Я и мой внутренний голос. Дарья Урусова

Я и мой внутренний голос. Дарья Урусова

16.08.2018, 12:00

Жру мандарин дольками, морщусь от его кислого вкуса и жру. Мандарины это моя слабость, особенно когда приходит «великая хандра». Приходит она максимум на минут тридцать, но что это за тридцать минут! За это время в моей голове случается апокалипсис. А начинается все так.

Самое главное, я ненавижу это мир. Совсем, весь. За то, что слишком хорошо его понимаю, за то, что смотрю и вижу то, что не видят другие. Еще к этому моменту обычно заканчиваются мандарины, и мои дела становятся совсем плохи. Кажется, я совсем не в себе. Или наоборот – совсем в себе, тут я еще не определилась.

Следующая стадия - задумчивое противостояние. Иногда, глядя в зеркало, я думаю о том, что могла не правильно разыграть карты. Что мой мир слишком велик для одной меня и там нужно присутствие еще кого-то. Кого – не знаю. Но знаю, порой это присутствие мне тоже мешает. Сидит у меня в голове это мерзкое ощущение того, что я не одна. Такие мысли посещают меня с завидной периодичностью, но поскольку долго грустить и переживать я не могу, расскажу один случай. О том, кто все же живет в моем мире, кроме меня.

Он смотрит на меня из угла моего сознания. Дико смотрит, наверняка злиться. Злиться потому, что не выпустила его сегодня. У всех нормальных людей «внутренний голос» хотя бы совпадает с полом, но тут у меня вышла загвоздка – не совпало. Внешне он сильно отличается от меня. Совсем не в моем вкусе, думаю, если встречу его в действительности – пройду мимо.

Не верит, сидит в углу и ухмыляется. Конечно, ему легко: захотел и слился в пустоту, а тут живи и верь, что ты не сошла сума. Или надейся, что этого никто не заметит.

Однажды мне мой знакомый психиатр сказал, что у творческих людей шизофрения в легкой форме является обязательным условием к творческому процессу. Это у творческих людей, а у шизофреников? Забыла спросить.

Этот вопрос теперь мучает меня, особенно когда начинаю спорить со своим внутренним голосом, а он у меня с баском… еще и все время врет нагло.

Но рассказать я хотела не об этом. А об одном случае, что произошел со мной. Тогда я только входила в свой так называемый творческий процесс и упорно строчила черновики. Исписала, надо признаться, много и мелко.

Вот и тогда я сидела как сейчас, только на старом сундуке и без мандарина, писала что-то о любви. Голос внутри меня скорбно молчал и вздыхал каждый раз, когда я с задумчивым видом, представляла в голове поцелуй героев, пытаясь его описать.

«Не могут мужики так думать», заявил он и ушел в никуда. Как всегда все испортил. Он постоянно так делает, поскольку без него я писать не могу.

Прокрутив в своей голове сцену с поцелуем еще несколько раз, решила пойти на уступки. Вернулся. Встал в своем углу и молчит. Он такой: смотрит и молчит.

Любовь из головы вместе с сюжетом куда-то делась, и мне стало скучно. Легла на пол и закрыла глаза. Он лег рядом. Это я почувствовала, как и легкое прикосновение к руке. Повернул голову и в упор посмотрел на меня. Мы так давно вместе, что я уже его взгляд знаю наизусть. Хотелось уйти от этого мира, туда, где нет скуки, тоски и есть что-то волшебное. Он понял меня с полу мысли и утянул туда, где была только его территория.

Город встретил меня холодными каменными зданиями. Мы шли по набережной, взявшись за руки. В этом городе я могла передвигаться только рядом с ним. Люди, словно тени, проходили мимо.

- Куда мы сегодня? – повернувшись, спросила его.

Я всегда любила этот момент, когда он выходил из своей тени и становился ко мне ближе, совсем чуть - чуть, но ближе.

- В замок. Он на окраине набережной, - глядя перед собой, сообщил мне.

Черный город, где мы были, впускал в себя немногих. Такой как я можно попасть только в сопровождении. Он меня брал с собой, не отпуская от себя даже на пару шагов. Камень. Это город был из камня. Тут вечно было холодно. Промозглый ветер дум с моря, далее были дома, а точнее дворцы и замки. В этом месте не было людей, тут жили те, кто не смог найти себя в нашем мире. Те, кто ушел за своим вторым «я».

Я ощущала на себе взгляды прохожих, что изредка встречались нам.

С каждым следующим посещением всё внимательнее всматриваюсь в тех, кто проходил мимо. Ничего не получалось, я видела только тени. Тени, чьи глаза пожирали меня. Он не обращал на их внимание, только ближе притягивал к себе и заставлял быстрее двигать ногами.

Мы дошли до красивого каменного дома. Уменьшенного замка с тремя башенками и запущенным садом перед ним.

Ворота открылись сами собой как в хорошем страшном кино.

По моей спине прошелся холодок. Замедлила шаг и выпустила руку, засмотревшись на живых гаргулий, которые сидели над главными воротами замка, и периодически махали крыльями, шепча что-то. Их голоса звучали в моей голове. Как будто они были совсем близко, на минуту показалось, что крыло пронеслось в нескольких сантиметрах от меня.

- Идем, – схватив меня за руку, строго сказал он.

В огромном холле не было никого. Я видела в фильмах готический, старый замок, описывать увиденное я не буду, но это был он.

Камень был повсюду, гаргульи были и тут, они сидели на колонах под самым сводчатым потолком, и смотрели на меня. По центру была резная мраморная лестница. Он тянул меня к ней. Долго поднимались по гладким ступеням, уходя на самый верхний этаж. Прошли по мрачному коридору, каменные стены которого были украшены портретами, видимо уже мертвых людей. Прошли его до конца, остановившись возле последней двери.

В центре комнаты стоял гроб. Он стоял на черном мраморном пьедестале и был открыт,

Крышка лежала вдоль него на полу.

Я крепко держала его за руку, когда мы подошли к гробу. Ненавижу такие моменты. Не люблю смерть, хотя и знакома с ней.

Там лежал вампир. Самый настоящий вампир, уж поверьте мне. Красивая, как бы парадоксально это не звучала, белая кожа, алые губы, не смотря, что это был мужчина, волосы черного цвета и рюши на шелковой рубахе. Так мог выглядеть только вампир.

Он открыл глаза и посмотрел на нас. Я дернулась назад.

Красные глаза. Точнее, черные глаза с красными зрачками. Очень впечатляющее зрелище.

- Привет. Дион, тут у моей подопечной творчески кризис. Не поможешь?- улыбнулся ему мой внутренний голос как старому знакомому.

- Я и сама могу, - тихо прошептала я.

- Ага- сама. Целый час над одной сценой просидела, даже мужика нормально прописать не смогла, - возмущенно проговорил он, отходя к стене и садясь на каменный пол.

Вампир грациозно вылез из своего гроба и встал напротив меня.

- А в чем проблема?- потянувшись, спросил он.

Я смотрела на это совершенство, не моргая и не дыша. Мой внутренний голос бросил на меня насмешливый взгляд и решил объяснить причину нашего визита.

- Мы не сошлись во мнении по поводу мужского характера. Как герой может знать, что твориться в голове у ее героини. Он кто - бог? И вообще, мужчины не могут так думать?- с укором глядя на меня, пожаловался он вампиру.

- Как? – заинтересованно спросил вампир.

- Ну, скажи ему, почему у тебя дальше книга не идет?- с вызовом спросил мой вредный голос.

- Он должен ей признаться в любви, первый, – глядя на вампира, пробубнила я.

- Вот! Знаешь, что она написала? Она этого мужика несчастного загнала в катакомбы, привязала там и зацеловала. Точнее не она, а ее героиня. Ты что пишешь – эротику?- возмущался голос.

- Он – черный маг. Она его пленила. Естественно, в катакомбах, где никого нет, и завалы там всякие случаются, они должны были полюбить друг друга,- сбивчиво оправдывалась я, поглядывая на вампира.

- Нет, не должны. Он ей голову оторвать должен, а не целовать, - встав и отряхнув брюки, сказал тот, кто должен быть со мной заодно.

Вампир сел на край гроба, задумчиво слушая наш спор.

- А вопрос можно? – спросил он, когда мы уже практически спалили друг друга огненными взглядами с моим внутренним голосом.

- Да?- очнулась я.

- Зачем они полезли в эти катакомбы?- серьезно посмотрев на меня своими невероятными глазами, спросил вампир

- Там письмена важные охраняться, а он один знает путь к ним,- тихо объяснила я.

Почему- то в этом месте и рядом с вампиром совсем не тянуло кричать. Хотя кто-то орал и стрелял в меня возмущенными взглядами.

- А как она его пленила? – не унимался вампир.

- Ночью, проникла в замок и связав магической цепью, увела через портал, - выложила сюжет.

- До этого они были знакомы? – хитро прищурившись, спросил красноглазый красавец.

- Нет.

- Тогда он должен ее убить. Вот если бы они были знакомы, и у них что-то было… - подтолкнул он меня к мысли.

И пришло озарение.

Мой внутренний голос, что молчал, пока мы беседовали с вампиром, хмыкнув, и обреченно кивнул.

Я с улыбкой на устах покружилась на месте и, расцеловав вампира в хладные щеки, бросилась к своему спорщику.

- Ты у меня такой…. такой… иногда полезный.

- Если бы он ее убил, это был бы поворот сюжета, а так… эх… не выйдет из тебя писателя, только сочинялки и пишешь, – грустно сказал он, беря меня за руку.

Я тогда дописала свою историю, после того как мы вернулись из черного города. И долго перечитывала сцену признания в любви. Жаль, что мой восторг не все разделяли, скептически ухмыляясь из своего угла. Но что тут поделаешь - мужчины. Им наши романтические переживания не понять.

Дарья Урусова

106 просмотров | 0 комментариев

Категории: Проба пера, короткие зарисовки, рассказы


Комментарии

Свои отзывы и комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи!

Войти на сайт или зарегистрироваться, если Вы впервые на сайте.

Наверх