Романтика на страницах книг. Поцелуи? Поцелуи!

Романтика на страницах книг. Поцелуи? Поцелуи!

11.06.2020, 10:00

Поцелуй - нежный, невесомый, волшебный.
Поцелуй - жгучий, страстный, яркий, как фейерверк.
Поцелуй - как борьба, противостояние, стремление доказать, что любишь...
Они такие разные и в книгах ярко демонстрируют отношение героев друг к другу. У них сотни оттенков, бесконечность эмоций...
Вот я и не смогла пройти мимо, когда обнаружила, что запущен "поцелуйный флешмоб". Ну, как же тут пройти мимо? Совершенно невозможно)
Поэтому: поцелуи на страницах моих книг) Такая вот получилась подборка.

Для начала - небольшая сцена от принца и принцессы, которые вечно ссорились и вообще терпели друг дружку с трудом. Но мы-то знаем, что из таких героев получаются горячие парочки))

1. "Украденная судьба. Этот принц - мой"

– Остановись, – повторил Тиль.
– Почему?! – упрямо спросила я, намереваясь возражать.
– Потому что, если я сейчас пойму… если допущу, что тебе не противен, ты уже от меня не скроешься. Я сделаю все, чтобы добиться твоей руки. Так что лучше тебе меня прогнать.
– Не собираюсь! – выпалила я.
Мы смотрели друг на друга, не отрываясь. Словно кому-то нужно было напасть первым.
– Последняя возможность, Юстина, – предупредил меня линезец.
– Не хочу, чтобы ты уезжал, – отозвалась я.
Тиль прищурился. Вытянул руку.
– Подойди.
Он, может, подумал, что я сейчас убегу? Признаюсь, мысль появилась. Слишком уж хищный был у него взгляд. Я шагнула к кровати и вложила свою ладонь в ладонь линезского принца. Он медленно, не отрывая от меня взгляда, поднес мою руку к губам и поцеловал пальцы. По спине побежали мурашки.
Может быть, из глупого упрямства я не замечала его отношения. Но как я могла не понять собственных чувств раньше?!
– Из твоих речей мне не ясно только одного, – сообщил Тиль. – Чего же ты хочешь?
– Погладить тебя, – выдала я прежде, чем сама поняла, что сказала. Тиль от неожиданности отпустил мою руку. Потом линезец откинулся на подушку и от души рассмеялся. Я едва удержалась от того, чтобы не потянуться к нему без разрешения.
– Юсти, – наконец, выдавил Тиль. – Да ведь если ты станешь моей, тебе придется не только гладить.
Надо было возмутиться слову «придется», но я потеряла нить еще на «моей». Он специально сказал именно так? Чтобы у меня не осталось сомнений по поводу его намерений?
– Не только? – спросила я озадаченно. Тиль с сочувствием покачал головой. В глазах его плясали смешинки.
– И обнимать будет можно? – предположила я.
– Это для начала, – уведомил линезский принц.
– И целовать? – продолжала дотошно допытываться я.
– Вынужден сообщить, что это тоже не весь перечень.
Тиль с интересом проследил за тем, как я краснею.
– Знаешь ли, я не уверена, что целуюсь достаточно хорошо.
– То есть, какой-то опыт все же есть? Ну-ка, ну-ка, расскажи поподробнее, кто это успел вперед меня? Только не говори, будто целовала в шейку этого наглого гусака!
– Наглого?!
– Он посмел сидеть у тебя на руках! И голову класть тебе на плечо. А ты еще зовешь его моим именем, – припечатал Тиль. Я покраснела еще сильнее прежнего. Села на край кровати. Тиль с интересом ждал, что будет дальше. Потом убрал прядь волос с моего лица, погладил по щеке. Такое теплое прикосновение. Я перехватила его руку. Спросила почему-то шепотом:
– Тиль, а можно сейчас?
– Что? – так же шепотом спросил он.
– Поцеловать, – пояснила я. Зеленые глаза снова вспыхнули. Не дожидаясь ответа, я потянулась к нему. Тиль мягко взял меня за плечи, коснулся моих губ, словно давая привыкнуть к себе. Меня окутало теплом, от которого стало так хорошо… губы мои дрогнули. Тиль снова коснулся их нежным поцелуем, почти невесомым, как обещание, будто дразнился. А потом притянул к себе, сжимая так крепко, что я поняла: теперь действительно поздно убегать. Да я и не хотела. Тиль поцеловал меня уже по-настоящему. Требовательно, горячо, до медовых кругов перед глазами.
– Ну вот, стоило тебя спасать, чтобы потом голову открутить? – послышался от двери мрачный голос. Я отпрянула от Тиля, поспешно прикрывая рот ладонью. На губах осталась влага. Тиль выпустил меня из объятий, но тут же перехватил за руку, демонстрируя полное отсутствие раскаяния за неподобающее поведение.
– И руки оторву, – словно советуясь с самим собой, решил Верс.

И еще немного о поцелуях. На этот раз - не совсем обычных. Поцелуи-видение. Поцелуи-отголоски. Поцелуи-воспоминания.

2. "Украденная судьба"

Я снова засыпаю. И оказываюсь во тьме. Это не пугает, потому что я не одна, а чужое присутствие – желанно. Я чувствую уверенность сжимающих меня рук. Горячие ладони движутся по моей коже, замирают, вызывая томное ожидание и срывающийся шепот: продолжай, пожалуйста!.. И чужие ладони движутся дальше. Для них нет преград и приличий, нет запретов, я в полной их власти, подаюсь навстречу каждому движению. Нежность прикосновений почти невыносима. И я выдыхаю протест – прямо в губы, которые оказываются совсем рядом, словно только для того, чтобы поймать мое дыханье.
– Еще немного… – хрипло произносит тьма. – Не спеши, моя хорошая…
И – снова прикосновения, поцелуи, сначала осторожные, будто бы даже извиняющиеся, потом – властные, требовательные. И я уже не могу даже просить, а стоны срывают с моих губ, как цветы.
– Подумай, что ты хочешь у меня попросить, – продолжает тьма.

Ну и еще немного - о поцелуях и об очень положительных героях, которым в жизни не очень везет. Ну, вот примерно так:

3. "Любовь - это волшебство"

– Желаешь ли ты утешения, муж мой?
– Неа, – невнятно пробормотал я, потому что уже перешел к поцелуям, слишком уж соблазнительной выглядела белоснежная шейка Стеллы. – Хочу дарить утешение моей жене, которая почти весь этот тяжелый день провела одна.
Стелла горестно вздохнула.
– В окружении реторт и колб…
Еще один поцелуй. И еще один протяжный вздох, но в нем уже не звучало ни намека на сожаление.
– Похоже, моей жене было так одиноко, что она даже задумалась об отравляющих зельях, – заметил я.
На этот раз Стелла вздохнула действительно печально.
– Все это… невозможно представить, – сказала она. – Не знаю, как с этим справляется Таро. В момент остаться без собственной семьи, да еще и так… Кто-то обязательно должен умереть… но знаешь что?
– Что? – я замер, застигнутый этим вопросом в момент, когда спускал сорочку с плеча любимой…
И снова ощутил дыхание Стеллы у самого уха.
– Я ведь тебе говорила: рядом с тобой случаются чудеса. Я жду нового чуда.
– Над этим придется поработать, – не слишком уверенно пробормотал я, и мы скрепили этот сговор глубоким нежным поцелуем.
Я вовсе не был уверен, что чудо случится. Но рядом со Стеллой тоже начинал верить в невозможное.
Мы долго целовались в свете луны, потом я подхватил жену на руки и понес к постели. Бережно опустив ее, склонился над своим сокровищем. Наши пальцы переплелись. Сладкое предвкушение уже превращалось в медленную пытку…
… И в этот момент из окна донесся оглушительный, полный ужаса женский вопль, а следом – звериный вой.

И, наконец, поцелуй, которого пока еще не случилось. Но книга еще не дописана, мало ли, что может случиться)

4. "Госпожу кошмаров вызывали? Доставлена!"

- Ты не сердишься? – спросила Аля.
- Это еще на что?
- Я тебе приказы отдавала. И вообще… грубо разговаривала.
- Не сержусь. Все правильно говорила. Спи.
- Просто само вырвалось…
- Земляникина, отбой! А то поцелую.
- Это… что еще за угрозы?! – зашипела Аля возмущенно.
- Никаких угроз, я абсолютно серьезен! – заметил Леша, но даже не попытался пошевелиться. Аля фыркнула.
Вообще, спать очень хотелось. Но установившаяся тишина оказалась какой-то тревожной. Свет уже погас сам собой (видно, местная система «умный дворец» отреагировала на разговоры про сон или снова подсуетился Венец, надо будет потом уточнить у Виго), но луна светила достаточно ярко. Але чудились тихие шорохи. Но Леша сидел спокойно, вытянув ноги и сложив на груди руки. И Аля один раз на него посмотрела. Потом второй… Потом решила отвернуться к стене. Но тут ей показалось, что она увидела какое-то движение – будто длиннорукая тень скользнула в щель между стеной и кроватью…
- Чего вертишься? – спросил Леша. – Ну, давай я все-таки в кресло уйду!
- Нет! – пискнула Аля. – Не надо в кресло.
- Хм… - озадаченно пробормотал Лихолетов. – Думал, я тебя нервирую.
- Ты - точно нет…
- А что тогда?
- Леш… ты только не удивляйся, ладно? И вообще: я же госпожа, мое дело – приказывать…
Аля снова повернулась к Леше. Тот заинтересованно ждал.
- Ну?
- Загляни под кровать, а?
Вместо того чтобы насмехаться или спорить, Лихолетов просто свесился вниз. И… замер.
- Что там?! – тревожно спросила Аля.
- Не поверишь – темно! – хмыкнул Леша.
Над кроватью ярко вспыхнула лампа.
С Лешиной стороны донеслось задумчивое:
- Хм…
- Ну?! – поторопила Аля.
- Скажи завтра, чтобы полы помыли лучше, - посоветовал Леша. – Ничего там нет.
- Уверен?
- А давай туда твою корону бросим? – предложил Лихолетов.
- Зачем?!
- Ну, если там кто-то есть – он прикоснется и развоплотится.
- А если Венец обидится? – засомневалась Аля, но, подумав, все же перегнулась через Лешу и положила «веночек» на пол рядом с кроватью, на всякий случай мысленно извинившись. Потом подумала еще – и задвинула Венец под кровать.
- Еще раз так сделаешь – и точно придется целоваться, - посулил Леша.
- Извини, - Аля тут же от него отодвинулась.
- Да мне все нравится. Ночнушки тут классные…

63 просмотров | 0 комментариев

Категории: А это интересно..., Защити Книгу


Комментарии

Свои отзывы и комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи!

Войти на сайт или зарегистрироваться, если Вы впервые на сайте.

Наверх