Три дня. Ирина Успенская

Три дня. Ирина Успенская

12.12.2015, 13:00

Авторы на Призрачных мирах: Ирина Успенская

Рассказ: Три дня

День первый

Она сорвала голос, так кричала, когда ее муж упал от удара в сердце длинного узкого меча.
– Дьявол покинул его, а бог забыл, – проговорил убийца мужа, безразлично вытирая клинок о штору. – Мы взяли замок, господа. Похороните его защитников с почестями. Они дрались достойно.
– А ее куда?
Он скользнул безразличным взглядом по молодой женщине, сжавшейся у стены.
– Заприте где-нибудь, я потом решу, что с нею делать…
– Ненавижу тебя, ненавижу, – прошипела она ему, проходя мимо.
– Ничего, это я как-нибудь переживу, – поклонился он ей совершенно без издевки.
Черные насмешливые глаза проводили женщину и тут же забыли о ней, отдавая короткие и четкие указания снующим по замку воинам.
***
– Сир, вы знаете, как вас называют местные?
– Просвети меня, мой верный шут.
– «Жажда и боль».
Высокий черноволосый и черноглазый мужчина приподнял брови.
– Вас жаждет любая женщина, но вы приносите им лишь боль.
– Да здесь живут одни поэты,– рассмеялся черноглазый.
– Вы так и не нашли себе достойного врага.
– Кстати, хорошо, что ты напомнил. Возможно, я, наконец-то его нашел…
– Думаете? – шут захихикал. – Через три дня она рухнет в ваши объятия, сир.
– Три дня, говоришь? Её ненависть кажется такой искренней. Кстати, как ее имя?
– Лаура. Пари?
***
– Что вы делаете в моей спальне, леди?
– Это вообще-то моя опочивальня.
Мужчина прошел мимо застывшей с прямой спиной молодой женщины в лазоревом платье. Она стояла, гордо вскинув голову, и только сжатые до белых пятен кулаки говорили о напряжении. Мужчина упал на кровать, вытягивая длинные ноги в запыленных сапогах.
– Теперь замок принадлежит мне, а значит и это комната тоже, но раз вы сами пришли в мою спальню, то будьте так любезны, помочь мне раздеться. Начните с сапог.
Женщина вспыхнула.
– Я виконтесса!
– И что? – с любопытством поинтересовался мужчина. – А я король. Не думаю, что вы унизите свою честь, помогая сюзерену. Кстати, как ваше имя?
– Можно подумать вам оно неизвестно, – горько произнесла женщина. – Разве не из желания обладать мною вы убили моего супруга?
Мужчина расхохотался.
– Леди, вы себе льстите. Я даже не знал о вашем существовании до сегодняшнего дня. Ваш муж был заговорщиком, – жестко добавил он, – а вы – жена заговорщика. Поэтому не в ваших интересах перечить мне.
– Лаура.
– Красивое имя. Мне представляться есть необходимость? – он насмешливо следил за разгневанной женщиной.
– В этом нет необходимости. Я прекрасно знаю ваше имя, сир. Ваше имя – убийца!
– Разве я победил вашего мужа не в честном поединке? – мужчина приподнялся на локтях. – Леди, вы забываетесь. Сейчас вы моя пленница и в моей власти покарать вас либо оставить жить. Как вам совершенно точно должно быть известно – я носитель всех пороков, пьяница и развратник, – иронично процитировал он слухи о себе и продолжил, – милосердие, честь, совесть – это не про меня. Так что не перечьте мне миледи.
– Я вас ненавижу всем сердцем! – прошептала женщина, глотая слезы.
Она ухватила развалившегося на кровати короля за сапог и, едва сдерживая злые рыдания, начала стаскивать его с мускулистой ноги.
– Разве вы не делали этого для своего мужа? – веселясь, поинтересовался мужчина.
В дверь постучали, и тут же она распахнулась от удара ногой. В комнату вошел молодой стройный мужчина с разноцветными глазами. На поясе у него висел меч, тонкая кольчуга в нескольких местах была пробита, на темных штанах виднелись пятна крови, да и рубашка не отличалась особой чистотой. В руках он нес большой поднос заставленный тарелками и кувшинами.
– О, Аль, ты вовремя!– воскликнул король. – Я жутко голоден.
– Я приказал нагреть для нас мыльню, сир. А кому потереть спинку я вижу, вы уже нашли, – он бросил на женщину заинтересованный взгляд. Она ответила ему свирепым блеском глаз.
– Тише, шут, леди Лаура виконтесса, а не какая-то там …. баронесса, – хохотнул король хватая с подноса большой кусок мяса и впиваясь в него крепкими белыми зубами.
– Баронесса была великолепна, – мечтательно протянул шут. – Мы здорово тогда повеселились. Такая женщина… а какие у нее … – он прижал кулаки к груди оттопырив локти и облизнулся.– А когда мы с вами одновременно…
– Сир, пусть я ваша пленница, но я не обязана выслушивать эти мерзости! – гневно произнесла женщина.
– Ой, ой, футы-нуты, – шут ухватил один из кувшинов с вином и начал пить прямо из горлышка, обливая и без того грязную рубаху. – Ладно, вы тут воркуйте голубки, а бедный шут пойдет искать более сговорчивую мойщицу.
– Вы очень привлекательны, Лаура. Выпьете со мной? – налив в два кубка красного вина предложил король.
– Вы решили меня отравить?
– Откуда такие мысли?
– Я никогда не стану вашей игрушкой! Лучше убейте меня сразу!
– Милая, вы ведь знаете, что по праву победителя мне достается все. Замок, челядь, кони, и жена побежденного. Выпейте. Кровь смешается с вином и вам станет легче принять свою судьбу.
– Я вас ненавижу! И никакое вино этого не исправит!
– Вы не боитесь говорить это в лицо своему захватчику? Ведь вы в моей власти и я могу сделать с вами все что захочу? Воспользоваться вашим прелестным телом, отдать своим воинам или посадить в темницу. Вижу, вы побледнели, госпожа. Так стоит ли злить меня?
– Вы можете все что угодно сделать с моим телом, но моя душа никогда не будет принадлежать убийце моего супруга.
– Вы его так любили? Лаура, скажите правду, вы любили своего мужа?
– Это не имеет никакого значения. Перед богом и людьми он был моим мужем.
– Вы не любили его. Отчего же вы так ненавидите меня? Право, не стоит плакать. Неужели я вам настолько противен?
– Вы разрушили мою жизнь, как я должна к вам относиться?
– Ну что же, вы можете взойти на костер следом за своим супругом. А теперь я хочу спать.
С этими словами мужчина рухнул на кровать.
– А где буду спать я? – растерялась женщина.
– Да где хотите!
Не обращая на пленницу никакого внимания, он закрыл глаза. Лаура постояла несколько минут, затем ее взгляд переместился к мечу стоящему в изголовье, в глазах мелькнула решимость. Она сделала осторожный шаг к кровати. Сердце бешено колотилось в груди. Один удар и муж будет отомщен.
– Даже не думайте, миледи. Пока вы достанете меч из ножен, я успею свернуть вашу восхитительную шейку несколько раз подряд, – не открывая глаз, произнес король.
Лаура сжала зубы, едва сдерживаясь, чтобы не запустить в этого деспота чем-нибудь тяжелым.
Утро она встретила сидя в кресле, ежесекундно ожидая насилия со стороны захватчика. Но король беззвучно проспал всю ночь, женщина даже пару раз порывалась встать и проверить, жив он там или нет. А утром, пожелав ей доброго дня, мужчина покинул помещение.

День второй.

– Сир, отчего вы улыбаетесь?
– Эта девчонка ненавидит меня до слез.
– И это вас смешит?
– А разве это не весело?
– Прикажете положить ее в вашу кровать?
– Хм… нет, пожалуй, не стоит. Я хочу, чтобы она пришла сама, добровольно.
– Вы уверены, что она это сделает?
– Посмотрим, мой добрый шут. А пока принеси мне карты этих земель.
***
– Сударыня, вы скучали без меня?
– Не дождетесь!
– Ваши глаза сверкают жаждой мести, вам так хочется убить меня?
– Невообразимо!
– Но вы ведь совершенно не знаете меня. Поговорите с моими людьми, пообщайтесь с воинами, возможно, вы измените свое мнение.
– Интересно, как я могу это сделать, если я заперта в этой комнате?
– Ну что за глупости вы говорите! Вы вольны ходить где угодно и делать что угодно.
– Значит, я могу покинуть замок и вернуться к своим родителям?
– Мне жаль вас расстраивать, но ваши родители вряд ли обрадуются жене казненного заговорщика.
– Ваши речи, словно ядовитый цветок. Каждое ваше слово губит во мне надежду и отравляет мое несчастное существование.
– Так ли оно несчастно? Разве я плохо с вами обращаюсь, что вам не мила жизнь?
– Вы…вы…
– Вы ненавидите меня с такой неистовой страстью, что я начинаю думать, что вы влюблены в меня.
– Клянусь, я бы убила себя только бы не видеть вашего самодовольного лица! – воскликнула женщина в сердцах.
Король достал из ножен мизерикорд и положил его на стол.
– Прошу вас. Не стесняйтесь. Покончите с собой на глазах тирана.
Женщина схватила кинжал, приставила его острием к груди, ее голубые глаза влажно мерцали, мужчина с интересом следил за ней сидя в кресле и вытянув ноги. Она слегка нажала на рукоятку, прокалывая кожу, но затем вдруг отбросила кинжал в сторону и разрыдалась, осев на пол. Король разочарованно вздохнул.
– Я так и знал. Шут вновь оказался прав. Идите ко мне, Лаура, – он протянул руку, не вставая с кресла. – Вы были так искренни в своей ненависти, что я поверил. Клятвы – всего лишь слова, они словно горькое вино моего разочарования звучали в ваших устах.
– Ваша победа – это мое бесчестье, – прошептала женщина, поднимая на короля залитое слезами лицо. – Я не смогла даже такой малости, как убить себя.
– Выпейте вина, Лаура и идите ко мне. Вы, как и я, сейчас одиноки, и нуждаетесь в утешении.
– Вы слишком близко сир, а это для меня опасно, – тихо проговорила женщина, но покорно налила себе вина и залпом его выпила.– Что со мной теперь будет?
– Это я решу завтра, а сейчас идите ко мне, Лаура, – повторил уже более требовательно мужчина.

День третий
.
– Ты ошибся шут.
– Этого просто не может быть! Я никогда не ошибаюсь! А в чем, сир?
– Она пала на второй день. Но в остальном ты был прав, Аль.
– Как всегда, сир. Во всем, что касается вас и женщин – я великий стратег и знаток.
– Так ли? – усмехнулся король, одним легким движением взлетая в седло высокого черного жеребца
– Сир, я сразу сказал, что она не устоит.
– Но ведь есть где-то женщина, которая предпочтет смерть бесчестию? – задумчиво произнес король
– Конечно, есть! И когда-нибудь она обломает вам рога на вашем черном шлеме, –захихикал шут, так же легко вскакивая на пятнистую кобылу. – А если бы виконтесса предпочла смерть вашим объятиям?
– Я бы сделал ее королевой.
– К чему вы прислушиваетесь сир?
– Замковый колокол.
– В будни он звонит, только когда умирает кто-то из благородных.
– Именно, мой верный шут.
Но колокол молчал.
***
Лаура проснулась, когда солнце стояло уже высоко. Она потянулась, не открывая глаз и смущенно улыбнулась. Король оказался таким… таким… воспитанная в строгости монастыря, рано вышедшая замуж виконтесса даже не знала, что в постели удовольствие могут получать оба.
Короля в комнате уже не было. На душе было непривычно легко и светло, при воспоминаниях о прошедшей ночи сердце начинало биться учащенно, а к лицу приливал румянец. Его большие руки с мозолями от меча, его черные волосы, рассыпавшиеся по подушке, его сильное тело, его нежность и напор, отданные только ей… Как она могла раньше жить без этого мужчины?
Женщина оделась и села к зеркалу расчесывать длинные светлые волосы, когда в комнату без стука вошел коренастый темноволосый воин со свежим шрамом на лице.
– Кто вы? И по какому праву врываетесь в спальню его величества? – строго спросила женщина.
– Я барон Солки, сир пожаловал мне этот замок в подарок. Со всем движимым и недвижимым имуществом.
– А где король? Я требую объяснений! – решительно и гордо встала перед бароном Лаура.
– Сир на рассвете покинул стены замка, направляясь в свою резиденцию.
– Как? – растерялась женщина.
– Он просил передать вам это.
Барон поставил на стол две коробочки и криво усмехнувшись, вышел, на секунду задержавшись в двери.
– Сир просил сказать вам, леди, что если вы не захотите воспользоваться его подарком, то вам стоит найти со мной общий язык. Не думаю, что для вас это будет проблемой.
Лаура дождалась, когда новый хозяин замка выйдет и дрожащими руками открыла коробки. В одной из них на черном бархате зло мерцал тонкий длинный стилет, а во второй – матово блестела черным пузатым боком маленькая бутылочка с круглой крышкой-пробкой.
Выбор за вами виконтесса .
Кровь или слезы…
Яд или нож...
Жизнь или смерть…
Честь или бесчестие…
Колокол так и не зазвонил.

1082 просмотров | 13 комментариев

Категории: Проба пера, короткие зарисовки, рассказы


Комментарии

Свои отзывы и комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи!

Войти на сайт или зарегистрироваться, если Вы впервые на сайте.




Ирина Ирина

А мне непонятна позиция короля.
"– А если бы виконтесса предпочла смерть вашим объятиям?
– Я бы сделал ее королевой."
Посмертно?

29.04.2018, 09:30


Татьяна Танина Татьяна Танина

Ирина, «яд или кинжал» - игра, в которую играют люди?
Робин Гуд – молодец. Широко мыслит.

«— Да, Реджинальд Фрон де Беф, — ответила она, — это я, Ульрика, дочь убитого Торкиля Вольфгангера, сестра его зарезанных сыновей. ЭТО Я ПРИШЛА ТРЕБОВАТЬ ОТЧЁТА У ТЕБЯ И ВСЕГО ТВОЕГО РОДА: ЧТО СТАЛОСЬ С МОИМ ОТЦОМ И СЕМЬЁЙ, С МОИМ ИМЕНЕМ, С ЧЕСТЬЮ — СО ВСЕМ, ЧТО ОТНЯЛ У МЕНЯ ПРОКЛЯТЫЙ РОД ФРОН ДЕ БЕФОВ? Подумай о перенесённых мною обидах и скажи: правду ли я говорю? Ты был моим злым духом, а я хочу быть твоим. Я буду мучить тебя до последнего твоего вздоха».

Вероника Горбачева не имеет представления о средневековых реалиях.
Кем и где заведено, что побежденная отдается победителю? Победитель сам может «взять» все, что пожелает, без разрешения.
О какой любви она говорит? За редким исключением, дворяне заключали династические браки – никакой любви, только расчет. Титул – это товар. Но к браку относились крайне серьезно, а благочестие для знатной дамы – замужней или вдовы, без разницы - было превыше всего. Сохранение чести, пусть формальное и при любых обстоятельствах – приоритетная задача аристократии. Откуда мода на дуэли пошла? Траур – священная обязанность, независимо от отношения к покойнику. Это общественные правила, обязательные для исполнения. А она пишет, что никто не осудил бы…
Осудили бы! Да еще заплевали, наголо обрили и выгнали из города.

Кёльнская королевская хроника:
«…Год 1140. Король осадил крепость герцога Вельфа Баварского, называемую Винесберг, и подчинил её. При этом находившимся там дамам и остальным женщинам по королевскому согласию было дано разрешение взять с собой столько, сколько они смогут унести на плечах. Они же, думая о верности своим мужьям, а также и о спасении остальных, оставили свою утварь и вышли, неся на плечах своих мужей».

Как думаете, все вайнсбергские жены любили своих мужей?
Конрад, конечно, сгуманничал. А традиционно при захвате вражеских городов вырезали все население поголовно.

Рассказ хороший, но виконтессу – «казнить! нельзя помиловать».

14.12.2015, 11:16


Ирина Успенская Ирина Успенская

Татьяна
Когда я выложила этот рассказ на СИ разгорелись нешуточные споры - кто же отрицательный герой этого рассказа? И доводы которые приводили читательницы и чиьтатели(!) для меня были очень неожиданны и неоднозначны. Вот,например, две точки зрения,которые мне ближе всего:

" Робин-Гут
А мне вдова, которая не ценит себя и не мстит за мужа не дает покоя.)
Рассказик получился про четвертый, самый унылый выход для вдовы.
А ведь, наверное, есть выходы другие:
1 - вдова "соглашается на второй день" и ночью (а верней - под утро) убивает короля (с тихим шепотом: "Это тебе за мужа!".
2 - вдова не отдается, через месяц становится королевой и, наконец ночью (с яростным шепотом: "Как же долго я ждала!" убивает короля.
3 - Вдова не соглашается три дня. Наконец, король с войсками уезжает (оставляя вдову в чуланчике), и приезжает барон, которому король подарил замок. Вдова ускользает из чуланчика, организовывает людей из повстанцев, недобитых королем, убивает барона и вешает над замком флаг своего убитого мужа.
Но король снова шлет другого барона. Вдова опять его убивает, и по-прежнему над замком висит флаг ее убитого мужа.
Король задумывается над судьбой феминистки...
Ага."

"Горбачёва Вероника :
А самый реалистичный, между прочим. В жизни чаще именно так происходило: прогиб перед очередным хозяином - мущщиной. Бунтовали редко.
Мне кажется, задумка-то была именно такая: показать наносные чувства. Ненависть к королю тут ненастоящая: положено вдове негодовать, сверкать глазами, шипеть на захватчика и убивцу мужа - вот она и отрабатывает по полной программе. А иначе - или прирезала бы, или отдалась, но с тайной целью - разоружить/придушить затем. А на самом деле - нет её, ненависти, потому что и любви не было к убитому.

Потеряй она действительно любимого - мало того, кинулась бы кошкой на короля, грызть, забыв о воспитании - она бы хоть поскорбела бы немного,поплакала бы, потосковала... Нет, она просто делает то, что положено делать знатной даме в её положении: вроде как сопротивляется и ненавидит, потому что так принято.

Здесь всё - по обязанности. Любовь (вроде бы) к бывшему мужу и изображение горя от потери, ненависть и стремление убить... Настоящее - это "быть как все". Собственно, вот оно. Побеждённая отдаётся победителю - так заведено. Сюзерен передаёт добычу вассалу - так тоже заведено. и - жизнь всего милее, особенно обеспеченная сытая жизнь - это тоже заведено,это все понимают и - никто не осудит бедную вдову.

Потому-то и изёвка в речах и шута, и короля. Они-то видят, что всё это - не более, чем "Игры, в которые играют люди". Только большинство разыгрывает свои роли бессознательно, короля же забавляет игра на сознательном уровне. "

:)

14.12.2015, 09:17


Татьяна Танина Татьяна Танина

Ирина, в отдельности все замечательно – идея, король, шут, сцены, реплики, финал. Но при "равномерном перемешивании" – вызывает когнитивный диссонанс.

Вот если бы король изнасиловал виконтессу, то она, как жертва обстоятельств вызывала сочувствие. Пусть даже она испытает блаженство при акте и влюбится в короля. Но насилие-принуждение идет вразрез с идеей – «соблазнить за три дня». Пари заключенное с шутом не предполагает других вариантов, кроме искушения.
Женские адаптационные способности, в данном случае, ни с какого бока. Ситуация не на столько суровая, чтобы подчинение было единственно возможным способом для выживания. Поэтому ее «женская слабость» расценивается, однозначно, как отрицательное качество. С этого эпизода происходит резкое отторжение виконтессы читателем, со всеми вытекающими.
А при другой завязке – более гуманной, никого не убивают вначале, допустим, дама-вдова уж год - пропадает острота сюжета и актуальность диалогов. И высокий трагедизм в финале будет неуместен.

Хочется как-то спасти «облико морале» героини и повысить ее рейтинг, найти довод для ее оправдания, но при заданных условиях задачи – это просто невыполнимо.

Знаки препинания – ерунда, не каждый заметит.

13.12.2015, 20:16


Ирина Успенская Ирина Успенская

Татьяна Танина
Спасибо. Знаки препинания - мой вечный бич. На большие вещи я ищу корректора, а вот в маленьких проскальзывает.
Ваше мнение мне близко. Но лично я не оцениваю поступки героев, я просто рассказываю историю и считаю, что в этом рассказе оба заслуживают, как понимания, так и порицания. Мы часто играем роли и ищем ненужные нам придуманные идеалы.

13.12.2015, 15:13


Алина Лис Алина Лис

Татьяна, плюс много. Я вообще логики в ее готовности перепихнуться не вижу. Если бы король еще ей руки выкрутил: не переспишь - казню, то можно было бы говорить о "женском желании выжить", а так просто тупость и похоть.

13.12.2015, 12:35


Татьяна Танина Татьяна Танина

Уважаю мастеров малого жанра.
Рассказ интересный по структуре, стилю, эротическому мотиву (выпершем довольно фактурно сразу во втором фрагменте) и неожиданному финалу. Тональность, экспрессия в диалогах – отлично чувствуется.

Но героиня – если в начале вызывала сочувствие – в конце, однозначно, хочется пожелать ей убиться (без разницы кинжалом или ядом), потому что она – дура.

У нее на глазах погиб или казнен муж. Каким бы он ни был, христианский долг обязывает соблюдать траур. Узы брака священны (освещены церковью), то есть налагают дополнительную конфессиональную ответственность и обязывают к определенной обрядовости. Таким образом, виконтесса - прыгнув в койку по собственной воле к мужчине, на второй день после смерти супруга - совершает не только страшный аморальный поступок в глазах общества, но и смертный грех.
Какая она после этого «леди»? Сколько она стоит, как человек и женщина?

Хорошо, допустим, Средневековье в рассказе – абстрактное, и в этом тридевятом королевстве какая-то иная религиозная ментальность. По сюрезенитету и титулатуре тоже возникают вопросы, но да ладно.

Кроме мужа, погибли ее вассалы, преданные виконтессе люди, которые обороняли и ее тоже. Она, что, всех их ненавидела? Король относится к противнику с уважением (этот момент повышает его «акции», как к доблестным воинам, до последнего выполнившим свой долг перед феодалом. А ей – все равно?

Над виконтессой самой нависла угроза смерти или позора, но у нее – ни паники, ни шока, ни состояния аффекта. Спесь, да и только. Именно спесь, потому что последующее поведение благородной дамы не имеет ничего общего с аристократической гордостью.
Что у нее характер?
Всякая уважающая себя аристократка – с соответствующим воспитанием и высоким мнением о себе – обязана была хотя бы приличье соблюсти. А тут - и честь утрачена, и о трауре забыто.

Нет никаких оправданий для ее женской слабости. Не вызывает она сочувствия, как жертва обстоятельств.
А король – если будет искать себе жену подобным образом – помрет холостым, не оставив законного наследника.

По коррекции: пары логических тире не хватает. Обращение «миледи» местами не выдержано.

13.12.2015, 08:56


Татьяна Богатырева Татьяна Богатырева

Жестокий рассказ. Правдивый, конечно, куда более многих на ту же тему, но правда жизни никогда не отличалась добротой.

12.12.2015, 23:15


Алина Лис Алина Лис

Хммм... я так поняла, что он спихнул виконтессу барону замуж. Как часть "движимого имущества".

Но в любом случае она могла не спать с королем. Вроде он ее ни физически, ни морально не принуждал.

12.12.2015, 21:22


Ирина Успенская Ирина Успенская

Алина,
да ей никто замуж и не предлагал

12.12.2015, 20:52


Алина Лис Алина Лис

Хороший рассказ, но я все равно не понимаю почему она не выбрала варианта не спать с королем, а просто выйти замуж. Не убил бы он ее за отказ же.

12.12.2015, 20:43


Ирина Успенская Ирина Успенская

Спасибо. Мне кажется, что для женщины это нормальное желание - выжить. Любой ценой выжить и продолжить род. Иногда умереть легко, тяжело жить. В этом рассказе я не даю оценку ни одному из героев, пусть читатли сами решают, кто прав, а кто нет

12.12.2015, 20:36


Углицкая Алина Углицкая Алина

Спасибо автору за чудесный рассказ. Очень сильный и эмоциональный конец. И необычный) встречала подобный сюжет пару раз, но там несчастные пленницы либо кончали с собой, либо выходили замуж за победителя. Ваш рассказ более близок к истине)

12.12.2015, 19:50

Наверх