В тихом омуте. Наталья Семенова

В тихом омуте. Наталья Семенова

13.08.2019, 09:00

Проба пера на Призрачных мирах: Наталья Семенова

Рассказ: В тихом омуте.

Стас

Зрачки расширены. Прямой, слегка помутневший взгляд. Влажные волосы собрались у висков. Рот приоткрыт.
Стон.
Протяжный. На изломе голоса.
Не могу.
Ещё один толчок... Всё.
Цель достигнута. Содрогаюсь всем телом. И ещё секунду остаюсь в ней, а после откидываюсь на спину.
Всем спасибо, все свободны.
Проводит ладонью по бедру, гортанно смеясь. Переворачивается на бок и, подперев голову рукой, пальцем чертит узоры на моей вздымающейся груди.
-Класс, - выдыхает.
-Ты тоже ничего, - усмехаюсь.
-О, боже, какой джентльмен, - смеется.
Но я чувствую нотки обиды.
Прости, хорошая. Знаю, что ждёшь не этого. Но со мной только так.
-Самый настоящий, - киваю серьёзно и, улыбнувшись, встаю с постели.
-Уже? - хнычет она.
А ты что хотела? Вместе и навсегда? Усмехаюсь про себя. Поражает женская логика: я ему отдамся, с видом, что отдаться мне вдруг захотелось только ему и он решит, что я его единственная, а не очередная.
-Завтра работать, - говорю, чтобы сказать.
На самом деле просто хочу уйти.
Ян, плохую шутку ты со мной сыграла.
-Стаси-и-и-ик, - тянет она, не мало меня раздражая. - Может, ещё один заходик? - томный взмах ресниц, и тонкие пальцы скользят по белому от света луны за окном телу.
Соблазнительно. Но я всё.
Домой. Напиться и завалиться спать.
-Прости, Арин.
Она снова хнычет, лишь мотивируя меня тем самым слиться, как можно скорей.
Кожанка. Ключи. Шлем.
-Удачи, - взмах руки с зажатыми ключами, и, через минуту, захлопнувшаяся за спиной дверь.
Быстро натягиваю шлем, перекидываю ногу через своего верного “коня”; ключ в зажигание, утробное урчание мотора, взвизг шин и я лечу сквозь ночной город, под свет уличных фонарей, в пустую квартиру, к бутылке виски, к мыслям о той, что предпочла другого.
Встреча с ней была на грани фантастики. Средний палец. Сначала с возмущением. Потом играясь по губам, как помадой. Отомстила мне за мой насмешливый взгляд.
Яна.
Скучаю жутко.
Как тебе удалось так глубоко залезть под кожу? А потом вырвать все кости? И оставить одного, самому пытаться вспомнить жизнь до встречи с тобой?
И ведь даже злиться на тебя не могу! Хотя хочу! Очень хочу! Но ты моё солнце, мой свет, моё сумасшествие. И, конечно, я желаю тебе счастья.
Вот только жутко бесит, что не смогла обрести его со мной!
Отвлекаюсь от вождения и не сразу замечаю красный свет. Резко тормоз. Шины визжат по мокрому асфальту. Помогаю ногой и аккурат останавливаюсь пред пешеходным переходом.
Перед глазами летний ясный день, всполох волос и юбки, и взгляд, горящий негодованием.
Чёрт. Ян, напугала ты меня тогда.
А сейчас мог бы и не тормозить. Город пуст. Словно отражает мою жизнь. Жизнь без тебя.

***

-Прошу любить и жаловать - Наталья. Наш новый администратор. Девушка скромная и застенчивая, - не щадит девчонку наш директор, бросая на неё игривый взгляд, - но дело своё знает.
Девушка краснеет и, робко улыбаясь, опускает глаза.
Класс. Теперь следить, как бы не расстроить тонкую организацию её души каким-нибудь забористым словцом.
-Спорим, она окажется в моей постели ещё до конца этой недели? - шепчет мне на ухо Лёха.
-Ещё скажи, что Новый год встретите вместе. Ты, она и твоя жена, - ржу в кулак, чтобы не привлекать лишнего внимания.
Не вышло. Холодный взгляд Бориса и короткий прищуренный, оценивающий - Натальи. Губы последней поджимаются. Ясно. Весь мир вокруг неё. И для себя она уже определила двух главных врагов. Вздохнул. Супер. Но, не думаю, что плохие отношения, как-то отразятся на моих заказах. Свою постоянную клиентуру имею.
Подмигиваю и обаятельно улыбаюсь. Снова смущается, быстро отводя взгляд.
Не знаю, Лёха. Но вполне может статься, что постель окажется моей.
С другой стороны, она не производит впечатления девушки на одну ночь. Явно не из таких. А в данный период жизни меня другие не интересуют.
Тихо сливаюсь и направляюсь к байку, с которым работаю в данный момент.
За работой день проходит не заметно. Уже стемнело. Руки в машинном масле, в плечах тугое напряжение. Потягиваюсь, широко зевая и случайно замечаю взгляд Натальи, направленный на мой засветившийся пресс. Усмехаясь, поправляю футболку, а девушка, смутившись, быстро прячет лицо за монитором компьютера. Это даже забавно.
Прохожу по цеху - в раздевалку. Принимаю душ. И голый иду до своего шкафчика, чтобы надеть чистые вещи.
Дело в том, что женщины у нас никогда не работали, а стеснятся перед мужиками не приходилось. И общий туалет находится в раздевалке.
Я к тому, что, выйдя из душевой, нос к носу сталкиваюсь с нашей новой администраторшей.
Она охает от неожиданности и непроизвольно проходится любопытным взглядом по моему обнажённому торсу и ниже. Понимает, что я заметил и густо краснеет. То ли от стыда, то ли от злости.
-Вообще-то вы не дома, чтобы расхаживать голышом! - восклицает.
Перетягиваю полотенце с плеч на бедра.
-Так лучше? - прищуриваю один глаз.
Всполох негодования в глазах. И подбородок гордо поднимается вверх.
-Да, спасибо. И впредь не забывайте, что среди вас работает девушка!
-И работает допоздна, - киваю. - Неужели дома никто не ждёт?
Карие глаза на секунду гневно прищуриваются, затем она берёт себя в руки и высокомерно произносит:
-Не ваше дело.
-Твоя правда, - усмехаюсь.
Смотрит на мои губы, на секунду забывшись. Но мне этого хватает, чтобы разглядеть в её взгляде влечение и самому почувствовать возбуждение.
-Меня зовут Стас, - протягиваю руку.
-Знаю, - очнувшись, смотрит на мою руку и неуверенно касается её своей.
-Борис, - не спрашиваю, улыбаясь.
-Да, - всё равно отвечает она. - Он заочно мне всех представил.
Ладонь тёплая и нежная. Пальцы тонкие. Мгновенно представляю их на своих плечах. Как они сжимаются, стягивая кожу. А глаза уже не пытаются скрыть желание...
-Забавно, что он нанял девушку, - ловлю её взгляд, - тогда, когда уверял всех, что ноги таковой не ступит в его автомастерскую.
Снова вспыхнувшее негодование, и она резко вырывает руку.
-На что вы намекаете? - произносит холодно.
-Ни на что, - улыбаюсь. - Просто интересно, как тебя сюда занесло.
Бровь надменно взлетает, но я её опережаю.
-Не ваше дело? - усмехаюсь.
Сдерживает улыбку, чуть расслабляясь.
-Мне срочно была нужна работа. А Борис - знакомый моего дяди.
-И что за срочность? - хмыкнув, интересуюсь.
-Вы слишком часто заставляете меня повторятся, - уже открыто улыбается она.
Улыбка преображает её хмурое лицо, что буквально заставляет внимательнее осмотреть её с головы до ног. Стройная. Пышную грудь обтягивает черная футболка с невероятным принтом, узкие - тоже черные - джинсы на красиво-очерченных бедрах, а на ногах - тут я мысленно присвистнул - ярко-красные ботинки на платформе с бесчисленным количеством страз.
Слышу короткое “кхм”, а следом голос полный иронии:
-Осмотр закончен?
-Ботинки - шик, - улыбаюсь, возвращаясь к карему высокомерию.
-Спасибо, - бурчит, но по взгляду видно, что моя оценка ей приятна.
-Ты замужем? - спрашиваю, неожиданно для себя.
На секунду озадачивается, затем смущается и, пытаясь казаться равнодушной, начинает высокомерно:
-Не ва... - запинается, увидев что-то в моём взгляде и, опустив глаза, тихо заканчивает: - Нет.
Я ждал именно этого ответа. Что-то заставляет меня её хотеть. И я пока не понял что.
Делаю шаг на встречу и касаюсь ладонью её щеки, она вздрагивает, а я большим пальцем очерчиваю её тонкую изогнутую бровь.
Вскидывает голову, недоумённо распахнув глаза, а в них воюют возмущение и влечение. Чтобы в этой войне не выиграло первое - не оставляю ей времени за размышления, обхватывая её лицо второй ладонью и быстро склоняюсь к красивым губам.
Сопротивления не встречаю, но и мгновенной отдачи - тоже. Не тороплюсь. Отклоняюсь на миллиметр и снова целую. Порывисто выдыхает, будоража моё сознание и обхватывает тонкими пальцами мои плечи. Умница. Углубляю поцелуй, проникая в сладкую теплоту языком и чувствую ответное нетерпение. Мгновенно теряю контроль и проскальзываю рукой под её футболку, чувствуя ладонью горячую кожу и мурашки на ней. Проглатываю её стон и провожу рукой по бархату её спины до застёжки лифчика. Легко растягиваю и, не замедляясь, передвигаю руку на упругую грудь. Сжимаю, чуть ли не рыча от желания. И тут же чувствую толчок. От неожиданности покачиваюсь, а она уже вжимается в стену в метре от меня. Лицо пылает от смущения и злости, во взгляде сквозит неприязнь. Быстро заводит руки за спину, застегивая лифчик и, подняв подбородок, пренебрежительно бросает:
-Видимо, у вас сложилось неправильное мнение обо мне.
И, не поднимая глаз, опрометью проносится мимо меня.
-Уже можно на ты, - кричу в спину, тихо смеясь.
А теперь обратно в душ. Холодный.

***

Следующие два дня абсолютно полный игнор. Лишь выдавленные через силу холодные: “Здравствуйте” и “До свидания”. Застать её одну тоже не получается - приходит и уходит ровно в положенное время. Даже короткого взгляда словить не выходит, хоть иногда я его чувствую на себе, но оборачиваясь с намерением самодовольно улыбнуться, вижу увлечённое работой лицо. Шустрая.
Но, Наталья, всё уже решено. И сколько бы ты не пыталась делать вид, что я тебе безразличен - мы оба знаем правду.
Самое забавное, что я заметил за эти два дня: увлёкшись мыслями о новенькой - стал реже вспоминать о Яне. И напиваться каждый вечер хотелось всё меньше. Но я так же понимал, что как только решу текущую задачку, всё вернётся в прежнее русло. Самобичевание. Виски. И случайный секс.
Сегодня специально закончил пораньше, чтобы выйти с работы вместе с ней.
-Я помогу, - сжимая подмышкой шлем, приоткрываю тяжёлую дверь.
Одаривает меня высокомерным взглядом, который быстро сменяет секундное замешательство и молча проходит в открытый проём. Выхожу вслед за ней, выпуская облачко пара. Хоть снег в этом году ещё и не улегся, что несказанно радует, позволяя передвигаться на мотоцикле, холод стоит достаточно крепкий.
-Может подвести? - предлагаю ей в спину.
Продолжает идти, не реагируя, затем резко останавливается и так же резко оборачивается, заставив меховой помпон шапки смешно подпрыгнуть. Не удерживаю смешок и заглядываю в горящие негодованием глаза.
-Нет, что вы о себе возомнили?! - почти шипит и медленно надвигается на меня, как змея на добычу. - Ведёте себя, как последний мерзавец! Распускаете руки и язык и даже не подумали извинится! И как ни в чем не бывало предлагаете подвезти?!
Усмехаюсь, прищурив один глаз и через секунду насмешливо отвечаю:
-Ты не была сильно против. Вначале, по крайней мере.
Её щеки вспыхивают праведным возмущением, а в глазах блестит огонь. Пол минуты испепеляет меня взглядом, буквально пылая негодованием и, наконец, выдаёт:
-Если меня влечёт к вам на животном уровне, это ещё не значит, что вам всё позволено! Простой животный инстинкт. Ясно? Но я могу быть выше этого и легко контролировать себя! Желаю и вам того же! - и уже отворачиваясь, добавляет: - Неандертальцы! Все мужики - неандертальцы!
Тихо смеюсь, справившись с легким ступором от её пламенной речи и иду к мотоциклу после того, как минуту провожаю её спину взглядом.
Животный инстинкт, говоришь? Так он и есть самый правильный и искрений, что может случится между двумя людьми. И контролировать его совсем не обязательно. И я тебе в скором времени это докажу.
Надеваю шлём и усаживаюсь на мотоцикл и тут слышу скорый топот ног за спиной. Поднимаю визор и, обернувшись, вижу Наталью. Спешит ко мне. На лице волнение, а в глазах страх вперемешку с обречённостью, словно её загнали в угол и выход один - ехать со мной.
-Уговорил, - бросает, стараясь казаться пренебрежительной, но я улавливаю панические нотки в голосе. И пока она быстро стягивает с себя шапку, чтобы надень шлем, пристёгнутый к заднему сидению, смотрю ей за спину, в поиске причины, заставившей её поменять своё решение. Но кроме людей, снующих туда-сюда по тротуару, ничего примечательного не вижу.
-Трогай, - приглушённый шлемом вскрик, и её руки в красных перчатках, обхватывают мою талию.
Пожимаю плечами и завожу мотор. Что бы её не напугало - мне помогло. А что это, выясню позже.
Едем пятнадцать минут. Куда? Не известно. Адреса она мне сказать не успела. Отвезти её к себе? Боюсь, точно схлопочу пощёчину. И так держалась из последних сил.
Ещё через пять минут чувствую похлопывание по плечу, и она пальцем указывает на обочину у дома с разнообразными магазинами, витрины которых насквозь пропитаны новогодними украшениями. Легко лавирую среди потока машин и останавливаюсь в указанном месте. Наталья спрыгивает, снимает шлем, цепляя его обратно и, вернув на голову шапку, начинает растирать руки. Замёрзла держаться за меня. Волнение с лица ушло, сменившись равнодушием, но глаза блестят. Догадываюсь, что поездка понравилась.
Стянул шлем и искренне улыбнулся:
-Может в кафе? Там и отогреешься.
Коротко прищуривает глаза и, сделав глубокий вдох и выдох, натянуто улыбается:
-Спасибо за поездку. Увидимся завтра на работе.
И, развернувшись на сто восемьдесят градусов, отдалятся пружинистой походкой, заставляя свой помпон подпрыгивать на каждом шагу.
Смеясь, качаю головой. Ладно. Завтра всё и узнаем. И о том, что тебя так напугало, и о том, что контроль над собой переоценивают.

***

Захожу в цех и первым делом бросаю взгляд на рабочее место Натальи. Пусто. Ещё не пришла. Переодеваюсь и преступаю к работе. Скрипит дверь, оборачиваюсь - не она. И так несколько раз. Злюсь на то, что веду себя, как паршивый романтик в ожидании явления чуда в лице какой-то девчонки.
-Кого-то ждёшь? - насмешливо спрашивает Леха, приблизившись и засунув свои руки в глубокие карманы робы.
-Нет, - бросаю раздражённо, поворачиваясь к байку.
-Не заливай, - смеется. - Тоже решил попытать свои силы с крепким орешком?
Улыбаюсь самому себе, неожиданно повеселев.
-Неделя на исходе, а она холодна, как лёд? - поворачиваюсь к приятелю, иронично изогнув бровь.
Вижу, как его лицо искривляет лёгкое недовольство, но он тут же широко улыбается:
-Забористая лошадка попалась, но и на неё управа найдётся.
Зло поджимаю губы на секунду.
-Бросай свои потуги, - стараясь казаться равнодушным, махаю рукой. - Заведомо проигрышное дело. Она не переспит с женатиком.
-Хорошая попытка, - усмехается.
-Брось, она реально не из таких.
-Нет уж, Стас. Испортить девочку должен я, а не ты. Помнишь? Я был первым.
Меня снова одолевает вспышка злости. Реакция на соперника?
Устало прикрываю глаза и тихо отвечаю:
-Дело твоё - локти кусать потом тебе.
Прищуривает глаза и сквозь зубы:
-Я её сделаю, - и через секунду весело смеется: - Даже не смотря на здоровую конкуренцию.
-Леха, - уже рычу, поднимаясь с места.
Усмехается, поднимая руки в примирительном жесте и, делая пару шагов назад, отворачивается, на ходу весело бросая:
-Это даже подстёгивает.
Запускаю в его спину подвернувшийся под руку болт и попадаю ровнёхонько в макушку. Под мой довольный ржач, охает, потирая рукой ушибленное место, а другой, не глядя на меня, показывает средний палец.
Возвращаюсь к работе и слышу очередной скрип двери. Оборачиваюсь - она. Стягивает с головы шапку и быстро семенит по направлению к столу, дыша на руки, в попытке их отогреть. Непроизвольно улыбаюсь, вспоминая вчерашний восторг в глазах.
-Наташа привет! - кричит ей с дальнего угла Леха, энергично махая рукой.
-Привет! - тепло улыбается она, определяя свой рюкзак со стразами на спинку офисного стула.
Именно сегодня чувствую раздражение от их взаимного приветствия. Чёртов Леха.
Ещё этот придурок ловит мой взгляд и самодовольно мне подмигивает.
Смотрю на Наталью, она как раз переводит глаза на меня.
-Привет, - улыбаясь, киваю.
-Здравствуй, - надменно бросает она, отворачиваясь к монитору. Ну хоть выкать перестала.
С угла взрыв больного ржача, перевожу презрительный взгляд на приятеля - делает вид, что его рассмешил напарник. Дебил. А ведь это не на его плечах сжимались тонкие пальчики.
Снова смотрю на Наталью. Сидит с наигранно непроницаемым лицом, еле сдерживая улыбку. Сам улыбаюсь и в хорошем настроении возвращаюсь к работе.
В течении дня пару раз замечаю, как Леха ловит её после туалета и, небрежно обкатившись плечом на косяк проёма, о чём-то мило с ней беседует. Она ласково улыбается в ответ и даже смеётся его шуткам. По началу злюсь, но потом замечаю короткие взгляды в мою сторону и на душе разливается злорадство от того, что Леха лишь инструмент позлить меня.
Сегодня уходит на полчаса раньше положенного времени. Озадаченно наблюдаю за её сборами - я так и не успел спросить, что её вчера так напугало. Звук резко застегнувшейся молнии на пуховике, различимый даже на фоне звуков работающей автомастерской; наскоро накинутый на плечи рюкзак; и, ни на кого не глядя, выскакивает за дверь.
Странно.
Минуты три варюсь в прострации, задавая себе вопросы, ответить на которые может только она. В конце концов, со звоном бросаю гаечный ключ в ящик с инструментами и быстро направляюсь в душ.
Куда ехать? В какую сторону? Её уже и след простыл. Дурак. Злясь на самого себя, завожу мотор, с намерением прокатится до ближайшего бара и подцепить девчонку, не обладающую бесконечным запасом вредности.
Поворачиваю направо за угол нашего цеха и вдали вижу знакомый блеск страз на красных ботинках и рюкзачке. Сознание охватывает ужас. Какой-то мужчина, схватив за грудки, тащит её по направлению к огромному хаммеру, у которого стоят пара криминального вида братков. Рука сама увеличивает газ. Наталья сопротивляется, рваными движениями пытаясь вырваться из его цепких лап и упираясь пятками в асфальт. Мужик останавливается, что-то рычит ей в лицо и резко выпустив куртку, наотмашь бьёт по скуле. Внутри, как полок лавы, вскипает гнев. Хочу раздавить его. Проехаться по наглой морде обоими колёсами. И не раз.
Наталья падает и тут же пытается отползти от амбала, в глазах злые слёзы. Резко торможу между ними и секунду смотрю убийственным взглядом на этого козла, в глазах которого лёгкое недоумение и подкатывающее раздражение, потом перевожу глаза на Наталью. Без слов всё понимает, не пряча нахлынувшего облегчения от моего появления так вовремя и садится сзади. Взвизг шин, и мы мчим по улице, всё дальше отдаляясь от хаммера и урода, которого до хруста костей хочется задушить.

***

Погони нет, что очень радует. Вспоминаю, что она без шлема и рулю в сторону книжного кафе. Считаю это место нашим с Янкой, но в данный момент выбирать не приходится - сейчас оно одно из ближайших. А Наталье надо согреться и прийти в себя.
Торможу на потемневшей улице, где кроме света фонарей, горят разнообразные гирлянды в витринах абсолютно всех заведений. Конкретно прозрачные стены “Солнечного света” украшают вертикальные светодиодные ленты, переливающиеся всеми оттенками золота. Стильно. Рад, что Яна открыла для меня это заведение, и персонал у них отличный.
Наталья медленно сползает с сиденья и обхватывает себя руками, специально избегая моего взгляда.
-Спасибо, - говорит тихо, что я еле разбираю её благодарность за шумом проносящихся машин.
Киваю и снимаю шлем, вытаскиваю ключи из зажигания, а когда снова смотрю на Наталью, вижу её удручённо отдаляющуюся спину. Ну нет. Не сегодня.
Быстро равняюсь с ней и, приобнимая одной рукой за плечи, веду по направлению в кафе. Смотрит отрешённым взглядом, явно прибывая в своих, не весёлых мыслях и безразлично кивает.
Заходим, и при виде меня озадаченное лицо Светы за секунду озаряется широкой и искренней улыбкой. Забыв, что принимает заказ, энергично машет мне рукой. Да... Давненько я тут не был.
За стойкой Олег и новый парнишка. Усаживаю Наталью в одно из мягких кресел, а сам иду пожать руку приятелю.
-Вот это да, - усмехается он. - Думал, это место для тебя под запретом.
-Не правильно думал, - отвечаю без особых эмоций. - Сделай нам две кружки чая. Один из серии успокоительных.
Бросает короткий любопытный взгляд на Наталью и молча кивает, приступая к выполнению заказа. Сообразительный парень - обошёлся без докучливых расспросов.
Разворачиваюсь и прямым ходом натыкаюсь на крепкие объятья Светланы. Ужасно позитивный человек, не умеющий сдерживать чувства и способный найти подход к любому из всех живущих и встретившихся на её пути. Мягко отстраняю и приветливо улыбаюсь:
-Здравствуй Светик.
-Стас! - восклицает. - Так рада тебя видеть!
-Я тоже рад.
-Что ты, что Яна... - резко замолкает и прячет глаза.
-Давно не заходили? - договариваю за неё. - Знаешь, я не истеричка, чтобы впадать в слёзы при звуке её имени.
-Да, - быстро кивает, словно болванчик и улыбается. - Прости. Просто скучаю по вам.
-И я скучал по этому месту. Так что пойду - наслажусь атмосферой, - улыбаясь, обхожу её и присаживаюсь напротив Натальи. Последняя смотрит в книжные стены пустым взглядом, не реагируя на моё появление.
-Ты в порядке? - спрашиваю, снимая куртку.
Очнувшись, пару секунд хлопает глазами и тоже начинает раздеваться.
-Да. Я в порядке.
-Ты знаешь тех мужчин?
-Да.
-Кто они?
Всматривается в меня долгим изучающим взглядом и, наконец, тяжело вздыхая, отвечает:
-Мой отец и его охрана.
Слегка офигеваю. Что она такого натворила, что ему захотелось поднять на неё руку?
Хочет улыбнуться, но тут же, охая, касается ладонью ушибленной скулы.
-Может льда попросить? - оглядываюсь в поисках Светы.
-Не нужно, - останавливает меня и смотрит ласковым взглядом.
Повторно офигеваю. Так она не смотрела на меня ещё ни разу.
-Что случилось? - быстро прихожу в себя, под её короткий смешок.
-Дела семейные. Не парься.
-А всё-таки? - прищуриваю один глаз.
По поменявшемуся выражению лица, чувствую, что хочет ответить что-то едкое, но её останавливает появление Светы, с двумя дымящимися кружками чая на подносе.
-Приятного чаепития, - щебечет официантка, мило улыбаясь и звякая о стеклянную столешницу посудой. - Принести меню угощений?
Вопросительно смотрю на Наталью, та отрицательно качает головой.
-Спасибо, Свет, не надо.
Снова улыбается и уходит.
-Никогда бы не подумала, что ты можешь быть завсегдатаем подобного рода заведений, - хмыкает Наталья.
-Не похож на того, кто любит почитать? - усмехаюсь в ответ.
-Абсолютно. Извини.
-Не извиняйся. Читаю я действительно редко.
-Хм. Значит девушка.
-Да. Словно в другой жизни.
-Что случилось? Не сошлись характерами?
-Предпочитаю беседы на равных условиях.
Озадаченно хмурит брови, не понимая о чём я.
-Когда оба собеседника в равной степени отвечают на вопросы друг друга, - объясняю.
Снова хмыкает и делает осторожный глоток из кружки, в глазах играют смешинки.
-Разошлись в прогнозах развития моей дальнейшей жизни, - говорит спустя минуту.
-А конкретно? - не удовлетворяюсь пространным ответом.
-Решил меня, как инвестицию вложить в дело, а я заупрямилась.
-Выбрал тебе жениха? - усмехаюсь. - А тот оказался совсем плох?
-Очень смешно, - поджимает губы. - Побывал бы дочерью делового человека, не терпящего отказов, пел бы по-другому.
-Наверное, - легко соглашаюсь я. - Так про жениха я прав?
-Да.
-И вчера ты тоже от отца убегала?
-Да. Издалека увидела его машину, а сегодня не доглядела, - вздохнула и откинулась на спинку кресла. - Твоя очередь.
Говорить на эту тему не хотелось, но я сам озвучил условия беседы.
-Любовь к другому.
-Что? - вскидывает брови. - Она не в своём уме, раз предпочла другого, - понимает, что говорит и густо краснеет, пытаясь отшутиться: - Ты же так в себе уверен!
Не акцентирую внимание на её признании и пожимаю плечами, печально кривя губы, тем самым маскируя рвущуюся в свет самодовольную улыбку.
Начинает звонко смеяться в пересмешку со стонами боли. Присоединяюсь, утопая в карем блеске глаз.
Мы просидели до самого закрытия, влив в себя, наверное, тонну чая. Рассказала мне, что брат отца на её стороне и совершенно не поддерживает средневековый способ ведения бизнеса своего родственника. Помог ей сбежать из отчего дома и, зная, что есть свободная вакансия, надавил на нашего Бориса в принятии решения кем заткнуть рабочие ряды. Так же я узнал, что она танцует и даже преподаёт в одной из студий нашего города. Но временно не удел, ввиду сложившихся обстоятельств. Скучает по своей прежней жизни, но возвращаться не намерена, пока отец не поймёт, что она никакая не инвестиция.
Я в свою очередь рассказал, что живу мастерской и своим мотоциклом. Ну и иногда заглядываю в спортзал. После того, как в моей жизни исчезла Яна, даже с друзьями вижусь редко.
В общем посидели мы классно, и я перестал её просто хотеть. Теперь я хотел заполучить её в роли друга. Нет, в сексуальном плане меня влекло к ней по-прежнему, но портить одиночным сексом зарождающиеся приятельские отношения желания не было.
Выходим на улицу, вдыхая морозный воздух и улыбаемся друг другу.
-Куда теперь? - спрашиваю, чтобы её подвезти.
Лицо мгновенно приобретает привычную надменность.
-К тебе, - почти выплёвывает.
-Что? - фраза и интонация дезориентируют.
-Как что? - блестят злостью глаза, с проскальзывающей обидой. - Ты меня спас. По сценарию мне положено тут же отдаться герою! Удивлена, что ты так долго продержался, строя из себя нормального парня и не потребовал плату мгновенно.
Офигеваю, уже сбился со счёту, в который раз. Мне казалось, что удалось исправить своё первое дурацкое поведение. Но очевидно, что мир так и продолжает крутиться вокруг её прелестей.
-Хотел тебя просто подвести, - вскипаю от злости. - Но раз ты самостоятельно судишь о том, что у других в голове, то вполне способна дойти сама.
Под её стушевавшийся взгляд быстро преодолеваю расстояние до мотоцикла и, не оборачиваясь, уезжаю.

***

На следующий день ловлю её виноватые взгляды, но успешно игнорирую любое обращение ко мне. Голова болит от дикого похмелья, вчера напился так, что даже забыл о планах снять очередную “недотрогу”. Ещё и этот баран-Леха разозлил своим тупым вопросом: “Опередил меня всё-таки? Пронырливый хитрец”. Еле сдержался, чтобы ему не врезать.
Поэтому с великим наслаждением смываю с себя прошедший день, мысленно восседая дома на кухне с янтарным лекарством от головной боли.
Вышел из душа, с уже приобретённой привычкой в виде полотенца на бедрах. Хотя мог и забить, наверняка все уже разошлись восвояси.
-Стас? - тихий отклик, полный горечи.
Оборачиваюсь. Выглядывает из прохода, обхватив тонкими пальцами косяк и робко улыбается.
-Рабочий день давно кончился, - говорю устало, отворачиваясь. - Иди домой.
Легкая поступь шагов и шелест невозможной серебряной юбки. Останавливается рядом и тихо шепчет:
-Прости, не стоило мне судить раньше времени. Мне ужасно стыдно.
Сморю на её опущенные веки, дрожащие длинные черные ресницы, на виновато поджатые губы. Одну. Две секунды. И неожиданно для себя наклоняюсь и целую, обхватывая её затылок одной рукой. Порывисто выдыхает мне в губы, приоткрывая свои, и я жадно проникаю ей в рот своим языком. Касается мой талии прохладными пальцами, сжимает их, впиваясь ногтями в кожу. Чувствую, как потяжелело в паху и, схватив другой рукой плечо, со звоном впечатываю её в дверцы металлических ящиков. Шумно втягивает в себя воздух, выгибая спину на встречу мне и в нетерпении тянет мои бедра к себе. Отрываюсь от губ и большим пальцем наклоняю её голову вбок, чтобы втянуть в себя нежную кожу в ямке за ухом, а второй рукой сжимаю её талию. Она стонет, обжигая горячим дыханием, а я всё больше теряю контроль.
Хочу тебя, Наташ. Здесь и сейчас.
Целую её шею, захватываю губами мочку уха, втягиваю в себя и на выдохе чуть прикусываю. Её тяжёлое дыхание распаляет меня всё сильней, и я быстро выправляю кофточку из-под юбки и касаюсь желанной горячей кожи. Нетерпеливо рычу и, на мгновение снова завладев её ртом, отстраняюсь и сдираю докучливую преграду ей через голову.
Секунду любуюсь потемневшим и помутневшим взглядом и снова впиваюсь в мягкие губы, прижимаясь всем телом к ней.
Тело прошибает ток, сосредотачиваясь налившейся тяжестью внизу живота, когда её пальцы зарываются в волосы на моем затылке. Царапают кожу, тянут пряди.
Оттягиваю кружево белья и сжимаю мягкую окружность; большим пальцем тереблю затвердевший сосок.
Снова стон.
Не могу.
Хочу быть в ней.
Чувствовать на себе её влажное тепло.
Перемещаюсь губами на её грудь и под шумное прерывистое дыхание, рукой ныряю под юбку и стягиваю колготки заодно с трусиками.
Помогает мне, скидывая с ног милые моему сердцу ботинки, а затем и колготки. Руками обхватывает моё лицо и тянет к своим губам. Целую. Яростно. Жадно.
Наташа...
Натыкаюсь на замок юбки и тяну собачку вниз. Серебряная материя волнами океана собирается у её ног.
Резко отхожу на шаг, чтобы запомнить каждый кусочек её обнажённого тела.
Не позволяет, быстро приближаясь и легким движением руки скидывая с меня полотенце.
Подхватываю за ягодицы, позволяя её ногам заключить в кольцо мои берда и, продолжая горячий поцелуй, несу на небольшой диванчик.
Одной рукой упираясь в спинку, другой чуть отстраняя её бедра, начинаю укладывать, вместе с этим медленно насаживая её тепло на своё твердое возбуждение. Втягивает воздух и тут же выпускает его стоном, выгибает спину и чувствительно вонзает ногти в мою спину.
Всё. Крышу сносит окончательно.
Быстро поворачиваю её вдоль дивана и нависаю сверху.
Короткий взгляд глаза в глаза.
И я начинаю быстро двигаться. Приятная тесность буквально сводит с ума, хриплые стоны выворачивают наизнанку. Прижимаюсь теснее к груди, чувствуя бешеный стук сердца, вторящий моему. Невыносимо. Ускоряюсь. Слышу, как сильнее заскрипел старенький диван. Плевать. Сосредотачиваюсь на её горячем и шумном дыхании, а когда одновременно слышу почти крик из её горла и чувствую внутренние сокращения, сам не сдерживаюсь и получаю острый оргазм.
Блаженство.
Наваливаюсь всем телом на неё, тяжело дыша, а она начинает поглаживать мне спину, перебирая пальчики. Приятно.
Через мгновение понимаю, что совсем не легкий и быстро поднимаюсь на ноги. Наташа тоже тут же подскакивает и, потупив взгляд, идет собирать свои вещи.
Вдруг останавливается и резко оборачивается ко мне, смотрит открытым прямым взглядом и улыбается:
-Что сейчас с нами было?
-Мы забили на контроль, - усмехаюсь. - Давно хотел доказать тебе, что его переоценивают.
-Что? - тут же выдыхает она, как от удара. - Ты всё-таки планировал переспать со мной?
Стискиваю зубы. Чувствую, как по новой вскипает злость. Ну как можно быть такой высокомерной и не уверенной в себе одновременно? И для чего всё додумывать за других? Вспоминаю её вчерашние слова.
-А ещё я герой, не забыла? - бросаю насмешливо, внутри вскипая от досады.
-Ты мудак! - выплёвывает она и, подхватив ботинки, выбегает из раздевалки.
-А ты чёртова идиотка! - сжимаю кулаки и с силой бью по подвернувшемуся ящику. Ненормальная.

***

Слышу, как хлопает дверь. Плевать. Пусть катится на все четыре стороны. Я, конечно, и сам хорош, но эта её привычка - делать собственные выводы, не взирая на поступки других - реально бесит.
Медленно надеваю ботинки и слышу копошение и вроде как борьбу. Странно.
Выскакиваю в цех - двое парней волокут упирающуюся Наташу к выходу. Снова отец?
Твою мать! И чего он не даёт девочке жить собственной жизнью?
Бегу на выручку. Выскакиваю на холод, а эти двое уже пихают её в старенькую десятку. Наташа пытается вырваться, что-то им кричит.
Когда её запихивают на заднее сидение, замечает меня. В глазах ужас, губы дрожат от страха, и перед тем, как ребятки захлопывают дверь, успевает крикнуть:
-Это не папа!
Парни оборачиваются на меня и ускоряются.
-Быстрей! Погнали! - кричит один из них, запрыгивая на пассажирское сиденье.
Чёрт. Ещё чуть-чуть. Когда до машины остаётся метр, колёса с взвизгом рвут по асфальту, увозя от меня перепуганную до чёртиков Наташу.
Хорошенько чертыхаюсь, хлопая себя по карманам джинсов. Телефон в куртке. Зато ключи на месте. Не теряя времени, бегу к мотоциклу и завожу мотор. Гоню на всей скорости, боясь упустить десятку из виду. Холодный ветер морозит кожу - куртку надеть не успел, но адреналин в крови, вызванный страхом за Наташу - греет изнутри. А ещё злость. Надо было просто хватать её в охапку и идти в душ. Тогда бы этим двоим ничего не обломилось и сейчас она сидела бы позади меня. Дурак!
Если это не отец, то кто?!
Твою мать!
Легкой жизни с ней не дождешься.
И тут я осознаю. Да. Я хочу жизнь с ней. Хочу злиться на неё, целовать, ласкать. Хочу, чтобы она таяла в моих объятьях. Не правильно меня понимала и тоже злилась. Хочу её любить... Хочу с ней всё! Абсолютно. Только бы у меня получилось её спасти!
Боже, Наташа...
Ненормальная моя...
Чуть отстаю, чтобы молодчики не засекли погони, но десятку вижу хорошо. Жаль, что заднее окно затонировано - до невыносимости хочется узнать, что она в порядке.
Пальцы без перчаток окоченели, уже готовые превратиться в ледышки; от холода начинают стучать зубы. Насрать. Главное, чтобы с ней ничего не случилось.
Наташ, слышишь? Я рядом.
Выезжаем из города. Здесь машин значительно меньше, поэтому приходится отстать сильнее. Едем ещё полчаса, затем десятка сворачивает в один из посёлков. Наблюдаю издалека, как она паркуется у хилого домишки и сам торможу. Здесь небольшими сугробами лежит снег, вот где новогоднее настроение, не то, что город, с его активной жизнедеятельностью, растопляющей зиму на корню.
Парни выходят из машины. Оказывается их трое. Один помогает выйти Наташе, у которой теперь мешок из грубой ткани на голове. Хватает за связанные руки и тащит в дом. Зубы скрепят, а руки так и чешутся хорошенько ему впечатать, чтобы на будущее знал, как трогать моё. Остальные двое, о чем-то переговариваясь, следом за ними тоже скрываются в доме.
Делаем выводы. Мешок на голове говорит о том, что самого плохого можно не опасаться. С души, как камень слетает. Хотят использовать? Для каких целей? Ясно. Шантаж. Ну папенька, хапнула же горя твоя дочь из-за твоей твердолобости. А может тут и в её дяде дело? Он вроде тоже не последний человек в городе, управу на которого можно получить подобным способом.
Твою мать! Лишь бы не тронули, пока ждут реакции того, для кого бы этот фарс не предназначался.
Сжимаю кулаки и осторожно двигаюсь в сторону дома. Перебираюсь через забор и, пригнувшись, иду вдоль фасада. Аккуратно заглядываю в окно. Ночь на дворе играет мне на руку, электрическим светом, высвечивая действия с той стороны стекла. На небольшой кухоньке сидят двое из троих и о чем-то страстно спорят. О чём конкретно - не слышно, долетают лишь обрывки фраз. Иду дальше. Второе окно предоставляет мою взгляду что-то вроде зала. Из обстановки старый диван, кресло допотопных времён и сервант, прямо как у моей бабушки, только этот пуст и в вековой пыли. Наташа в кресле. На диване нервно дергая ногой восседает тот, кто её грубо тащил в дом. Ублюдок.
Смотрю на мою бедную девочку - сидит тихо, но дрожит всем телом. Мешок не сняли. Потерпи родная. Скоро это закончится.
Слышу, как за углом скрипит дверь, и голоса тех двоих доносятся тихим эхом. Вышли покурить. Вижу, как и этот дерганый, не выдержав, вскакивает и идёт к остальным. Вот тут готов их расцеловать, конечно после того, как хорошенько бы отделал. Пробую раму - хлипкая. Хорошенько давлю на стык деревяшек и легко распахиваю окно. Теперь не медлить ни секунды. Быстро подтягиваюсь и забираюсь внутрь. В пару широких шагов достигаю кресла и, наклонившись, шепчу Наташе:
-Только т-с-с. Это я.
Всё равно вздрагивает. Снимаю мешок, созерцая на её лице радость и облегчение. Потом взволновано смотрит в сторону кухни и снова на меня. Говорить не может - кляп. Суки. Подмигиваю ей и быстро веду к окну. Помогаю спуститься и следом спрыгиваю сам. А теперь бегом. Беру её дрожащие пальцы в свою руку и направляю к мотоциклу. Уже возле него слышу матерные крики от дома, где держали Наташу. Последняя жалобно всхлипывает, начиная паниковать. Но теперь ей нечего бояться. Теперь с ней я.
-Садись. Быстро, - даю указания и сам запрыгиваю на верного “коня”.
-Куда она делась?! - вопрошают от дома.
-Б...ть! Вон они! По коням! Быстро!
Удачи, ублюдки.
Выруливаю из деревни и на всей скорости мчу к городу. Переживаю за Наташу, но надеюсь она всё понимает и держится крепко.
Через пятнадцать минут оборачиваюсь - десятка плетётся далеко позади. Можно считать всё обошлось. В городе ей за нами не угнаться.
Виляю по разным переулкам, пока основательно не убеждаюсь, что оторвались. Теперь домой. Отогреваться. Задубел, как чёрт.
Тепло квартиры, как бальзам на душу, чуть ли не оргазм. Иду на кухню за ножом, чтобы освободить руки моей девочке. Моей. Смакую эту мысль, как дорогое виски, приятно греющее нутро. Кляп снял ещё на улице, но она не проронила ни слова, лишь мелко дрожа от пережитого шока.
Возвращаюсь - сидит на диване, отпустив голову, а плечи вздрагивают от слёз. Быстро присаживаюсь перед ней на корточки, откладывая нож на журнальный столик и обхватываю лицо ладонями:
-Всё в порядке. Всё позади, - шепчу, пока она вздрагивает и морщится от моих холодных рук. Прости родной. Быстро одёргиваю и добавляю: - Ты в безопасности.
Кивает, шмыгая носом и смотрит на меня невероятным взглядом, словно я для неё самое дорогое и чудо из чудес. Улыбаюсь и, взяв нож, разрезаю путы. В тоже мгновение обхватывает меня за шею и прижимается лбом в изгиб шеи. Возвращаю нож на стол.
-Хорошая моя... - прижимаю к себе, стаскивая с дивана. - Ты прости, что был мудаком. Исправлюсь - обещаю. Простишь?
Кивает в плечо, снова шмыгая носом. Через секунду тихо шепчет:
-И ты меня прости, я и правда, идиотка.
-Нет, - тихо смеюсь. - Всего лишь ненормальная. Моя ненормальная.
Отстраняется, заглядывая блестящим весельем взглядом мне в глаза и ужасно мило улыбается. Сердце трещит по швам. Ради этих глаз и улыбки готов спасать её сотню раз, даже рискуя отморозить все органы. Приближаюсь к её лицу и нежно касаюсь её мягких губ. Втягивает воздух, заставляя меня млеть ещё больше от такой реакции на себя. Золото моё.
-А теперь в душ, - шепчу ей в губы. - Отогреваться. И не отпущу тебя от себя до самого нового года. А может и дольше.
-Да, будь добр, - смеётся. - Ты в роли похитителя гораздо предпочтительнее.

***

Спустя два дня. Канун Нового года.

Наталья

Боже! Если бы мне кто-нибудь однажды сказал, что встречать новый год голышом рядом с красивым мужчиной, гораздо предпочтительнее, чем на каком-нибудь грандиозном фуршете в обществе таких же красавцев, но в большем количестве, при этот разодетой в пух и прах, в высшем свете и бла-бла-бла - не поверила бы. Всегда предпочитала возможность показать окружающим свой собственный, пусть и специфический, стиль. Удивлять. Кого-то шокировать. И безусловно ловить восхищённые взгляды.
Но вот мы сидим под бой курантов абсолютно нагие, пьём шампанское и уминает мандарины.
Для счастья порой так мало нужно.
Стас.
Для меня хватило его. Ну как хватило? Он воплощал это слово, он и есть счастье, он всё что когда-либо мне требовалось.
А когда он, рискуя собой, спас меня от рук молодых бандитов, решивших моим похищением сыграть на чувствах отца, чтобы вытянуть с него денег, окончательно пришла к выводу, что со Стасом мы повстречались не случайно. Зачинщиком оказался Борис, владелец автомастерской, куда меня пристроил дядя. Идиот с сальными глазёнками, решивший по лёгкому срубить деньжат, теперь сидит в СИЗО, вместе с уродами, что меня похитили. А Стас за бесценок выкупил автомастерскую и теперь владелец. Сделал отличный подарок себе на Новый год.
Мой настоящий мужчина!
Боже! Да я буквально при первой встрече растаяла от его образа крутого мотогонщика. Всегда в черном, ковбойские ботинки, утеплённая косуха, серебристый шлем. Класс! А черные локоны волос по плечи! Ой! А когда увидела его ещё и нагишом! Я почти отдалась ему прямо там, в раздевалке, незнакомцу! Хотя через несколько дней так и поступила. И сейчас, глядя на его улыбку, тоже хочу отдаться.
Да.
Мой.
Отставляю бокал и, как кошка, ползу по ворсу ковра в его сторону. Улыбается, расползаясь в довольной улыбке и тоже отставляет бокал. Пожалуй, начну с плеч. Целую пару раз, оставляя влажные следы, а потом легонько закусываю кожу.
-Наташка! - смеётся, перехватывая меня за талию и, опрокидывая на спину, нависает.
Смеюсь в ответ, нежно поглаживая пальцем его весок. Замирает, пронзая пламенным взглядом.
-Наташа... - выдыхает и впивается в губы.
Боже! Только ему удаётся произносить моё имя так, что сердце замирает, а потом трепещет от восторга.
Его горячая ладонь скользит по коже, заставляя тело изгибаться. Ложится на грудь, слегка сдавливает, а я уже готова принять его там, облачая желание в стон нетерпения. Смеётся мне в губы и тут же переключается на шею, продолжая сладостную пытку.
-Ста-а-ас, - хрипло хнычу я, бедрами подаваясь в его сторону.
-Терпение, родная, - улыбается в плечо, обжигая дыханием и спускается ниже, на грудь.
Губы обхватывают сосок, вырывая из меня невероятные звуки; втягивает его в себя, водит по кругу языком. И я уже готова реветь от острой необходимости того, чтобы Стас был во мне.
Спускается на живот, вставая на колени и раздвигая тем самым мне ноги, горячими поцелуями доходит до пупка, там тоже играет языком, сводя меня с ума. Затем неожиданно касается губами внутренней стороны бедра, жарко целует почти у самой точки моего бурлящего возбуждения.
Нетерпеливо рычу, под его тихий смех, а потом резко задыхаюсь, от исполнившегося желания.
Да! Стас!
Открываю глаза и вижу его довольную усмешку.
-Спасибо, - еле выдыхаю, от охвативших моё тело и разум ощущений, доставляемых мне его мерным движением внутри.
Снова тихо смеётся, качая головой.
-Ненормальная моя, - и, наклоняясь, завладевает моим ртом, мешая ответить и начиная двигаться быстрей.
Так же ненасытно отвечаю на поцелуй, пальцами зарывшись в его волосы на затылке. Подстраиваюсь под его ритм, умирая от наслаждения и одолевающих сердце чувств.
Стоны. Тяжёлое дыхание. Хрипы. Всё смешалось в едином звучании любви.
Когда мы оба достигаем апогея новогодней ночи, и он, тяжело дыша, утыкается мне в шею, я всё-таки говорю то, что хотела сказать несколько минут назад:
-Твоя...

Конец.

203 просмотров | 0 комментариев

Категории: Проба пера, короткие зарисовки, рассказы


Комментарии

Свои отзывы и комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи!

Войти на сайт или зарегистрироваться, если Вы впервые на сайте.

Наверх