Са-Ше. Степанида Воск

Са-Ше. Степанида Воск

31.08.2014, 16:02

Небольшой фанфик по мотивам произведения Окишевой Веры Павловны «Два полюса»

 

Зубы неожиданно впились мне в плечо, когда я совершенно того не ожидала. В меня будто выпустили стрелу... и не промахнулись. От места укуса пошли круги боли: пульсирующие и распространяющиеся по всему телу.

- Шейх, сволочь, ты меня укусил, - завизжала я, превозмогая  жуткие ощущения.

А этот гад молча взирал на меня своими глазищами, которые меняли свой цвет с зеленого на черный. Я уже знала, что это свидетельствует о его раздражении.

- Так же как и ты меня. Так же как и ты, С-с-салли, - прошипел, наконец, он в ответ.

- Мне ничего другого не оставалось, ты скрутил меня, спеленал как ребенка, - продолжала я настаивать, чувствуя как в тело начинает наливаться предательской тяжестью.

- Но это же не повод. Мы вс-с-сегда отвечаем адекватно, моя ящерка. Вс-с-сегда. И только лишь ударом на удар, - это он  сейчас толкует о войне, о том, что люди первыми напали на лацертов. Ведь до этого мы жили вполне мирно, хоть в разных частях Галактики.

- Я теперь умру? -решила напоследок поинтересоваться своей судьбой. Теперь на место тяжести во всем теле пришла необычайная легкость. Боли уже не было. Меня словно уносило  на маленьком плоту вдаль по морской глади.

- Умрешь? - Шейх рассмеялся. - Нет. С-с-салли ты не умрешь. Немного полетаешь в облаках и вернешься на нашу землю.

- Теперь ты меня съешь? - перестав бороться я решила расслабиться в его объятиях. Почему-то совершенно не верила его словам. Он просто успокаивал меня. Убаюкивал перед смертью.

- Нет, С-с-салли я не с-с-съем тебя. Мы не плотоядные. Я тебе уже говорил. И я тебе никогда не вру, - с болью в голосе ответил на мои мысли лацерт.

В другом конце комнаты находился мой дядя, который с тревогой взирал за нами, но при этом ни словом не обмолвился, чтобы вмешаться в разговор.

- Дядя, -обратилась к нему,- он говорит правду? Я не умру?

Краем глаза заметила как напряглось лицо лацерта, его крайне сильно оскорбило мое недоверие. Желваки  на скулах мужчины заходили ходуном.

- Да, Салли. Не умрешь. В слюне лацертов содержится небольшая доза веществ, по действию схожих с нашими наркотиками. Очень малая доза.

- Так я теперь под кайфом? - с удивлением воскликнула, услышав сообщение дяди.

- Да. Но это ненадолго.

Я повернула голову к мужчине, что по-прежнему держал меня в кольце своих рук.

- А давай, ты постоянно будешь меня кусать.

- Зачем, С-с-салли? - непонимающе спросил он.

- Чтобы я все время была под кайфом и весь мир мне казался в розовом свете, - мужчина мрачнел с каждым произнесенным словом.- И тогда я как-нибудь смогу смириться с существованием всего этого.

Я обвела рукой все что меня окружало.

- Я оставлю вас. Вы тут поговорите, все выясните, а я пойду в другой отсек, - произнес дядя, выходя из помещения. Мы остались одни.

- Ты нас-с-столько  ненавидишь меня и мой мир? - тихо спросил Шейх.

- Не то слово. А ты? Ты разве нет? Разве не ненависть сжигает тебя изнутри настолько, что готов влезть в шкуру человека лишь бы навредить нам? Стереть с лица Галактики? - я била словами наотмашь, не задумываясь что и как говорю.- Даже думать пытаешься как человек. И даже целоваться  полез, воображая себя человеком.

- Нет, С-с-салли, я тебя не ненавижу,- в глазах мужчины разливалась боль, вызванная моими словами.

- А что тогда? Какое чувство тебя снедает, если это не ненависть? - мне было все равно.

- Любовь, С-с-салли. Любовь, - на грани слышимости  различила ответ мужчины.

- Какая любовь? Ради любви творят добрые дела. А ты? Что из меня сделал ты? Марионетку. Твою послушную марионетку. И при этом заявляешь, что любишь? Может быть и любишь, но вот только кого? Себя? Уж точно не меня.

Шейхник ничего не ответил, лишь горестно вздохнул.

- Пойдем, С-с-салли. Тебе надо отдохнуть, - и сдвинул меня с места.

- Что? Боишься ответить? Знаешь, что я права?- шипела я, но тем не менее шла туда куда меня вели.

- Нет. Ты не права. Но я не буду тебе ничего говорить. Ты не в том с-с-сос-с-стоянии чтобы с-с-слышать.

- Нет. Ты мне объясни. Я хочу слышать, - упиралась я, стараясь тормозить Шейха. Но разве можно остановить ледокол, таранящий льды? Так и мне не удалось. Мужчина просто приподнял меня над полом и потащил по коридорам. В скором времени  мы оказались в моей комнате с трепещущими от ветра портьерами, слегка прикрывающими окна.

- С-с-салли, тебе надо пос-с-спать. Отдохнуть. Ты ус-с-стала. Был тяжелый день, - ровным голосом увещевал меня мужчина.

- А если я не хочу спать? Если не хочу делать то, что ты от меня требуешь. Что ты сделаешь? Опять применишь гипноз?- нарывалась я на скандал.

- Не применю. Но тебе надо полежать, С-с-салли, - настоятельно потребовал мужчина.

- Если только с тобой, - заявила я. В моей голове созрел коварный план, о котором я старалась не думать, чтобы мужчина не смог о нем узнать.

Лацерт тяжело взглянул на меня. Неужели понял, что я задумала?

- Хорошо, - вздохнул мужчина. -Только, пос-с-сле тебя.

- Как скажешь, - я полезла на кровать. Лезть пришлось далеко, ибо кровать была  широкая.

Улеглась среди подушек, похлопала рядом с собою.

- Ну, что же ты медлишь? То обычно такой резвый, а тут застеснялся. Глаза мужчины вновь начали опасно менять свой цвет.

- Что бы ты не задумала, маленькая ящерка, все равно по-твоему не будет, - предупредил меня лацерт, залезая на  кровать следом за мной.

- Хм. Ты так думаешь?- улыбнулась я широко, насколько могла себе позволить.

- Зачем я тебе здес-с-сь? Ты же терпеть не можешь мое прис-с-сутствие, - чуть хрипло произнес мужчина.

- А ты правду мне сказал?- не стала обращать внимание на его высказывания. Лишь подложила под голову руку и улеглась на бок.

- Уточни.

- Что ты меня любишь, - я во все глаза смотрела как отреагирует мужчина на мое заявление. Его раздвоенный язык то появлялся, то исчезал за губами. Я поймала себя на мысли, что не так это и отвратительно, что ко всему можно привыкнуть, просто еще время не пришло.

- Не надо, С-с-салли.

- Что не надо? Спрашивать о чем ты говорил?- удивилась я, облизав пересохшие враз губы.

- Не надо давать мне ложную надежду, - тяжело выдохнул мужчина.

Его глаза следили за каждым моим движением. Ненасытно. Жадно.

- А! Ты об этом. Я и забыла, что мои мысли у тебя как на ладони. Ты все их видишь.

Мужчина ничего не сказал на мое замечание, но ответил на ранее поставленный вопрос.

- Я с-с-сказал правду. Я дейс-с-ствительно тебя люблю. Ибо нельзя не полюбить того человека, с-с-с которым с-с-сливаешься с-с-сознанием.

- Вот как?! Значит мы с тобой едины? И я смогу чувствовать тебя?

- Нет. Это однос-с-сторонняя с-с-связь.

- Понятно, - я заскользила взглядом по лицу лацерта, переместилась ниже на плечи, руки с темными ногтями, торс. Задержала свое внимание на бедрах мужчины. И тут задалась вопросом, а какие лацерты «там»? Может быть у них  раздвоенный половой орган или  какая-нибудь тонкая трубочка, проникающая вглубь тела самки?

- Нет, -грустно усмехнулся мужчина. - И орган один, и трубочки никакой нет. В целом мы очень похожи на людей, за исключением растительности на теле.

- Да?-удивилась я, - ни за что не поверю пока не увижу воочию.

Шейх даже поперхнулся.

- Надеюсь, ты это не с-с-серьезно с-с-сказала, - его взгляд буквально прожигал насквозь.

- Вот еще. С какой стати я бы тогда спрашивала, если бы не имела познавательного интереса, - посмотрела в глаза мужчине  и сказала. - Разденься. Целиком. Полностью. Я хочу видеть правду ты мне говоришь или обманываешь.

- С-с-скажи, что пошутила, - Шейх заметно напрягся.

- Не дождешься, - призывно улыбнулась мужчине, потянувшись всем телом таким образом, что туника обтянула грудь. - Так я жду? Или как?

- Мне прямо здес-c-cь раздеваться?- чуть хриплым голосом спросил мужчина.

- Почему здесь? Большое видится на расстоянии, - скривила я губы.- Можно вон там, возле кровати. Глаза мужчины чуть сузились, выражая его недовольство моим поведением. Он мгновение помедлил,  а потом единым слитным движением буквально перетек из положения лежа в положение стоя, оказавшись рядом с  ложем.

Я поразилась пластике тела лацерта, залюбовавшись ею.

- Здес-с-сь достаточно?- я поняла о чем он спрашивает. Я кивнула.

Мое горло перехватило, когда мужчина потянул тунику за края вверх. Не быстро, но и не медленно стал появляться на свет обнаженный торс мужчины. Кубики пресса один за одним выстраивались в бесподобную пирамиду. Шикарное тело - только и могла подумать, когда мужчина буквально сорвал с себя материю одним заключительным движением. Я задержала дыхание от увиденного.

- Дос-c-cтаточно? - спросил у меня Шейх, держа в опущенной руке снятую тунику.

- Это я еще увидела в камере, когда тебя пытали, а вот все остальное нет, -мой голос срывался и я ничего не могла с этим поделать. - Дальше.

Мужчина ничего не ответил, лишь молча потянулся к завязке на свободных брюках, распустил ее и штаны, как в замедленной съемке, упали к его ступням. Лацерт так же молча переступил через них, оставшись в одних плавках.

Я жадно следила за каждым движением, ожидая что будет дальше. Тело мужчины было просто идеально и если не смотреть в глаза и не видеть волосы, а так же забыть про цвет кожи, то отличить Шейха от человеческого мужчины просто не возможно.

- Я не человек, С-с-салли. Я лацерт, - произнес мужчина c гордостью, отвечая на мои мысли.

- Дальше, - поторопила я с жадностью, оглядывая всего мужчину целиком.

- А дальше ес-с-сли хочешь то с-с-сама, маленькая ящерка, - с вызовом сообщил мне Шейх.

 Вот же ж ящер. В сердцах произнесла я. Мое воображение рисовало все что угодно, а любопытство толкало  узнать что-же «там», за завесой тайны.

- Подойди ко мне ближе, - я поднялась на колени и подползла к краю кровати.

Внутри меня зарождалось какое-то возбуждение, азарт, желание чего-то необычного, запретного.

Лацерт с высоко поднятой головой сделал пару шагов  и оказался рядом с ложем. В его глазах читался вызов. Судя по всему он ожидал, что я передумаю и отступлю от задуманного. Не на ту напал. Если идти, то идти до конца. Мужчина, прочитав мои мысли, скептически скривился.

Сделать первое движение было боязно, но я превозмогла себя и потянулась, но не к резинке плавок, а к кубиками пресса, проведя по ним кончиками пальцев, самую малость, чтобы ощутить бархатистость тела мужчины. От моих прикосновений мышцы на прессе Шейха сократились, отчего рисунок кубиков проступил еще сильнее.

До моего слуха донесся вздох лацерта. Хм. А не такие мы и невозмутимые, какими хотим казаться. Реакция мужчины придала мне  смелости. Я не раздумывая больше ни секунды скользнула большими пальцами под резинку плавок и потянула вниз. Увиденное под ними меня поразило.

Да-а. Шейх не соврал, все было так же как и у людей, если не считать отсутствие растительности и … цвета. При всей серости кожного покрова мужское достоинство мужчины было изумительного … нежно-розового цвета.

- Красиво, - оценила я с эстетической точки зрения. От моих слов  Шейх смутился. А дальше он смутился еще больше, когда я спросила.- А потрогать можно?

- С-с-салли, наверное, уже дос-с-статочно.

- Жалко? Да?- подняла я глаза.

Мужчина страдальчески скривился. Внутри меня же разгорался внутренний пожар.

- Нет. Раз ты так хочешь...

И я потрогала. Это было нечто невообразимое. В этом месте лацерт был мягок и нежен, как бархатистая шурка персика... и он возбуждался под моими поальцами. От приливающей крови мужской орган Шейха на глазах увеличивался в размерах и принимал рабочее состояние.

- Ес-с-сли ты удовлетворила с-с-свой познавательный интерес-с-с, то предлагаю закончить демонс-с-страцию.

Я же, осмелев, провела по всей длине члена... а потом еще раз и еще раз. Мужчина, не сдержавшись, застонал.

- Дос-с-статочно.

- Тебе неприятно? - подняла горящие глаза на лацерта. В его очах плескалась тьма.- Я делаю тебе больно?

- Нет. Ты ис-с-спытываешь мое терпение. Я  же не железный. И я мужчина.

- А может быть именно этого я и добиваюсь? - ответила на полном серьезе, обхватывая совсем немаленькое древко мужчины, и продолжила свое занятие. Член лацерта трепетал в моих руках, словно дикий зверек внезапно попавший в клетку.

- С-с-салли, одумайся, обратной дороги не будет. Я никуда тебя не отпущу. Ты будешь моей и только моей, - странные слова в устах не человека.

Шейхник  хмыкнул. Неужели считает, что я поверю его словам? Хмык раздался вторично. Я же была увлечена своим занятием. Кажется, заставь меня отстраниться от мужчины и вряд ли просто так получится сделать подобное,  уж больно меня увлекло то занятие, которому я отдавалась полностью. Моя рука скользила по разгоряченному и уже порядком увлажнившемуся на самом кончике мужскому органу лацерта. Он же не предпринимал никаких действий, лишь стоял истуканом, прикрыв глаза, по-моему совершенно безучастный ко всему.

- С-с-салли, если ты с-с-сейчас прекратишь, то я еще с-с-смогу уйти, - каркающе-хрипящий звук вырвался из горла мужчины в ответ на мои мысли, - а если...

- Да сколько можно? - воскликнула я. -Неужели тебя надо еще направить, чтобы нашел дорогу в мое лоно? Неужели тебе не понятно чего я хочу? Неужели у вас все по-другому? Сколько еще намеков я должна дать, чтобы ты понял мои намерения?

Внезапно распахнувшиеся глаза лацерта  зияли беспросветной тьмой. И в ту же секунду я оказалась опрокинутой на спину.

- Иногда лучше не начинать выполнять некоторые намерения, С-с-сали...

Голова мужчины опустилась надо мною.

- А теперь тебя раздену я, - произнес Шейх, ожидая  сопротивления с моей стороны.

Я же, наоборот, обрадовалась решительным действиям лацерта и потянула тунику вначале по себя, а потом, вообще, скинула ее, как змея скидывает свою кожу, и собралась  потянуться к поясу штанов, как услышала:

- Я с-с-сам, - и его руки накрыли узел, через миг он был развязан, а еще через одно мгновение я оказалась в чем мать родила. - Прекрас-с-сна. Прос-с-сто  прекрас-с-сна.

И я на самом деле чувствовала себя такой в глазах возбужденного донельзя мужчины. Моя грудь ходила ходуном, соски от желания, бурлившего во всем теле, напряглись и сжались до размеров горошин.

- Ты тоже...прекрасен, - я смотрела на возвышающегося надо мной мужчину и ждала, что же он предпримет дальше.

А он... он стал на колени и потянул меня за бедра на себя, при этом мои ноги оказались свешены с кровати и широко разведены в стороны.  Я  с нетерпением ждала продолжения. И дождалась... Мужчина наклонился ниже... и приник губами к моему сосредоточению женственности. А дальше... Дальше я почувствовала внутри себя... язык лацерта... достаточно глубоко внутри себя. Мамочка дорогая, что же он им творил? Теперь я поняла в чем превосходят лацерты наших земных мужчин и зачем им нужен такой длинный язык.

Больше сдерживаться я не могла и застонала в голос, потом еще и еще. Мои руки сами собой потянулись к голове мужчины и принялись шарить по ирокезу, ушам, шее.

И когда я уже стояла на пути к наивысшей вершине удовольствия язык лацерта был заменен другой его частью, значительно превосходящей по размерам, но такой же нежной, ласковой и напористой. А дальше произошло то же самое, что происходит между земными мужчиной и женщиной, состоящих в близких отношениях. Танец страсти. Необузданной и всепоглощающей.  Только в разы лучше и прекраснее.

Я стонала, я металась, я кричала от удовольствия, доставляемого Шейхом. А так же я знала, что смогла подарить ему не меньшее удовольствие...

...А потом, когда мы лежали обнявшись обессиленные и удовлетворенные до самого конца, до самого донышка, я с легкой обидой произнесла:

- Ты так меня и не поцеловал...

- С-с-салли, моя маленькая ящерка, я же давал тебе с-с-слово никогда тебя не целовать, - засмеялся мужчина.

- Шейх, ты хозяин своего слова — можешь давать, а можешь забирать назад. Так вот... Я хочу чтобы ты это сделал.

- Для тебя вс-с-се что угодно, моя маленькая ящерка.

Я не стала дожидаться когда он поцелует меня, а сделала это сама...

***

Наш первенец был вылитый я … и имел раздвоенный язык и полностью безволосое тело. А когда он подрос, то толпы его поклонниц надо было разгонять выстрелами бластеров, а иначе это сделать было просто нереально...

Самиздат 

Книги автора 

1950 просмотров | 0 комментариев

Категории: А это интересно..., Проба пера, короткие зарисовки, рассказы


Комментарии

Свои отзывы и комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи!

Войти на сайт или зарегистрироваться, если Вы впервые на сайте.

Наверх