов она проследовала в салон. Как только автобус выехал на шоссе, куратор поправила очки и заговорила:
— Добрый день, добро пожаловать на Готланд! Меня зовут Эльвира Фальк, я - куратор Стокгольмского университета. Сегодня я проведу экскурсию по этому замечательному острову, покажу вам его древние места и много других достопримечательностей. Готланд — это земля легенд и саг, и, наверно, будет правильным, если я начну нашу экскурсию именно с легенды. Говорят, что когда-то он был заколдован: днем опускался на дно моря, а по ночам всплывал. Но один человек по имени Тиелвар увидел его однажды ночью и привез на остров огонь. После этого Готланд больше никогда не опускался на дно… Так гласит легенда, но остров славен не только ими. На его территории сохранились практически нетронутые захоронения железного и бронзового веков. В то время северные народы не сжигали умерших, а могилы выкладывали камнями в форме корабля, ладьи, солнца и лабиринта. Вместе с телом в могилу клали животных, украшения, доспехи и орудия. Археологи предполагают, что некоторые каменные ладьи были сооружены три тысячи лет назад. Возле каждого такого монумента есть стенд с пояснениями, поэтому те, кто хочет, может с ними познакомиться.
Рассеянно слушая Эльвиру, Клео с любопытством рассматривала незнакомые лица юношей и девушек, и внезапно встретилась взглядом с лысым незнакомцем, который также рассматривал её с подозрительным интересом. Он сразу привлекал к себе внимание синими орнаментами, которыми было расписано его лицо, поэтому Клео даже удивилась, что не заметила его раньше. Она старалась изо всех сил не смотреть в сторону незнакомца, но какая-то гипнотическая сила так и тянула к нему. Больше всего ее привлекали татуировки: на лбу — морда волка, на скулах — Валькнут, руна единства трех времен. Девушке стало не по себе. Ее передёрнуло и по коже побежали мурашки.
«Какой ужас! Зачем он это сделал? — невольно подумала девушка. — Как только люди с ума не сходят! Кажется, похожие орнаменты были в древности только у жрецов культа Одина. Но, насколько я знаю, точного подтверждения, что он существовал, не было. Хм… Может, мне тоже сделать тату? Например, на предплечье — руну счастья? А что он вообще тут делает?» — пришла ей в голову неожиданная в своей простоте мысль. Клео знала, что вечерние кафедры и лекции в университете посещали не только студенты, но и люди постарше, но она и подумать не могла, что туда могли приходить и бывшие заключённые. Этот человек выглядел так, будто провёл в тюрьме приличный срок.
Наконец девушка с большим трудом заставила себя оторвать взгляд от незнакомца, тут же сделавшего вид, будто он занят своим мобильным.
Автобус высадил своих пассажиров у широкой тропинки, которая привела их к городку археологов, разбитому посреди берёзовой рощи. Клео с наслаждением вдохнула прохладный майский воздух и почувствовала под ногами хруст молодой луговой травы, пушистой и мягкой, как ковёр.
— Вам доводилось бывать на раскопках на Готланде? — поинтересовалась куратор.
— Нет. Но мы с профессором Ларссоном проводили раскопки на курганах Упсалы, — Клео остановилась и оглянулась в поисках палатки профессора.
— Ну тогда я желаю вам успехов в новых открытиях! — Куратор достала список имен студентов и начала оглашать его, но из-за шумно работающего дизель-генератора ее было еле слышно.
Городок, состоящий из синих и темно-зеленых больших палаток, был похож на муравейник, в котором вовсю кипела работа. Археологи подготавливали большой шатер для исследования экспонатов. Рядом под брезентовым армейским навесом находилась полевая кухня с плитой, длинные дощатые столы и лавки, где суетились два повара в белых халатах. Клео удивило присутствие охранников в темно-синих спецовках, которые прогуливались по лагерю.
— Как же здесь классно! — невольно вырвалось у неё.
В отличие от студентов, которые восхищались представшей перед ними живописной картиной, для Клео это не было чем-то необычным, хотя она так давно не была на раскопках, что сама в первый момент почувствовала приятное волнение, как будто впервые участвует в них. Снова подержать в руках какой-нибудь артефакт, которому несколько тысяч лет, и она сама освободит его из грунта, погрузиться в тайны прошлого, настолько, что прочувствовать вновь магическое присутствие предков, а вечером, как обычно, у большого костра на самодельных лавках с коллегами вспомнить лучшие моменты и события из студенческих времен — первое открытие кургана, выпускной бал, получение диплома… Ей тут же стало немного грустно от этих воспоминаний: в последний раз она сидела на таких лавочках в обнимку с Бёрном.
Клео была настолько погружена в свои мысли, что не услышала, как куратор попрощалась с ней и повела студентов на экскурсию. Раскопа она не видела и решила, что либо еще не дошла до него, либо копать и не начинали — ждали ее.
Пройдя в глубь лагеря, Клео заметила стоявшую возле зарослей синюю палатку, больше напоминавшую королевский шатер, и направившись в ту сторону, наконец-то увидела возвышавшийся чуть поодаль от лагеря курган, который разрабатывали десятки человек. Судя по тому, что они только снимали лопатами верхний слой грунта, работы начались недавно, однако сердце забилось неровно. Девушке даже стало немного обидно, что она пропустила начало. Найдя взглядом несколько незанятых палаток, Клео направилась к одной из них.
— Клео! Солнце моё! Ты все-таки приехала! — внезапно раздался за её спиной такой знакомый голос. Профессор Ларссон, всё такой же элегантный и невероятно жизнерадостный, в вязаном жилете и со шляпой в руках, едва не бежал к ней, радостно улыбаясь. — Сейчас мы выпьем по чашке кофе, и я тебе такое расскажу! Нет, правда, я очень рад тебя видеть, дорогая Клео. — Профессор отвел ее к кухне, где у кофейного аппарата стоял рослый мужичок с усиками. — Франк, прошу, сделайте моей музе свежего кофе!
Повар улыбнулся и протянул им бумажные стаканчики с горячим ароматным напитком.
— Я тоже рада вас видеть! Кажется, я вовремя! — Клео отхлебнула горячий кофе и поспешила за стариком.
— Ты права. Пойдем, я покажу тебе кое-что невероятное! — сказал профессор, поправляя на носу очки.
Подходя к синей палатке, Клео услышала шёпот из-за столов: «Смотрите, эта та самая Юханссон, которая нашла древний храм на курганах в Упсале!» и невольно покраснела.
— Добро пожаловать в наш рабочий кабинет! — приоткрыл профессор полог «шатра».
— Благодарю!
В палатке, освещенной желтоватым светом фонарика, стоял длинный стол, заваленный записями. Рядом лежали цветные карандаши и ручки. В ящике под столом находились аккуратно свёрнутые в рулон карты, на стенках висели чертежи раскопок. Профессор любил работать, когда все важные документы были на виду, а под рукой имелись простой карандаш и блокнот. Этому порядку он учил и своих студентов.
«Прямо как военный штаб из фильмов!» — мелькнула мысль у девушки.
За столом сидел Сигге и сосредоточенно стучал по клавишам ноутбука, поэтому сначала не заметил ее. Клео поставила свои вещи в угол.
— Здравствуй, Сигге!
Тот поднял голову и приветливо взмахнул рукой:
— Давненько не виделись! Хорошо, что ты все-таки решила приехать, а то наш профессор места себе не находит, только и говорит — ну, где же моя муза?
Хотя прошло несколько лет с последней встречи, ее давний друг не изменился. На нем был все тот же поношенный вязаный джемпер с высоким горлом, густые светлые волосы все так же растрепаны, как она помнила, а на подбородке и щеках красовалась аккуратная бородка.
— А ты все так же шутишь и не принимаешь ничего всерьез! — рассмеялась Клео и сразу перешла к делу: — Лучше расскажите мне, что вы тут нашли. Я страшно заинтригована: неужели на этом перерытом острове еще что-то осталось?
— Ты не поверишь! Мы нашли массовое захоронение животных в ошейниках и цепях, прикованных к каменному столбу, — профессор повел Клео к большому брезенту, где были разложены находки, бережно очищенные археологами: один, почти законченный скелет животного, крупные кости, кованый ошейник и крупная цепь.
Увидев скелеты и нагромождение костей, Клео остановилась, потрясённая их гигантскими размерами, но профессор нетерпеливо подтолкнул её идти дальше, пояснив, что они только начали разбирать захоронение и лучше всё увидеть на месте.
Они вышли из палатки и их взорам открылась уже раскопанная и зачищенная площадка, посреди которой возвышался полутораметровый каменный столб с рунической надписью по кругу. У его подножия лежали огромные скелеты животных. Несколько археологов бережно разбирали и фотографировали их, помечая каждую кость, чтобы впоследствии снова сложить обратно в остов.
— Это потрясающе, прямо мурашки по коже! — Клео аккуратно спустилась в раскоп и присела на корточки, чтобы подробней рассмотреть находки. — Помните, мы уже обнаруживали такое же?
— Да, но это были обычные домашние животные — скот и птица, которых погребали вместе с умершим. А здесь мы не нашли человеческих останков. Кроме того, я впервые вижу, чтобы животных хоронили прикованными к столбу. Возможно, даже такое, что они были погребены заживо, — пояснил профессор.
— Да, ты прав, это действительно что-то новое, — согласилась Клео, рассматривая один из ошейников. — Вы уже выяснили, что это за животные? Похоже на крупных собак северной породы.
— Специалисты сказали, что это вымерший вид северных волков, — ответил профессор, помогая аккуратно поднять из земли череп. — Они взяли один экземпляр с собой, чтобы определить возраст останков.
— А как обнаружили захоронение?
— Три дня назад мне позвонил капитан полиции из Висбю. Он рассказал, что местные геологи исследовали почву и наткнулись на кости. Сначала они вызвали криминалистов, которые сказали, что останки принадлежат животным, — профессор тяжело вздохнул. — Мы с Сигге узнали об этом последними.
— Хорошо, что вообще сообщили. В прошлый раз мы узнали, когда курган был уже разрушен вандалами, - сказала Клео.
Ее внимание привлек рунический текст на каменном столбе. Она обошла его со всех сторон, ведя по знакам рукой, но с ходу прочесть не смогла, поэтому сделала снимок на телефон и для надёжности срисовала символы в блокнот.
— Криминалисты тоже усложнили работу. Они перерыли верхний слой, и нам пришлось потрудиться, чтобы собрать некоторые фрагменты скелетов и составить общую картину, — огорченно произнес профессор, относившийся ко всему — к людям, к раскопкам, к событиям — с огромным уважением. Его ничего и никогда не оставляло равнодушным, и он не терпел такого равнодушия в других.
Клео развела руками:
— Хорошо, что они не нашли человеческих останков, иначе перерыли бы весь курган. А вы уже выяснили, чьё это может быть захоронение?
— Пока что, к сожалению, нет. У меня есть лишь предположение о том, что такой ритуал погребения не свойственен племенам, населявшим Готланд.
— Я попробую сегодня же расшифровать руны, чтобы у нас была хоть какая-то зацепка, потому что такой ритуал мне тоже незнаком, — Клео убрала телефон и блокнот в сумочку.
— Поэтому я и пригласил тебя: у тебя — большой опыт работы. Может, глянешь на остальные раскопки? А ты, Сигге, позвони зоологу. Узнай, готовы ли результаты анализов, — попросил профессор, и они с Клео двинулись дальше в сторону основного кургана.
— Нашли только останки животных? А погребальную ладью, как понимаю, вы не обнаружили? — поинтересовалась Клео.
— Мы продолжаем копать, надеемся найти ещё что-нибудь, но пока это все, что у нас есть, — профессор развел руками. Он был явно расстроен: обычно за неделю раскопок его команде всегда удавалось найти главное погребение, а тут будто удача отвернулась или же нечто, что хранилось в этом кургане, не желало, чтобы его потревожили.
На основном кургане работа была в самом разгаре. Археологи разрыли его на полметра вглубь и метров на восемь в обе стороны. Студенты лопатами «двигали отвал» — отгребали выкопанную землю подальше, чтобы освободить место для земли и расширить площадь раскопок. Двое археологов перебирали выкопанный грунт: разбивали землю на мелкие кусочки и просеивали сквозь пальцы, ища совсем мелкие находки, хотя по почти пустым вёдрам рядом с ними было ясно, что таких находок немного. Когда подошли профессор и Клео, копающие в ожидании остановились.
Клео присмотрелась к месту раскопок:
— Я думаю, что не стоит рыть дальше до материка, учитывая, что мы ничего не находим. Древние племена не делали глубоких погребальных ям, а ладью вы ещё не нашли.
Слова Клео будто взбодрили профессора, он весь подтянулся, в его глазах появился огонёк, он подтянулся и, повернувшись к археологам, крикнул:
— Разделитесь на группы и расширьте раскоп ещё на три квадрата в обе стороны! И не увлекайтесь перебиранием, ищите ладью!
Закончив на кургане и спустившись с профессором в лагерь, Клео уже собралась было прощаться и идти в выбранную ею палатку, как вдруг явился Сигге — взволнованный, с горящими светло-зелёными глазами.
— Зоолог прислал результаты анализа. Вы не поверите!
— Ну говори уже! — Клео почувствовала какое-то странное, томительное, но и одновременно знакомое предчувствие.
— Анализы показали, что останкам животных три с половиной тысячи лет, — выпалил молодой археолог. — А каменный столб еще старше, и он — из редкого плагиогранитного вида.
В первые минуты Клео растерялась, а профессор с трудом поверил в услышанное.
— Что же мы здесь откопали? — изумился старик, схватившись за сердце.
— Пойдёмте в палатку, вы выпьете настойки, а я займусь переводом текста, — Клео взяла профессора под руку и увела в сторону главного шатра.
— Ах, Юханссон, стар я уже для таких новостей!
— Если хотите, можете заниматься только документацией, с остальным мы с Сигге управимся сами, — предложила девушка.
— Да, это было бы чудесно. Спасибо, дорогая.
Профессор откинул полог, пропуская вперёд Клео, ещё пару минут понаблюдал за тем, как она устраивается за столом, подготавливая всё для перевода, выпил рюмочку настойки и задремал в походном кресле.
Через несколько часов, когда к столу подошел Сигге и поставил перед Клео кружку с крепким чаем, она уже обрабатывала перевод текста.
— Ну что, есть уже какие-нибудь результаты? — поинтересовался молодой человек, рассматривая фотографии раскопок.
— До нашей эры в бронзовый и железный века этот остров населяло племя гутов. Текст на древне-гутнийском диалекте и гласит, что в этом кургане покоится возлюбленная великого конунга, и псы Одина охраняют эту гробницу, — произнесла Клео и откинулась на спинку стула. Ее клонило в сон. Сейчас она была бы не против пойти в палатку и немного отдохнуть, но любопытство пересиливало.
Сигге присел рядом.
— Речь может идти о псах Одина — Гери и Фреки. Но зачем они охраняют гробницу?
Клео достала из кармана шоколадный батончик и разломила его пополам, протянув одну половину другу.
— Может, потому что здесь действительно покоится важная персона. Представь себе, мы будем первыми, кто найдет ее останки и раскроет тайну судьбы.
От одной только мысли у девушки свело желудок. За всю свою карьеру ей еще не удавалось наткнуться на столь ценную находку, увидеть собственными глазами, а не на фотографиях или в музее, прикоснуться руками и тем более изучать.
— Ну, тогда мне придется поверить в эпос, которым ты одержима уже столько лет, — проворчал Сигге. В отличие от своей подруги молодой человек был реалистом и верил только в то, что видел, поэтому ему было трудно представить, что легенды могут оказаться правдой.
— Как ты можешь не верить своим предкам? — Клео цокнула языком. Она ревностно относилась к культуре предков и доверяла древним рукописям. — Ты ведь швед!
Внезапно послышались радостные возгласы, перешедшие в счастливые выкрики. Клео и Сигге переглянулись, вскочили и побежали к кургану. Сердце Клео нервно забилось в груди, словно птица, готовая выпорхнуть из клетки.
Находка оказалась намного удивительнее, чем она себе представляла. Глинистый грунт стенки обвалился, и за ним показалась массивная деревянная резная плита.

Талисман валькирии. Полина Атлант

68 просмотров | 0 комментариев

Категории: Проба пера, короткие зарисовки, рассказы


Комментарии

Свои отзывы и комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи!

Войти на сайт или зарегистрироваться, если Вы впервые на сайте.

Наверх