Почему хорошим девочкам нравятся плохие мальчики?

Почему хорошим девочкам нравятся плохие мальчики?

08.01.2024, 09:00

Почему девочкам нравятся плохие мальчики? Благородные разбойники и пираты, тайные агенты, гонщики, даже школьные хулиганы — во все времена девчонки сходили и продолжают сходить с ума по парням, в которых есть это неуловимое, особое обаяние.
Почему же нас тянет к ненадежным и проблемным мужчинам, которые наверняка разобьют наше сердце?
Точно таким вопросом задается Ники, когда судьба сталкивает ее с чертовски обаятельным и горячим испанцем. Устоять от шарма коварного искусителя невозможно. Тем более, если он спасает тебя из лап сомалийских пиратов.
Казалось бы, у девушки есть все: ум, красота, богатый поклонник. Она знает, что хочет. Но появление в ее жизни «плохого мальчика» рушит все планы. Ники попадает из привычного мира на африканский континент, где правят другие законы и порядки. Попадает туда не как туристка: без документов, без денег, без прав. И теперь лишь от испанца зависит, вернется ли она домой.

Дорогие читатели! Новый Год это всегда подарки. До 10.01.2024 действует скидка на все мои книги - 65%. Но! Это еще не все. Внизу, в отрывке из "Слияние Лун" - спрятан Промокод на на БЕСПЛАТНОЕ прочтение одной из моих книг! Промо действует до 30.01.2024.
Удачи! И, конечно, приятного чтения!

ОТРЫВОК
Ники и Дамиан стояли в крохотном магазинчике и знаками пытались объяснить старику-хозяину чего от него хотят. Туземец толком не понимал ни по-английски, ни по-французски, ни даже по-арабски. А может, старый хрыч притворялся, быстро прикинув, что может ободрать бестолковых туристов.
В дверях столпилась стайка любопытных мальчишек от восьми до пятнадцати лет и с интересом взирала на невиданное доселе зрелище.
Магазином эту палатку, больше похожую на остановку, назвать было сложно, да и выбор товара отличался скудностью - сардины в банке, оливки, растительное масло, арахис и конфеты с газировкой. Не было даже хлеба. Но Ники, измученной дальним путешествием, было уже все равно, и сардины с оливками ей казались верхом счастья. У них с Дамианом, с утра, и маковой росинки во рту не было.
Весь в морщинах, сухонький старик-продавец отчаянно пытался прикинуться ветошью и рисовал какие-то космические цифры на клочке бумаги. Видел, хитрец, как они голодны и устали.
- Слушай, дорогой, да за эти деньги в городе можно неделю ходить в ресторан! - продолжал торговаться с ним Дамиан.
После ночевки у озера, они не стали возвращаться обратным путем. Пока Ники умывалась и приводила себя в порядок, ее спутник изучил карту, и сделал вывод, что им проще добраться до какой-то там деревни, а оттуда уже, как белые люди, доехать на автобусе, до Имлиля. Близился вечер второго дня, когда стало понятно, что до финальной точки еще идти и идти, а провизии в рюкзаке кот наплакал. Тогда они свернули на боковую дорогу, протопали по ней еще полчаса, пока не наткнулись эту берберскую деревушку. Но обойдя ее вдоль и поперек, поняли, что кроме сардин оливок и растительного масла с керосином здесь ничего не раздобыть.
От «разорения» их спасли пацаны. Самый старший из них оторвался от группы и, подбежав к продавцу, размахивая руками, начал что-то доказывать деду. Остальные тоже не отставали экспансивно выражать свое мнение. Дед растерялся, схватился за голову и уменьшил сумму на листочке раз в десять. Правда, вид у него был, словно его ограбили.
Отблагодарив своих «спасителей» конфетами и лимонадом, Ники и Дамиан расспросили детей о нужной им деревне. Выяснилось, что туда существует короткий путь, не отмеченный на карте.
Проводника тоже удалось быстро разыскать. Отец того самого мальчишки, что первым вступился за них в магазине, за несколько долларов согласился довести до нужного места.

Деревня Имилчил на поверку оказалась небольшим городком, и здесь явно намечался какой-то праздник.
- Не скажешь, друг, что тут происходит? - Дамиан, как и Ники, с удивлением рассматривал площадь, выложенную светло серым, в рубчик, камнем, по которой прогуливалось множество прохожих, взрослых и детей, в том числе туристов. Местная молодежь щеголяла яркими, традиционными нарядами. Площадь заканчивалась красивым зданием, похожим на средневековую крепость, с четырехугольными башнями, венчавшимися зубцами. Серый фасад необычного здания был раскрашен бирюзовыми и красными полосами.
- Праздник Сук Аам! – проводник почему-то хитровато прищурился, заулыбался.
- Автобус будет сегодня? – Дамиан достал купюру и протянул мужичку.
- Нет, - туземец принял деньги, спрятал в карман. – Завтра, к обеду будет.
Его слова означали, что им придется искать ночлег. Ники тяжело вздохнула. Она рассчитывала уже сегодня вернуться.
- Надеюсь, здесь хотя бы есть отель?

Отель нашелся. И даже не один. Но, к сожалению, пожимавших плечами хозяев гест-хаузов, и к раздражению Ники, все комнаты были заняты понаехавшими на фестиваль туристами и местными, из соседних сел и деревень, жителями.
В конце концов, проводник, тоже заметно утомившийся, привел их к небольшому домику, с зарешеченными окошками. Домик находился на самом краю городка и стоял чуть особняком.
- Здесь живет моя дальняя родственница, - пояснил мужичок. – Обычно она не берет на постой, но я попробую уговорить.
- Ну как, готова провести еще одну ночь под звездами? – Дамиан поскреб подбородок с сильно отросшей щетиной.
Ники, разглядывая решетки на окнах, состоявших из множества металлических завитков, покрашенных черной, местами уже облупившейся краской, неопределенно пожала плечами. «Нам бы обоим не мешало помыться, - подумала она. – Представляю, как от нас разит!».
Через десять минут ожидания, с сияющим, будто медный пятак лицом, появился их проводник.
- Келла пустит вас, - сообщил он хорошую новость.
- Спасибо, друг! - Дамиан протянул мужичку руку. Они еще немного постояли, глядя, как туземец исчезает за дальним углом, и только потом вошли в дом, где их любезно обещали приютить.
- Антрэ , - донеслось откуда-то из глубины комнат, когда гости переступили порог. Голос был сильным, а вскоре появилась и сама его обладательница, пожилая, но статная женщина, одетая в темно синюю, закрытую блузу, достигавшую щиколоток малиновую юбку и желтый передник. Голову покрывал традиционный берберский тамаст - огромный платок, терракотового цвета, подвязанный сзади шеи и свисающий длинным концом по спине. Лоб, щеки и подбородок хозяйки дома украшали татуировки, уже расплывшиеся от времени, так, что изначальные их линии лишь угадывались. Взгляд темных глаз был пронзительным, но не злым. Drozo - на книгу "Дрозофилы". Она цепко оглядела гостей, не упуская ни одной детали их уставшего и не очень опрятного вида и, наконец, жестом пригласила следовать за собой.
Вскоре они очутились во внутреннем дворике. Одна из стен риады представляла собой каменную кладку полутораметровой высоты, из-за которой сплошь поднимались кусты и деревья, а еще выше были уже видны горы. Примыкавшая к каменной кладке бетонная лестница вела на крышу дома, что служила террасой. Под лестницей было свалено в кучу несколько мешков, и стояла высокая полка, заполненная пластиковыми бутылками с водой. Рядом находилась печь. Хозяйка в первую очередь заглянула в нее, убедилась, что там все в порядке и только потом пригласила гостей, за расположенный под невысоким навесом большой деревянный стол. Усадив гостей, она продолжила месить тесто. На столе лежал свежеиспеченный хлеб, от которого так одуряюще вкусно пахло, что Ники сглотнула слюну.
- Попей молочка, - от хозяйки не скрылся голодный взгляд гостьи. – И хлеба покушай. Мой хлеб вкусный. Сегодня нужно много испечь. Думаю завтра пойти на базар, продать. Нынче много народу съезжается в нашу деревню поклониться мощам святого Сиди.
- Праздник Сук Аам? – Ники вспомнила, что их проводник упоминал именно это название.
- Да, - хозяйка согласно кивнула. – Праздник помолвок. Многие приезжают сюда, чтобы найти себе невесту и уже скоро во всех деревнях загремят барабаны, заиграют дудки и начнутся свадьбы. Мужчины будут жарить баранину, пить мятный чай, танцевать. Женщины будут сидеть дома. Потом жених отнесет невесте большой кусок жареного мяса. Они съедят его с одного блюда и с этой минуты станут мужем и женой. А неудачливые снова будут ждать целый год, до следующего базара.
- Жених и невеста знают друг друга всего несколько дней? – удивилась гостья.
- Бывает и несколько часов, - пожилая женщина сполоснула руки в тазу и вытерла их о передник. – Вам нужно с дороги умыться, - резко сменила она тему разговора, философски добавив:
- Все в наших руках. Поэтому мыть их нужно чаще.

Вместе с потом и грязью ушло и напряжение. Зато в душе родилась уверенность, что она обязательно забудет весь этот невероятный кошмар, забудет человека, чье тело, заваленное камнями, осталось там, у неизвестного озера. Впервые, убийство не вызывало в ней ужаса. «Собаке – собачья смерть», - думала Ники, уже не содрогаясь и не мучаясь угрызениями совести, когда вспоминала, как тащила труп Шоллера, как его голова со стуком ударялась о встречные камни, как шуршал под бездыханным телом гравий. Впервые за последние сутки она наконец-то спокойно уснула.
Разбудил ее крик осла доносящийся с улицы. Открыв глаза, Ники какое-то время рассматривала узоры висящего на стене ковра. Шум и суета за окном дали понять, что день уже в полном разгаре. Она торопливо встала, осмотрелась. Ее вещи исчезли, а вместо них, на стуле, была аккуратно развешана какая-то одежда.
Белая, с длинными рукавами, вышитая по краям красной ниткой блуза оказалась впору. К ней прилагалась плотная, из накрахмаленной ткани юбка в желтую, бардовую и красную полосу и того же рисунка огромный кусок ткани, который, каким-то образом, надевался на голову. Сиротливо стоявшие у стула собственные кроссовки завершали комплект.
Пропавшие вещи нашлись во внутреннем дворике - сушились на веревке, вместе с вещами Дамиана. Здесь же был и он сам, сидящий на лавке, за столом, под навесом, и мило беседующий с хозяйкой. Мужчина оглядел ее с головы до ног, и, как ни в чем не бывало вернулся к своему занятию – еде. Желудок Ники тут же напомнил, что она голодна.
- Проходи, скорее. Садись, - Келла, увидев гостью, смахнула с лавки невидимую пыль. - Вот хлеб, масло, сыр козий. Сейчас налью чай, - женщина засуетилась, наливая ароматный напиток в стакан. – Одежда твоя сохнет.
- Спасибо, не надо было, - смутилась Ники. Трусики и бюстгальтер она постирала еще вчера, в бане. На остальное просто не хватило сил.
- Смотрю, ты научилась носить платки. Тебе идет, - Дамиан, в свойственной ему манере, чуть скривил губы в улыбке. Он тоже был одет не в свое – серые холщовые штаны, свободного покроя и темно-зеленого цвета рубашку, со стоячим воротничком. Не обращая внимания на его пронзительно-ироничный взгляд, Ники села на предложенное хозяйкой место и принялась за еду.

204 просмотров | 0 комментариев

Категории: Защити Книгу


Комментарии

Свои отзывы и комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи!

Войти на сайт или зарегистрироваться, если Вы впервые на сайте.

Наверх