Шляпка за три тысячи франков

Шляпка за три тысячи франков

22.08.2017, 15:49

- Пожалуйста, пусть это будет сном! Ну, пожалуйста!!! Вот, сейчас открою глаза, а надо мной белоснежный потолок каюты класса люкс. Нажму кнопочку в стене, и тут же появится вежливый официант с неизменным: «Чего желает леди?»
Лионелла Монтесс, самая востребованная модель, на чьём счёту сотни показов коллекций модных дизайнеров, умоляла провидение о снисхождении. Однако реальность оказалась жестокой.
С трудом разлепив ресницы, склеившиеся благодаря симбиозу морской воды с элитной водостойкой тушью, доставшейся девушке в качестве комплимента от последнего заказчика, она уткнулась взглядом отнюдь не в потолок каюты лайнера «Sophia». Ее взору предстало бескрайнее лазурное небо с редкими пёрышками пушистых облаков. Палящее солнце обливало золотом океан, рассыпаясь на его поверхности, играя в брызгах волн.
С трудом повернув голову, Лионелла увидела стройные ряды пальм, перемешавшихся с мелким кустарником.
- Великий кутюрье! - воскликнула девушка, приподнявшись на локтях. - Это не сон! Что теперь делать?! Идиотка, дура, безмозглая кукла!!
Вдруг рядом послышался слабый стон. Повернувшись в другую сторону, Лионелла увидела лежащего мужчину. Белая форма выдавала в нем члена экипажа лайнера - именно в такой ходили все матросы. Его ноги лежали в воде, а голова с растрёпанными мокрыми кудрями покоилась на песке. Судя по красным пятнам на задней части воротника, мужчина был ранен.
- Ещё этого не хватало! - испуганно вскрикнула девушка, - эй, сэр, вы меня слышите?
Встав на четвереньки в совершенно немодельную позу, Лионелла подползала к мужчине и осторожно прикоснулась к его голове. Пальцы мгновенно окрасились алым.
- Вот, черт! Рана совсем свежая. Надеюсь, он не истечёт кровью у меня на руках? - склонившись над неподвижным матросом, она продолжила бубнить себе под нос. - Вот и пригодится, наконец, образование медсестры, которое мне посчастливилось неприлично быстро получить, благодаря имени и положению нашей семьи. И что? Стала я врачом? Нет! Я модель! Мое место на подиумах и страницах глянцевых журналов! А вместо того, чтобы попивать "Мохито", сидя в шезлонге на палубе лайнера, я играю в доктора. Далась мне эта дурацкая шляпа!
Лионелла злилась на экипаж лайнера, который прозевал тот момент, когда она с беспечной лёгкостью прыгнула за борт с нижней палубы, надеясь быстро достать слетевшую с головы шляпку стоимостью в три тысячи фунтов, но не думая о способе возвращения. Злилась на себя, слишком преувеличившую возможности своего разряда по плаванию, полученного еще в колледже. Злилась на молодого мужчину, который зачем-то бросился ее спасать. Мелькнувший в воздухе белоснежный костюм матроса вызвал удивление, и в тот же миг неожиданная волна накрыла девушку с головой.
- Тупица! - ещё раз сердито повторила она.
Кое-как вытащив на берег тяжёлое тело мужчины и перевернув его, Лионелла смогла рассмотреть своего «благородного рыцаря». Крепкий загар подчеркивался светлой рубашкой, на идеально выбритом лице с выраженными скулами Эверестом высился крупный нос над чётко очерченным ртом. Забыв о том, что собиралась оказать первую помощь, Лионелла с интересом разглядывала вьющиеся каштановые волосы, доходящие до середины шеи, и рельефы рук, которые откровенно облегала мокрая ткань. Вдруг на смуглом лице дрогнули ресницы, и мужчина тихо застонал.
- Ой, подождите, сейчас!
Она заметалась в поисках подходящей тряпицы, чтобы перевязать голову пострадавшему. Ничего под рукой не оказалась. Да и глупо ожидать найти на острове в несколько сотен квадратных метров медицинскую аптечку. Вздохнув, Лионелла взялась изящными пальцами за подол своего итальянского платья, и со всей силой, на какую только была способна, рванула тончайшую ткань. Платье с лёгким насмешливым треском разорвалось.
- 16 тысяч фунтов... - тоскливо глядя на лежащий в руке кусочек материи прошептала девушка.
Быстро перевязав мужчине голову, Лионелла посмотрела на небо - солнце стояло совсем высоко и нещадно пекло.
- Так и до солнечного удара недалеко, - хмыкнула она. - Эй, дружище, очнись! Надо в тень идти, а я тебя не дотащу. Ээээй!
Она похлопала по румяным щекам, но ответом стал очередной стон.
- Ну что делать-то с тобой?! Так. А если попробовать искусственное дыхание? Как там оно... Фи... Матроса в губы целовать? Беееее... - Лионелла недовольно поморщилась.
Тем не менее, выбор был невелик, поэтому она наклонилась, зажала пальцами левой руки его нос, набрала в лёгкие побольше воздуха и выдохнула в приоткрытый рот пострадавшего. Неожиданно он вздрогнул, выбросил вперёд обе руки и откинул Лионеллу, словно пушинку, на несколько метров в море.
- Ты псих ненормальный?! Я тебе жизнь спасаю, а ты меня утопить хочешь?
Мужчина, охая, сел и непонимающе уставился на лежащую в воде девушку.
Золотистые локоны обрамляли миловидное личико с идеально правильными чертами, безупречно розовыми пухлыми губами и огромными зелёными глазами. Казалось, будто в ее взгляде плещутся океанские волны. Гладкие плечи покрылись румянцем под беспощадными солнечными лучами, легкая голубая ткань, намокнув, бесстыдно липла к телу, чётко очерчивая высокую грудь, тонкую талию и крутые бёдра. Взгляд матроса упёрся в кружевное белье.
- Чего уставился? - взвилась Лионелла. - Моя юбка на твоей голове!
Поднявшись из воды, девушка гордо продефилировала мимо, затем обернулась и ядовито прошипела:
- Мог бы и «спасибо» сказать, между прочим!
- Эй, «между прочим», леди, - передразнил он, - именно благодаря Вам и Вашим идиотским шуточкам мы сейчас не на лайнере, а на каком-то убогом острове в океане!
- А тебя никто не просил за мной прыгать!
- Я б не прыгнул! Нам по уставу положено спасать упавших за борт пассажиров.
Лионелла фыркнула и направилась к пальмам. Укрывшись в тени, она привалилась к стволу и вдруг поняла, что ужасно проголодалась и хочет пить.
Озираясь в поисках хоть чего-нибудь съедобного, девушка сорвала несколько ягод с растущего неподалёку кустарника. Только она собралась их съесть, как тут же со скоростью, не свойственной пациентам с черепно-мозговыми травмами, возле неё материализовался матрос.
- Спятила? - крикнул он, неожиданно перейдя на "ты", и сбросив с ее ладони ягоды.- Знаешь, что это?
- Нет! И знать не хочу! Есть хочу!
- А если ядовитые?
- Мне все равно! Умереть через пару дней от голода и жажды или от этих ягодок за несколько часов, а то и минут.
- Наивная! Есть такие ягодки, от которых смерть наступает долго и мучительно. Оно тебе надо? Тем более, когда есть вариант получше.
С этими словами матрос отошёл в сторону и через несколько мгновений вернулся, неся в руках два больших кокосовых ореха и связку коричневых бананов.
- Ну, вот, не все так плохо. Правда, бананы сильно перезрели, но умереть от них точно нельзя.
Положив на большой пальмовый лист связку бананов, матрос взял кокосы и в считаные минуты расколол их о близлежащий камень.
Лионелла с удовольствием принялась за угощение, ничуть не заботясь о том, как забавно теперь выглядит супермодель: волосы растрепались, тушь размазалась, стройные обнаженные ноги сияют во всей красе от самого их основания, то и дело переключая на себя внимание молодого матроса; сладкие струйки кокосового молока стекают по аристократическим пальцам, липким от спелых бананов.
С умилением глядя на всю эту картину, мужчина улыбнулся краешком губ, что не ускользнуло от взгляда Лионеллы.
- Я сама знаю, что выгляжу сейчас не лучшим образом, и меня это бесит. Спасибо за ужин. Или обед... что там у нас сейчас?
- Судя по солнцу, - матрос прищурился и посмотрел на тени деревьев, - уже около 5 часов. Скоро стемнеет, надо бы обойти остров.
- Надо! Только я б умылась для начала, - девушка посмотрела на свои руки.
- Ты окунись, а я пройдусь по нашим новым владениям.
- Но ты же вернёшься? - немного испуганно спросила Лионелла.
- А есть выбор? - усмехнулся матрос. - Как тебя зовут-то?
- Лионелла Монтесс, - гордо вздернув подбородок, важно представилась девушка.
- Ясно, а я просто Фалькао, - равнодушно ответил мужчина, далёкий от мира моды.
Пока Лионелла пыталась солёной водой смыть сладкие следы фруктов, в ее голове происходила настоящая война мыслей - одни вытесняли другие, врывались третьи, со всех сторон появлялись новые и новые картинки.
Сперва она думала о том, что сейчас могла бы лежать в пенной ванне с ароматными маслами в номере самого дорогого отеля Сингапура, затем о том, что ее уже давно ищут, показывают в новостях, может, даже объявили без вести пропавшей и заочно похоронили. А потом вдруг в ее голове стали появляться мысли о матросе, его мужественной фигуре, сильных руках, пронзительно голубых глазах цвета ее итальянского платья, и мягких губах. В памяти отчётливо всплывал момент, когда она целовала эти губы, делая искусственное дыхание.
- Что за бред? - удивилась она своим мыслям. - Это же просто матрос, самый обычный! И я - супермодель, наследница миллионной корпорации с собственным автопарком и несколькими резиденциями в разных частях света! Я, должно быть, пьяна...
Как ни странно, это действительно оказалось так. Переспелые бананы в сочетании с палящим солнцем дали такой же эффект, что и пара стопок крепкого рома. Шатающейся походкой Лионелла дошла до пальм, легла прямо на песок, и, свернувшись клубочком, уснула.
Вернувшийся через полчаса Фалькао наткнулся на свою соседку по острову и не удержался от искушения разглядеть ее получше: копна золотистых кудряшек, высохших на солнце, в беспорядке рассыпана по песку, струясь и сливаясь с ним, словно они часть этого острова; почти прозрачная майка, бывшая ещё недавно полноценным платьем, едва прикрывает обнаженное тело, ещё влажное после купания; в капельках воды, дрожащих на плечах, отражается небо; губы, цвета спелой клюквы, маняще приоткрыты; длинные ресницы беспокойно подрагивают, отбрасывая тени на безупречное личико с аккуратным вздернутым носиком.
В голове промелькнула мысль, что никогда ещё ему не доводилось так близко видеть столь идеальную девушку. И если бы эта "идеальная" не сиганула с лайнера в океан, такая возможность вряд ли б ему когда-нибудь представилась.
Постояв ещё пару минут, Фалькао вдруг почувствовал сильную слабость в ногах и усталость во всем теле.
- Забродившие бананы, будь они неладны! - проворчал матрос, плюхнулся рядом с Лионеллой и тут же провалился в сон.

Солнце давно опустилось за горизонт, и небо хвастливо расстелило бесконечное чёрное покрывало, расшитое миллиардами сияющих звёзд. Лунная дорожка молочными ручейками побежала по океанской глади. Воздух стал лёгким и прохладным, заставляя два молодых тела бессознательно приближаться друг к другу в попытке согреться. Повинуясь первобытному инстинкту обогреть и защитить, матрос в полусонном состоянии прижал стройный податливый стан Лионеллы.
Внезапно оба открыли глаза. Два взгляда - морской и небесный - встретились, высекая искры.
Бывают моменты, когда нет надобности в словах. Молчаливый вопрос слетает с закрытых губ, бессловесный ответ вырывается тихим вздохом. Движение плеча, взмах ресниц, откинутая с лица прядь - все это не просто жесты… Это целые предложения, согласие и позволение, побуждение к действию и приглашение. Нет рядового матроса и знаменитой супермодели, есть только он и она.
Ночь, звезды, музыка океана и танец сплетённых тел на постели из пальмовых листьев...

...Где-то вдали слышится тихий сигнал и мелькают огни приближающегося спасательного катера - на борту лайнера обнаружили пропажу важной пассажирки и члена экипажа. Совсем скоро волшебство исчезнет. Но в этот миг ничто не в силах разомкнуть их объятий.

Эвелина Андерсон

59 просмотров | 0 комментариев

Категории: Проба пера, короткие зарисовки, рассказы


Комментарии

Свои отзывы и комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи!

Войти на сайт или зарегистрироваться, если Вы впервые на сайте.

Наверх